[ Новые сообщения · Правила поведения · Участники · Поиск по темам · RSS лента ]
"Потому что Я Г-сподь, Б-г ваш, освящайтесь и будьте святы, ибо Я свят" (Левит 11:44)
"Ибо все народы пойдут – каждый во имя божества своего, а мы пойдем во имя Г-спода Б-га нашего во веки веков." (Миха 4:5)
Шалом! Данный форум устроен по типу бейт-мидраш. Эта модель призвана помочь тем, кто желает изучать Тору и еврейскую мудрость, а учеников отличает стремление пополнить свои знания и найти им достойное применение. Люди данной категории не озабочены собственной репутацией или мнением большинства; их цель – сблизиться со Всевышним путем исполнения Его заповедей. Посещение «Бейт-Мидраш» не должно рассматриваться как место, где один человек обнажает духовную несостоятельность другого и претендует на исключительность собственного мнения. Суть общения и обучения – укрепление в праведности, исправление своего характера и, тем самым, участие в исправлении всего Мира (тикун олям).

У нас приветствуются ноахиты (бней-Ноах); геры (прозелиты), принявшие официальный или неофициальный гиюр, или находящиеся на пути к этому; выходцы из христианства или иных религий и культов; караимы; иудействующие, а также все Б-гобоязненные, неравнодушные к Б-гу Авраама, Исаака и Иакова, к Торе и Иудейскому образу жизни. Добро пожаловать!
Книга Мириам Исраэли Страна Аслана. Еврейский секрет Нарнии. "Хроники Нарнии" сквозь призму иудейского мировоззрения


Страница 1 из 11
Бейт-мидраш / Дом учения » ЕВРЕЙСКИЙ ОБРАЗ ЖИЗНИ » Здоровье - Бриют у-Тмимут » Еврейская медицина в древности и в наши дни. (отношение иудаизма к медицине, болезням, врачам)
Еврейская медицина в древности и в наши дни.
ГалилеянкаОтправлено в: Четверг, 25 Августа 2011, 14:15 | Сообщение № 1

Администратор
Сообщений: 5418
C нами с 01 Июня 2006
Откуда: Израиль
Статус: Присутствует
Ольга Ефимова

Ни в библейской, ни в талмудической литературе нет специальных трактатов, посвященных медицине, подобных тем, что дошли до нас от древних египтян или древних греков (сборники Гиппократа). Как ТаНаХ ("Ветхий Завет"), так и Талмуд касаются медицины в плане отношения к ритуальному законодательству. Например, 13 глава книги Ваикра (Левит) вся посвящена описанию целого ряда кожных болезней, причем излагается дифференциальная диагностика между болезнями, которые считаются ритуально нечистыми и поэтому требующими изоляции. Конечно, смысл этой изоляции был прежде всего ритуально-религиозный, но возможно, что она имела и медицинское значение (предотвращение заражения). Сюда же относятся описываемые в 15 главе болезни половой сферы. В 21 главе перечисляется ряд недугов и телесных пороков, делающих подверженных им священников "неполноздоровыми" и потому негодными к храмовой службе. Обрезание, которое рассматривается в Торе исключительно с ритуальной точки зрения, можно считать одной из ранних хирургических операций. В талмудической литературе встречаются описания различных особенностей лечения (например, опасного больного в Шабат), а также целая система патологической анатомии - науки, совершенно незнакомой древним грекам. В агадической (повествовательной) части Вавилонского Талмуда приводится много различных названий болезней и их лечение. В этиологии болезней библейская и талмудическая медицина выдвинула два принципа: наследственность (например, при гемофилии) и заразность, причем известна была также и роль насекомых при распространении болезней. Остается невыясненным вопрос, существовала ли у древних евреев специальная медицинская литература. (До нас она не дошла, но следует отметить, что от древних времен вообще никаких других еврейских книг, кроме Еврейской Библии (ТаНаХа), до нас не дошло). Из рассказа в Талмуде (Вавилонский Талмуд, Брахот 10б; Псахим 56а), воздающего хвалу царю Хизкии за сокрытие медицинской книги, чтобы люди не полагались на данные этой книги, а молились Богу об исцелении болезней, - можно заключить, что какие-то "целебники" существовали у евреев, и врачи, присутствие которых обязательно для городов (Вавилонский Талмуд, Санhедрин 17б), руководствовались ими.

Медицинские воззрения древних евреев основывались на обширных знаниях анатомии, чему есть немало подтверждений в Еврейской Библии. Там отмечается понимание сложности строения человеческого тела и анатомической связи между мышцами (шририм) или плотью (басар) и костями (ацамот) (Берешит/Бытие 29:14, II Самуила 19:13), знаний о внутренних органах - зеве или глотке (лоа), горле или гортани (гарон), сердце (лев), печени (кавед), матке (рехем), желудке (кева), кишечнике (ме'аим), почках (клайот). В Библейском тексте известно значение крови (дам) и кровообращения как необходимого условия жизни (Ваикра/Левит 17:11), роль дыхания (нешима), полное прекращение которого ведет к смерти (Берешит/Бытие 7:22), нормальное и нарушенное функционирование сердца, связь между работой сердца и почек.

Из многочисленных упоминаемых в Библейском тексте аномалий и болезней более или менее однозначной идентификации поддаются боли в области сердца (Иеремия 29:3), желудочное заболевание, поразившее иудейского царя Иорама, кожные заболевания. Названия ряда болезней, используемые в Библейском иврите, сохранились и в современном иврите: шахефет - туберкулез, девер - чума (впрочем, нам не вполне однозначно ясно, какую болезнь в древности обозначали эти термины), макка - рана, хаббура - гематома, мазор - гнойная рана или абсцесс. Важное значение чистоты для сохранения здоровья было известно евреям. Главный источник чистоты - это вода. И этому вопросу уделено достаточно места в талмудической литературе.

Из Библейского текста следует, что в роли целителей нередко выступали пророки. Однако священники у евреев, в отличие от многих других народов, обычно врачеванием не занимались. Официальное признание медицины в те времена нашло свое отражение в том, что в Иерусалимском Храме была особая должность храмового врача, обязанностью которого было лечить священников, так как они часто болели простудными заболеваниями из-за хождения босыми ногами по мраморному полу Храма. Сохранилось имя одного из врачей - Бен-Ахия. Изучение медицины было вначале чисто практическим - врачи, посещая больных, брали с собой учеников, которыми обыкновенно были их дети. С возникновением академической учености (особенно в первые два века н.э.) медицина постепенно становится научной дисциплиной, изучавшейся в академии в городе Явне.

Медицина в средние века

В Европе уже с IV века церковь, а часто и светские власти, запрещали врачам-евреям лечить христиан, а последним - пользоваться их услугами. Почти непрерывными были инспирируемые врачами-христианами обвинения врачей-евреев в злонамеренности, нередко вызывавшие кровавые погромы. Несмотря на это, врачи-евреи внесли немалый вклад в развитие медицинской науки. Еще к домусульманскому периоду (VI век н.э.) относится первое из известных медицинских сочинений на иврите - "Сефер Асаф hа-Рофе" ("Книга Асафа-врача"), суммировавшее достижения греческой, вавилонской, египетской, персидской и индийской медицины. Видную роль в медицине в странах ислама играли Ицхак бен Амрам из Кайруана (Тунис, VII-VIII вв.), чьи медицинские сочинения широко использовались арабскими врачами; Ицхак бен Шломо Исраэли из Кайруана - глава целой медицинской школы, философ и писатель (труды о лихорадке, лекарственных средствах и лечебном питании). Значительный вклад в расцвет арабской культуры и науки, в том числе медицины в Испании и Португалии, внесли Иегуда hа-Леви, Авраам ибн-Эзра, Авраам ибн-Дауд, Маймонид (Моше бен Маймон, Рамбам). Многие придворные врачи мусульманских и христианских монархов (в том числе римских пап Юлия II, Юлия III, Павла III, Климента III, Иннокентия III и др.) были евреями.

Евреи-врачи строго соблюдали моральные принципы медицины. Авторами большинства дошедших до нас средневековых руководств по деонтологии были евреи. Уже Асаф hа-Рофе являлся автором врачебной клятвы, которая основывалась на гиппократовской. А. Закуто в трактате "Введение в медицинскую практику" (1642) изложил 80 правил поведения врача. Особо строгие нормы поведения врачу приписывает Йосеф Каро - составитель кодекса "Шулхан Арух" ("Накрытый стол", XVII в. Этот кодекс является основой всего практического еврейского закона вплоть до наших дней), где в главах о медицине центральное место отводится врачебному долгу спасения человеческой жизни, и от врача требуется готовность по первому зову больного прийти на помощь. Много внимания вопросам медицины уделял Маймонид - философ, ученый и врач. Вклад евреев в медицину средневековья признавался прославленным христианским философом Р. Беконом и другими, утверждавшими, что знание иврита необходимо для овладения врачебной профессией.

Благодаря начавшемуся в конце XVIII - начале XIX вв. процессу эмансипации у евреев появились возможности получать образование и заниматься исследовательской деятельностью в тех же медицинских заведениях, что и христиане, и поэтому в дальнейшем еврейскую медицину невозможно выделить в отдельную область.

Забота о собственном здоровье. Профилактическая медицина

Во все времена и у всех народов одним из приоритетных направлений в медицине являлось профилактическое. "Болезнь легче предупредить, чем лечить".

Галаха тоже уделяет большое внимание профилактике заболеваний. Ее главная идея - не стоит относиться к возникновению болезней, как к чему-то неизбежному, а надо предпринимать все возможное, чтобы их не было. Цель и венец сотворения мира - человек. "Один человек равноценен всему сотворенному миру" и "Каждый, спасающий одну душу, как бы спасает весь мир" (Вавилонский Талмуд).

В Еврейской Библии господствует представление о единстве всего сущего, и человек не делится на два раздельных элемента - тело/плоть и душу/дух. Человек в целом - это "живая душа", живой человек. Сотворение человека - единый акт. В связи с этим в еврейской традиции забота о собственном здоровье, а не только о душе, считается одним из главных галахических принципов, основанных на законах Торы. Каждый человек должен заботиться о своем здоровье, о своем организме, беречь его, ибо слова Торы "Берегите же очень души ваши" (Дварим/Второзаконие 4:15) понимаются в Талмуде и комментариях еврейских мудрецов, как галахическое правило ("Шмират hа-Гуф"), гласящее, что каждый из нас должен поддерживать свое здоровье, "душу", используя самые современные медицинские достижения. Никому не дано права наносить себе увечья, губить себя, принимать разрушительные наркотики или совершать самоубийство. "Особенно же кровь вашу, за души ваши взыщу: со всякого животного взыщу и со всякого человека, с одного за другого взыщу душу человека" (Берешит/Бытие 9:5). "Сыны вы Господу, Богу вашему: не делайте на себе надрезов и плеши не делайте; ибо ты народ святой для Господа Бога твоего и тебя избрал Господь быть ему особым народом из всех народов, которые на земле" (Дварим/Второзаконие 14:1-2). "И царапин по умершим не делайте на теле вашем, и наколотой надписи не делайте на себе" (Ваикра/Левит 19:28). Эти последние запреты имеют прежде всего цель отдалить евреев от обычаев, распространенных у идолопоклонников, но забота о сохранении здоровья, возможно, также проявляется в них. Мы не имеем права подвергать себя опасности безрассудно. Не нужно рисковать напрасно в надежде, что нас спасет чудо. Провидение не защитит нас и не спасет, если мы ведем себя беспечно. Это указание распространяется и на заботу родителей о физическом здоровье и благополучии детей. "Человек должен почитать свою жену и сыновей, обеспечивая их одеждой и едой больше себя, ибо они зависят от него, а он зависит от Всевышнего, сотворившего Вселенную", - говорится в Талмуде. Для сохранения здоровья, согласно Галахе, человек обязан стремиться к правильному питанию, устранять вредные элементы из своего внешнего окружения, избавляться по возможности от психосоциального стресса и получать всестороннюю медицинскую помощь в случае заболевания. Когда речь идет о детях, ответственность за их здоровье и развитие несут родители.

Одним из величайших представителей средневековой медицины является ученый, философ и талмудист Рамбам (Маймонид, XII век), который, кроме многих написанных им специальных книг по медицине, уделил в своих философских и законодательных трудах большое внимание медицине профилактической. В числе прочих мер Маймонид уделял внимание гимнастике как лечебному и профилактическому фактору. Он считал, что физические упражнения следует проводить регулярно, но умеренно: они не должны вызывать одышку или переутомление. Врач должен определить степень допустимой физической нагрузки с учетом состояния здоровья человека. "До тех пор, пока человек достаточно двигается, не ест чрезмерно и заботится о нормальном режиме пищеварения, никакая болезнь его не постигнет. Сидящий же без дела и не выполняющий никаких физических упражнений всю жизнь будет страдать от различных недугов, силы его будут чахнуть, даже если он следит за здоровым питанием". Маймонид придавал первейшее значение правильному питанию - для сохранения здоровья, и диете - при лечении больных. Этика и диететика у него взаимосвязаны. Маймонид был противником обильного питания. "Чрезмерная еда, - считал он, - это смертельный яд для организма. Большинство болезней, которые постигают человека, происходят от неправильного питания, и в первую очередь - от чрезмерной еды. Незрелые фрукты опасны и действуют они на организм, как кинжал. Определенные пищевые продукты исключительно вредны; к ним относятся испорченная рыба, испорченное мясо или сыр, грибы… а также свежее вино из-под пресса. Фиги, виноград и миндаль всегда полезны, - как в свежем, так и в засушенном виде. В летний период человек должен есть на треть меньше, чем зимой. … Есть следует лишь тогда, когда чувствуешь голод, и не пить, когда не испытываешь жажды. … Нельзя набивать желудок, и следует покинуть трапезный стол еще до того, как приходит чувство полной сытости и успокоения аппетита. Нельзя садиться за трапезный стол без предварительных активных телодвижений. Регулярное переутомление после еды может привести к тяжелому заболеванию". Маймонид советовал здоровым людям (взрослым и пожилым) принимать за едой несколько глотков разбавленного в воде вина; он находил в этом пользу для пищеварения, а при укусах ядовитых животных и насекомых - даже в больших количествах. Но он предупреждает также об опасности употребления напитков в количествах, вызывающих опьянение, ибо "ими увлекаются противники Бога и они вредны для здоровья; кто напивается допьяну - грешник, потерявший разум до непристойности".

Маймонид первым из крупных ученых оценил значение санитарного положения в городах. "Дома должны быть высокими и просторными, хорошо освещенными солнцем и продуваемыми северными ветрами, ибо солнце уничтожает плесень и гниль, витающие в воздухе. Уборные следует максимально удалять от мест проживания. И надо улучшать воздух и осушать его благовониями, воскурением и различными ароматами - всем, что может его освежить".

Эти же принципы отражены в широко распространенном бытовом своде правил ортодоксальной нормы еврейской национальной жизни "Кицур Шулхан Арух". Вот несколько выдержек из него.

1. Забота о здоровье своего тела входит в общую задачу служения Богу. Поэтому еврей обязан избегать всего, что может повредить его здоровью, и прилагать все усилия к тому, чтобы поддерживать и укреплять свое здоровье. Это имеет в виду Тора, говоря: "Берегите же очень души ваши" (Дварим/Второзаконие 4:15).
2. Чрезвычайно важное значение для сохранения здоровья имеет правильное пищеварение. Прежде всего, не следует есть слишком много: это мешает желудку работать правильно, подобно тому, как большое количество дров мешает огню разгореться. Множество болезней постигают человека только потому, что он или ест то, что ему вредно, или ест слишком много. Известно высказывание одного ученого о том, что если человек съест немного плохой пищи, это не так повредит ему, как большое количество пищи хорошей. В зависимости от возраста, времени года, погоды следует разнообразить свою пищу. В молодости человек должен есть больше, чем в старости; пища, потребляемая пожилым человеком, должна быть более легкой; летом, в жару, надо есть примерно на треть меньше, чем зимой.
3. Многое из того, что сказано в повествовательной части Торы, может и должно служить нам указанием. Так, слова: "В поте лица своего ешь хлеб" (Берешит/Бытие 3:19) обращают наше внимание на то, что полезно для здоровья заниматься физической работой.
4. Полезно питаться, учитывая особенности своего темперамента: следует выбирать пищу по контрасту. Например, человек эмоциональный и вспыльчивый не должен увлекаться острой пищей и алкоголем - ему полезней кислая пища и прохладительные напитки. И наоборот - человек флегматичный должен есть такую пищу, которая пробуждает человеческое тепло.
5. Есть нужно тогда, когда чувствуешь настоящий голод. От этого надо отличать случаи, когда при виде вкусной еды или даже при мысли о ней появляется аппетит - это не что иное, как просто вожделение к еде.
6. Очень вредно есть рыбу вместе с мясом и даже с мясным соусом. Нельзя готовить рыбу и мясо в одной духовке, если одна из этих кастрюль открыта. Между рыбой и мясом надо съесть кусочек хлеба и запить его. Есть также обычай не есть рыбу и молочную пищу вместе (однако к сливочному маслу он не относится).
7. Считается крайне нежелательным, чтобы на пищу попала даже капля человеческого пота, так как предполагается, что он чрезвычайно вреден (исключение составляет лишь пот лица). По этой причине нельзя прятать пищу под нижней одеждой. Нельзя брать в рот деньги, так как на них может быть пот от рук, даже своих. Кроме того, они проходят через руки множества людей, среди которых могут быть и больные.
8. Считалось также, что если у человека запах какой-либо пищи вызывает слюну, ее нужно сразу же выплюнуть, ни в коем случае не глотать, так как это может нанести вред здоровью.
9. Не рекомендовалось пить воду и другие напитки из сосуда, который стоял открытым без присмотра даже короткое время.
10. Запрещено есть пищу, которая вызывает отвращение или даже хорошую пищу из посуды, которая человеку неприятна. Этот запрет следует из призыва "Не оскверняйте душ ваших" (Ваикра/Левит 11:43). Нельзя есть грязными руками - это подпадает под тот же запрет.
11. Запрещено говорить о еврее что-либо, что содержит даже намек на возможность несчастья. Например, о человеке, судьба которого неизвестна, нельзя сказать: "Если бы такой-то был жив, он пришел бы или хотя бы прислал весточку о себе". Галаха запрещает запугивать ребенка, - например, сказать ему: "Смотри, кошка (или собака) тебя заберет!" Наш долг следить за своим языком. Очень многие слова могут оказать такое воздействие, которое не предвидишь.

Еврейская культура предписывает уважительное отношение к собственному телу. Человеческое тело - самая чудесная и сложная система во Вселенной. Оно предназначено Богом для высшей цели. Поэтому мы должны ценить и уважать свое тело. Подобающий уход за телом, забота о его чистоте, об одежде - это мицва (религиозная заповедь). В то же время иудаизм предостерегает от другой крайности - преувеличенного внимания к своему телу, когда его из орудия, предназначенного для исполнения Божественных планов, превращают в языческого идола, служащего удовлетворению наших низменных потребностей. Как и во многих других бытовых вопросах, иудаизм следует здесь принципу "средней линии". Как иллюстрация такого подхода в еврейской традиции приводится притча "Исполнение мицвы".

Однажды ученики Гилеля Старшего спросили его, куда он направляется. "Я иду исполнить мицву", - ответил он. В ходе дальнейших расспросов выяснилось, что Гилель шел в баню. "И это - мицва?" - удивились ученики. "Подумайте только, - сказал он, - римляне назначают специального человека, единственной обязанностью которого является мыть статуи их великих людей, установленные в залах бань и театров. За это им хорошо платят, с ними поддерживают знакомство выдающиеся люди империи. Так неужели тело, дарованное нам Богом, для нас менее важно?"

Молитва как путь к духовному и физическому здоровью

Однако, если никакие профилактические меры не смогли защитить человека от заболевания, то "Кицур Шулхан Арух" советует осмыслить свои поступки и обратиться к молитве.

Молитва предполагает непосредственное обращение к Богу за помощью. При этом искренность чувств и мыслей, которые возникают из ощущений кризиса ввиду болезни, придают молитве особую силу. Мидраш говорит: "Молитва больного о самом себе ценится больше, чем просьбы других о нем". Мидраш добавляет, что когда человек заболевает, ему как бы говорят с небес: "Хочешь выздороветь? Предъяви свои заслуги". Но если сравнить число заслуг и проступков человека, то итог, может быть, будет явно не в его пользу, а поэтому при недомогании человек, прежде всего, обязан проанализировать свои ошибки и преступления и совершить тшуву (раскаянье). Раскаянье и добрые дела - лучшие адвокаты, которые могут защитить человека в самых тяжелых ситуациях. Традиция утверждает, что даже если 999 ангелов обвиняют человека перед Небесным Судом, а 1 защищает, этого уже может быть достаточно для его оправдания.

Мудрецы говорят, что человек должен постоянно молиться, чтобы не заболеть. "Шмоне эсре" ("18 благословений") - основная еврейская молитва, которую читают 3 раза в день, содержит "молитву за исцеление" как самого читающего, так и всех других нуждающихся в этом сынов народа Израиля. "Исцели нас, Господь, и мы будем исцелены; спаси нас, и мы будем спасены, ибо Ты - слава наша. И пошли нам полное исцеление от всех недугов, ведь Ты, Бог, Царь, - Целитель надежный и милосердный. Благословен Ты, Господь, исцеляющий больных народа Своего, Израиля".

Начало благословения - "Исцели нас…" - есть парафраз стиха из книги пророка Иеремии (17:14). В тексте молитвы единственное число из Иеремии: ("Исцели меня…") заменено на множественное ("Исцели нас…"), потому что все благословения молитвы "Шмоне эсре" посвящены нуждам всего народа Израиля. "Каждому поколению посылает Всевышний хороших врачей, но те не смогут вылечить человека, если Творец Сам не исцелит нас" (Сидур "Аводат Лев" - Молитвенник "Служение сердца"). Считается важным, чтобы тот, у кого в доме кто-то заболел, прочел специальную просьбу о его выздоровлении в своей молитве "Шмоне эсре" (добавив её в упомянутое выше благословение) и попросил прочитать во время общественной молитвы особую молитву - "Ми ше-берах". Так как эти действия усиливают озабоченность одних евреев о судьбе других, они ведут к исправлению мира, и через это - к выздоровлению больного.

Цдака (пожертвования) - это еще одно средство оправдать человека перед Небесным Судом.

Наконец, когда человек опасно болен, добавляется еще один метод: изменяют имя больного (или, по принятому уже в наше время обычаю, имя не заменяют, а "дополняют": мужчине к его прежнему имени прибавляют имя "Хаим", а женщине - "Хая" (значение обоих - "жизнь"). Обычно новое имя ставят первым.

Тем не менее, не надо рассчитывать, что помощь Бога придет именно сверхъестественным путем. В большинстве случаев религиозная традиция прямо связывает здоровье с деятельностью врача.

Врач и его отношения с больным

В отличие от некоторых других религиозных систем, которые пытаются быть "сверхрелигиозными" и отвергают медицину, иудаизм, напротив, считает обращение за медицинской помощью этически и религиозно необходимым. В Торе (Шмот/Исход 21:19) сказано, что человек, нанесший другому телесные повреждения, обязан оплатить расходы на его лечение. "Если ссорятся люди, и один человек ударит другого камнем или кулаком и тот не умрет, а сляжет в постель… то ударивший … пусть [оплатит] полностью лечение его". Из этих слов делается вывод, что Тора предписывает больному обращаться к врачу, а не лечиться самому. Больной, который отказался от помощи врача, совершает сразу два дурных поступка. Во-первых, вместо того, чтобы предпринять усилия самому и избежать опасности, он бездействует и ожидает помощи Свыше, а это приводит к прямо противоположному результату. Во-вторых, будучи уверен, что в награду за праведность Бог излечит его от болезней, человек на самом деле демонстрирует, насколько он одержим гордыней и высокомерием. Таким образом, вместо того, чтобы избавиться от одной беды, он навлекает на себя еще более страшную. Поэтому больной должен обратиться к врачу, осознавая, что это лишь форма, в которой выражается помощь Свыше, ибо истинный врач - это Бог, как Он Сам говорит в Торе: "Ибо Я - Бог, твой Целитель" (Шмот/Исход 15:26).

Маймонид подчеркивал, что прибегнуть к помощи врача во время болезни является священным долгом больного. В комментариях к "Песахим" (трактат Вавилонского Талмуда) он писал: "тот глупый человек, который гнушается помощью врача и уповает лишь на помощь Бога, походит на человека, объявившего голодовку, который, отказывая себе в пище, все еще надеется, что Бог защитит его и вылечит от заболевания, называемого голоданием". Маймонид, будучи выдающимся представителем рационалистической религиозной традиции средневековья, также отвергал лечебное действие амулетов и заклинаний, считая их находящимися на грани идолопоклонства, и он допускал их использование только из человеколюбия в тех исключительных случаях, когда они могут успокоить безнадежно больных и их родственников. Всему этому он предпочитал ясные, проверенные на опыте врачебные назначения. Традиция считает, что больной обязан обратиться к тому врачу, которому доверяет и которого считает лучшим, так как доверие к врачу является одним из факторов успешного лечения. Человеку, частично сведущему в медицине, Галаха запрещает лечить других, если рядом есть кто-либо, кто обладает большими знаниями. Того, кто берется за лечение, не имея достаточных познаний, когда рядом есть настоящий врач, мудрецы также уподобляют проливающему невинную кровь. Если болезнь женщины требует врачебного вмешательства, а лучший врач-специалист в этой области - мужчина, то его приглашают к больной, и он имеет право и обязан делать все необходимое для ее излечения, не считаясь с запретом скромности, с запретами для посторонних мужчин видеть те части тела женщины, которые обычно скрыты под одеждой, и прикасаться к ним.

Каким же должен быть врач?

По мнению Маймонида, главным побудительным мотивом врачебной деятельности является не заработок, а осуществление тесной связи между медициной и этикой. "Врачебное дело воспитывает в человеке скромность, богобоязненность и любовь к здоровью. Любовь к вере соседствует с любовью к здоровью" ("Комментарии к Мишне", трактат "Песахим"). Маймонид видел в занятиях медициной высокое, благородное искусство и одновременно религиозную обязанность. "Врачебная деятельность дает выход к совершенству, к нравственности, к познанию Бога, к достижению истинного счастья - можно сказать, что это труд во имя Творца" ("Восемь глав из Комментариев к Мишне").

По давней традиции, долг врача перед людьми превосходит границы его непосредственных обязанностей на работе. По своим моральным убеждениям врач должен быть совершенным человеком. Даже в современном обществе, ставящем все под сомнение, врач продолжает оставаться лицом, пользующимся наибольшим доверием. Он - поверенный глубочайших секретов, и от него ожидают соблюдения тайны. Больной советуется с ним по самым деликатным проблемам, требующим морального выбора; подчас к нему обращаются как к судье в отношениях между членами семьи, друзьями, между человеком и Творцом. В последнем случае врач берет на себя огромную ответственность, ибо в его власти укрепить или ослабить моральную силу пациента. Однако врач должен признать, что, хотя ему открыты человеческие трагедии и страсти в большей степени, чем многим его современникам, хотя чуткость его, возможно, развилась и обострилась - многие морально-этические вопросы, поставленные перед ним, находятся вне его компетенции. И он, так же как ищет совета у более опытного медика, должен искать (если не знает точно ответа) консультации у специалиста по вопросам Галахи, прежде чем высказать какое-то суждение, которое может оказать глубокое воздействие на личные или общественные этические представления.

Врач должен быть высокообразованным человеком и постоянно заботиться о своем образовании, причем это касается не только медицины, но и других наук. "Постоянное чтение медицинских книг крайне необходимо, ибо ты должен знать, какие затруднения испытывает каждый, кто сохранил в душе страх Божий и любовь к истине и кто не собирается утверждать ничего, если тому нет должных доказательств" (Маймонид, "Письмо к И. Акнину"). Врач должен не только изучать книги, но постоянно анализировать и свой собственный опыт. "Нет другого искусства, которое в такой же степени, как врачебное, было бы основано на знании жидкостей и тканей (организма); следует хорошо изучить привычки, улучшающие их качество и меняющие их функции. Ибо практика в этом искусстве должна быть результатом тщательного исследования и наблюдения. Больному следует объяснять, что при каждом заболевании надо повторять исследование, а не утверждать, что это новое заболевание похоже на ранее перенесенную болезнь" ("Трактат об астме"). Большое внимание уделял Рамбам анамнезу (сбору сведений о периоде, предшествующем заболеванию). Именно тщательный расспрос и выяснение условий и обстоятельств возникновения и развития болезни помогают удачно лечить больных. Эти установки не теряют актуальности и сегодня, когда врач располагает самыми обстоятельными лабораторными данными.

Врач всегда обязан оказать помощь, даже при наличии опасности для него самого. Особая обязанность врача - профилактическое направление в медицине, он должен уделять много внимания и здоровым людям. "Медицина - наука, крайне необходимая для человека в любое время, в любом месте и не только тогда, когда он болен, но и даже тогда, когда он здоров" ("Трактат об астме"). "Врачебная работа включает наблюдение за тремя группами больных. Первая группа - здоровые; это наиболее важная часть работы врача - научить здоровых людей сохранять здоровье. Вторая группа - это больные люди, здесь цель врача - возвращение утраченного здоровья. Третья группа - ослабленные и пожилые люди, выздоравливающие - по отношению к ним задача врача состоит в организации ухода и создании благоприятных условий для достойной жизни." "Лишь глупцы думают, что врач необходим только во время болезни и никогда больше. Прежде чем переселиться на новое место, - советует Маймонид, - следует узнать три вещи: есть ли там врач, есть ли там учитель и есть ли там баня".

Еще одно душевное качество, наряду со скромностью и смирением, необходимое врачу, - это смелость. Смелость в принятии решений, например, в таких случаях, когда врач убежден, что для сохранения здоровья и жизни человека необходимо нарушить обычно соблюдаемые религиозные предписания (иудаизм, в принципе, считает это правильным); смелость в общении с высокопоставленными пациентами; смелость в отстаивании своего мнения перед более именитыми коллегами и т.д. Маймонид возражал против занятия медициной для получения высоких доходов, однако он считал, что человек может заниматься врачебной практикой и изучать медицину ради того, чтобы прокормить свою семью.

Врачебная этика всегда была в центре внимания еврейской культуры. Подтверждение этому можно найти во многих местах Талмуда, а также в других документах того времени. Так, например, в конце книги по медицине, написанной от имени Асафа, врача (эта книга обычно датируется ранним средневековьем), приведена клятва, которую давали студенты, получая диплом врача (перевел на англ. д-р Сиссман Мунтнер, Иерусалим).

"И вот клятва, которой Асаф, сын Берахъягу, и Иоханан, сын Забды, научили своих учеников. И они заклинали их такими словами:

"Будьте осторожны, дабы не убить ни одного человека соком корений;
и не давайте зелья женщине, зачавшей в прелюбодеянии и желающей скинуть;
и не вожделейте к красивым женщинам, дабы не прелюбодействовать с ними;
и не открывайте тайн, доверенных вам;
и не принимайте даров за то, чтобы убить или причинить вред;
и не ожесточайте сердца против бедного и немощного, но врачуйте его;
и не зовите добро злом, а зло добром;
и не уподобляйтесь колдунам, сеющим чары, дабы одурманить и обворожить, разлучить мужчину с женщиной его сердца и женщину с мужчиной ее юности;
и не ищите богатства или приношений, поощряя торговлю развратом.
И не поклоняйтесь никаким идолам, дабы с их помощью исцелять людей, а также не верьте способности идолопоклонников врачевать страждущих. Ибо все идолы - лишь истуканы и ни к чему не пригодны; собственные бездушные тела свои они не могут спасти - как же они спасут тело живого?

Напротив, веруйте в Господа вашего, Бога, Бога истины, живого Бога, ибо Он творит мертвое и живое, разит и исцеляет. Он учит человека понимать и делать доброе".

И ученики ответили им и сказали:

"Все, чему вы научили нас и что завещали нам, мы сделаем, ибо это заповедь Торы и нам следует исполнять ее от всего сердца и от всей души и всеми силами. Исполнять и покоряться и не отклоняться ни вправо, ни влево."

И они благословили своих учеников. И снова наставляли их, говоря:

"Не склоняйтесь к алчности, не помогайте злодеям проливать невинную кровь. Также не смешивайте ядов для женщины или мужчины с целью умертвить ее или ее друга и не рассказывайте людям, какие коренья ядовиты, и не давайте их в руки ни одному человеку, и не слушайте уговоров на злое дело. Никакое лечение ваше не должно причинять кровотечения. Будьте осторожны, чтобы не занести болезнь человеку, и не вредите больному, спеша резать или прижигать живую плоть и кровь железом, но сначала осмотрите дважды или трижды и только после этого дайте совет. Не позволяйте духу высокомерия наполнить ваш взгляд и сердце гордостью. Не изливайте мести или ненависти на больного и не изменяйте своих предписаний даже для тех, кто ненавидит Господа нашего Бога, но соблюдайте Его законы и заповеди и ходите лишь теми путями, которые Он одобрит. Будьте чистыми и верными и честными."

Вопросы еврейской этики продолжали оставаться важными для профессиональных врачей и в более позднее время. Таков, например, нижеследующий текст, который называется "Ежедневная молитва врача перед началом работы", и несомненно соответствует этике Маймонида. Он полон благородства, скромности и доброты.

"- Я готовлюсь приступить к своей ежедневной работе врача. Приди мне на помощь, Господь мой, дабы мой труд был успешен!

- Всели мне в сердце любовь к науке и Твоим творениям!
- Отврати от меня стремление к барышу и к славе, ибо оно противоречит любви к истине и к Твоим творениям!
- Укрепляй, усиливай меня телесно и душевно, дабы я везде и всегда был готов помочь бедному и богатому, доброму и злому, другу и неприятелю - с тем, чтобы я узрел в больном человека!
- Всели в сердца моих больных веру в меня и в мои знания, чтобы они внимали моим советам и выполняли мои предписания!
- Удаляй от ложа страждущих всякого лжеврача и всех родственников, дающих советы вопреки предписаниям врача!
- Всели в меня готовность внимать советам настоящих ученых из числа моих коллег, охотно принимать их советы и понимать их, ибо простор науки велик и безбрежен!
- Дай мне сил, прошу Тебя, укрепи мое сердце, дабы я мог противиться глупцам, лжеученым, которые могут научить меня дурному!"


Обращение к Вселенской Церкви: "отпусти народ Мой!"
Гибнет народ от недостатка ведения...
 
ГалилеянкаОтправлено в: Четверг, 25 Августа 2011, 14:15 | Сообщение № 2

Администратор
Сообщений: 5418
C нами с 01 Июня 2006
Откуда: Израиль
Статус: Присутствует
Консилиум

Возможна ситуация, когда один врач уже взялся за лечение больного, а другой видит, что мог бы лечить этого больного успешней. В таком случае Галаха говорит, что если этот второй врач не вмешивается, то он уподобляет себя проливающему невинную кровь. Потому что "не от каждого может получить человек исцеление", и, может быть, именно этот второй врач и есть тот человек, кого Бог избрал для оказания помощи данному больному.

Маймонид призывал врачей не стесняться советоваться друг с другом для того, чтобы правильно установить диагноз и назначить лечение. Большое значение он придавал консилиумам. "Я наблюдал такое явление, обычное в Египте, - пишет Маймонид, - как в среде великих людей, так и в народе, когда один больной лечится у нескольких врачей одновременно. При этом ни один из врачей вначале не догадывается о других, да и больной, конечно, в этом не признается. Больной часто выберет из назначенного врачами лечения только то, что, по его разумению, ему полезно, тем самым внося недоразумения и путаницу и вводя врача в заблуждение. Сам же он считает, что таким путем оберегает себя от врачебных ошибок. При этом, во-первых, сам больной находится в смятении, не решив точно, за каким же врачом правда. Во-вторых, врач, увидевший неожиданный эффект от назначенных рекомендаций, приходит в замешательство. В-третьих, врачи начинают оскорблять друг друга, обвиняя в ошибках другого. В-четвертых, у врача вырабатывается какая-то лень, когда он узнает об этом, и безответственность, ибо он не дает себе труда тщательно продумать лечение - мол, если он ошибется, то назовут не только его имя; если же исход болезни будет счастливым, назовут и его имя. Но если бы все лечащие врачи собрались вместе, как это делают в трудных ситуациях короли со своими советниками, и всерьез обменялись бы мнениями о состоянии больного и о том, какие именно из предложенных способов лечения следует избрать, - то вот это было бы разумно. Ведь ни один врач не в состоянии запомнить все то, что он изучал..., но если соберутся несколько специалистов и каждый вспомнит что-нибудь, то это поможет прийти к общему мнению и так будет достигнуто всеми желаемое и спасительное для больного согласие" ("Трактат об астме"). Однако у постели больного и в присутствии его родственников шумные консилиумы устраивать не следует.

Стоит с большим уважением относиться к мнению врачей прошлого, однако не останавливаться перед критикой авторитетов, если твердо считать, что они уклонились от пути истины. К коллегам необходимо относиться доброжелательно и с уважением и в споре не раздражаться, сохранять спокойствие. "Слова мудрецов хорошо слышны в тишине" (Вавилонский Талмуд).

Лечение

Галаха придает важное значение правильному и своевременно назначенному лечению. Однако при этом следует соблюдать баланс между необходимостью лечения и важностью соблюдения заповедей кашрута. В тех случаях, когда болезнь не опасна для жизни еврея, ему не разрешается принимать лекарство, изготовленное из компонентов, запрещенных Торой - даже если из-за этого этот больной некоторое время останется без всякого лекарства (пока для него не достанут соответствующее, но приготовленное из разрешенных Торой компонентов). Если же по настоянию врача больной в такой ситуации должен принимать именно такое лекарство, которое приготовлено из компонентов, запрещенных Торой, то важное значение приобретает способ его приема, который должен быть осуществлен совершенно "необычным" способом или же в такой смеси, которая была бы настолько "невкусной", что полностью бы исключала получение удовольствия от него, иными словами, чтобы это как можно меньше было едой. Некоторые авторитеты Галахи разрешают использовать в качестве лекарств все компоненты, включая запрещенные Торой, но в тех случаях, когда лекарство наружного применения, и могут рекомендовать это лекарство даже больному, болезнь которого не угрожает его жизни. Если же жизни больного угрожает опасность, то Галаха разрешает использовать для его лечения любые средства, - состоящие из компонентов, как разрешенных, так и запрещенных Торой. Тем не менее, категорически даже для излечения опасно больного не допускается нарушение трёх заповедей, о которых сказано: "Даже будь убит, но не нарушь их", а именно: поклонение идолам, запрещенная Торой половая связь и убийство невинного человека.

Маймонид в вопросах лечения решительно отвергал лекарственную полипрагмазию (применение необоснованно большого количества лекарственных средств). "Все, чего можно достичь при лечении одним лекарством, не следует стремиться достичь сложным рецептом. И если нельзя обойтись без сложного лекарства, то следует ограничиться лишь самым необходимым... Главная задача врача - укрепить силы больного и помочь природе в ее целительной работе. Однако, большинство врачей допускают ошибки в подходе к лечению и, думая, что укрепляют силы больного, на самом деле их ослабляют и мешают природе в ее действии" ("Режим здоровья"). Маймонид подчеркивал значение ухода, свежего воздуха, диетического режима, спокойной обстановки, адекватной физической нагрузки, водных процедур для лечения больного.

Иудаизм рассматривает лекарства как естественные средства помощи человеку, направленные на его благо. Однако, одни и те же препараты используются порой прямо противоположным образом, во вред человеку. Это касается, в частности, наркотических веществ, антидепрессантов. Если назначать их без должной осторожности, торопясь поскорее снять состояние депрессии, есть опасность тем самым способствовать моральной деградации больного.

Принудительное лечение

Галаха подходит к вопросу принудительного лечения следующим образом:

1. Больной не должен противиться лечению, предложенному ему врачом. Более того, он должен сделать все от него зависящее, чтобы излечиться. Решение же о принудительном лечении принимается раввинатским судом или же отдельным раввином лишь в экстремальных ситуациях. Причем судьи обязаны проконсультироваться с врачами и только потом могут выносить решение. Согласно Галахе, если человек болен, это не означает, что он теряет свои человеческие права.

2. В ситуациях, когда речь идет о душевнобольных, несущих опасность окружающим, Галаха разрешает насильственно заключить их в больницу и содержать там, сколько потребуется, пока не будет ясным, что он перестал быть опасным для себя и для окружающих. Вместе с тем следует подчеркнуть, что эти меры являются экстренными и пользуются ими в исключительных случаях, когда не существует иной возможности излечить больного. Кроме того, следует отметить, что операции на мозге душевнобольных с целью подавления у них агрессивных и маниакальных тенденций, по Галахе однозначно запрещены, и врач, проведший такую операцию, с точки зрения Галахи, заслуживает кары. Нельзя также, например, кастрировать насильников, как это принято до настоящего времени в Саудовской Аравии. Если пациент сам просит о нанесении ему непоправимых травм, врач не должен делать этого.

3. Труднее решается вопрос, когда принудительное лечение применяется к психически нормальным пациентам в случаях, когда их жизни не угрожает опасность. Если речь идет о несовершеннолетнем, который отказывается от необходимого для его здоровья лечения из-за страха или желания избежать болезненных процедур, то применение силы считается законным, даже когда имеется в виду обычное стоматологическое лечение.

В современной работе по проблемам иудаизма и медицинской этики, написанной крупным специалистом в этой области равом Шафраном, освещается несколько ситуаций, связанных с проблемами принудительного лечения.

Отказ от лечения, основанный на религиозных соображениях, например, чтобы не нарушить Шабат, считается в еврейской религиозной медицинской этике отказом совершенно неоправданным, сам же пациент признается "глупочестивцем" и подлежит принудительному лечению в случае, когда его жизнь, по мнению специалистов, находится в явной опасности.

Однако по-иному рассматривается ситуация, когда отказ от лечения проистекает из того, что пациент считает лечение неоправданным или же оно кажется ему неэффективным или не необходимым. В данном случае, даже если точку зрения больного не подкрепили мнения каких-нибудь медицинских специалистов, - все равно согласно Галахе принудительное лечение запрещается. При этом все же в случаях, когда жизнь больного находится в сиюминутной опасности, например, обнаружено сильное кровотечение, врач должен предпринять меры для спасения жизни человека даже против его воли, если, по мнению нескольких специалистов, лечение будет эффективным.

Если же отказ от лечения мотивирован тем, что больной хочет умереть, чтобы прекратить свои страдания, вызванные болезнью или же самим процессом невыносимо болезненной процедуры лечения, то когда больному грозит прямая сиюминутная опасность для жизни, Галаха предписывает предпринять принудительное лечение. При этом меры лечения должны быть выбраны, по возможности, более мягкие, как можно меньше травмирующие душу больного.

Бывает, что отказ больного от лечения мотивирован тем, что он считает, что он "уже стар и не хочет быть обузой для других". В таком случае, если жизни больного грозит прямая опасность, то любые методы воздействия на него являются законными, если же опасность не является сиюминутной, нельзя навязывать ему активного лечения.

Если же отказ от процедуры лечения связан с риском для жизни, и, по мнению специалистов, для спасения жизни человека требуется произвести операцию, которая сама по себе несет опасность для его жизни, например, пересадка сердца, печени и т.п., то больной может отказаться от предложенной ему операции, и эту операцию нельзя провести принудительно.

Когда пациент находится в состоянии, опасном для жизни, и отказывается от предложенного ему лечения без каких бы то ни было объяснений, не желает контактировать с медицинским персоналом, и врачам не видна какая-либо причина, мотивирующая отказ пациента от предложенного лечения, то такой человек расценивается как душевнобольной и к нему в этой ситуации могут быть применены методы насильственного лечения.

Врачебная тайна

Одной из основных социально-этических обязанностей врача является неразглашение врачебной тайны. Специфика отношений врача и пациента складывается так, что врач по долгу службы располагает информацией о больном, в разглашении которой пациент или его близкие не всегда заинтересованы. По закону, принятому в большинстве стран мира, врач не должен без разрешения больного сообщать определенную информацию о нем или его здоровье не только другим людям, но и даже коллегам, если только эта информация не необходима для дальнейшего лечения.

Галаха руководствуется в вопросе о неразглашении врачебной тайны следующим принципом: обязанность сохранения врачебной тайны, с точки зрения Галахи, является законом. Это относится не только к врачу, но и ко всему медицинскому персоналу.

Однако, есть случаи, когда допускаются те или иные исключения из этого правила, а именно:

1. В тех случаях, когда неразглашение врачебной тайны может принести кому-то вред, врач имеет право, а иногда и обязан сообщить потенциальной жертве или же властям о грозящей опасности. Сегодня это означает, что если врач, например, видит, что существует реальная опасность, исходящая от пациента, обладающего водительскими правами, или правом на ношение оружия, или занимающего такую должность, которая влияет на судьбы других людей, то он должен сделать информацию о факте болезни своего пациента достоянием тех, кто может повлиять на ситуацию, или даже, в крайнем случае, общественности. Это же должно относиться и к случаям инфекционного заболевания.

2. Этот же принцип сохраняется, когда непосредственной опасности для здоровья и жизни окружающих нет, но ситуация связана с благополучием людей, зависящих от данного больного. Например, когда невеста больного спрашивает у врача о состоянии здоровья его пациента, её жениха, то врач имеет право сообщить ей об опасностях, вытекающих из состояния здоровья данного больного и о возможных прогнозах на будущее.

При этом необходимо соблюсти следующие условия:

а) врач не имеет права утрировать болезнь или ее последствия, должен рассказать только то, что он считает реальными, а не теоретически возможными последствиями;

б) разглашая врачебную тайну, врач делает это исключительно в пользу других людей, а не из желания "поделиться" с другими и не для того, чтобы нанести вред больному;

в) следует сообщить пациенту о своем намерении сделать достоянием заинтересованных лиц или общественности информацию о состоянии его здоровья и предложить больному самому довести правду до сведения властей или потенциальных жертв;

г) при обучении студентов, когда необходимо точно и в деталях описать случай больного, это может быть сделано только с согласия больного или, если это касается ребенка, то его родственников

Полный текст статьи на сайте www.machanaim.org


Обращение к Вселенской Церкви: "отпусти народ Мой!"
Гибнет народ от недостатка ведения...
 
ГалилеянкаОтправлено в: Четверг, 25 Августа 2011, 14:22 | Сообщение № 3

Администратор
Сообщений: 5418
C нами с 01 Июня 2006
Откуда: Израиль
Статус: Присутствует
Quote (Галилеянка)
В отличие от некоторых других религиозных систем, которые пытаются быть "сверхрелигиозными" и отвергают медицину
это в особенности относится к христианству. В церквях профессия врача не приветствуется, порой даже порицается. Не удивительно, это происходит в результате учений о "чудесных исцелениях", ожидая которых христиане даже иногда не разрешают своим тяжело больным детям обращаться за мед. помощью и те в результате погибают.

Безусловно, нельзя полностью отвергнуть теорию "необычных исцелений". Действительно, по вере многие люди обретают здоровье и их недуги проходят, но в этом деле необходимо проявлять мудрость а не руководствоваться религиозным фанатизмом.

Quote (Галилеянка)
Поэтому больной должен обратиться к врачу, осознавая, что это лишь форма, в которой выражается помощь Свыше, ибо истинный врач - это Бог, как Он Сам говорит в Торе: "Ибо Я - Бог, твой Целитель" (Шмот/Исход 15:26).


Обращение к Вселенской Церкви: "отпусти народ Мой!"
Гибнет народ от недостатка ведения...
 
ХульдаОтправлено в: Пятница, 09 Марта 2012, 12:31 | Сообщение № 4

Участник
Сообщений: 428
C нами с 20 Сентября 2009
Откуда: Латвия
Статус: Отсутствует
Quote (Галилеянка)
Каким же должен быть врач? По мнению Маймонида, главным побудительным мотивом врачебной деятельности является не заработок, а осуществление тесной связи между медициной и этикой. "Врачебное дело воспитывает в человеке скромность, богобоязненность и любовь к здоровью. Любовь к вере соседствует с любовью к здоровью" ("Комментарии к Мишне", трактат "Песахим"). Маймонид видел в занятиях медициной высокое, благородное искусство и одновременно религиозную обязанность. "Врачебная деятельность дает выход к совершенству, к нравственности, к познанию Бога, к достижению истинного счастья - можно сказать, что это труд во имя Творца" ("Восемь глав из Комментариев к Мишне").

С кого Чуковский писал доктора Айболита?


21/02/2012

Принято считать, что прообразом доктора Айболита Чуковскому послужил доктор Дулиттл из книги Хью Лофтинга, которая вышла в 1920 году. Корней Чуковский — замечательный переводчик с английского — наверное, читал эту книгу. Но все же его «Доктора Айболита» нельзя назвать просто переводом. Чуковский обогатил сюжет новыми эпизодами и дал герою говорящее имя — Айболит

А истинным прототипом доброго доктора Айболита был реальный человек — Цемах Йоселевич Шабад (1864–1935), с которым Чуковский познакомился в 1912 году в Вильнюсе, тогда называвшемся Вильно. Цемах Шабад был врачом и ученым. Он родился в 1864 году, окончил медицинский факультет Московского университета, был направлен на ликвидацию эпидемии холеры в Астрахань. Потом обосновался в Вильно, открыл там частную практику и основал оздоровительные лагеря для детей и приюты для сирот. Он не брал денег с бедных, никогда не отказывался пойти к больному ночью и в любую погоду. В том, что во время войны в Вильнюсском гетто не было вспышек инфекций, большая заслуга его заповеди: «опрятность — условие выживания». Некоторые считали его чудаком из-за того, что он готов был лечить и бродяг, и жуликов, и даже животных: лошадей, коров, кошек, собак и ворон. И все пациенты его беззаветно любили.
Поэтому не удивительно, что Корней Чуковский написал с него доктора Айболита. В своих воспоминаниях Чуковский рассказывал: «Был это самый добрый человек, которого я знал в жизни. Придет, бывало, к нему худенькая девочка, он говорит ей: «Ты хочешь, чтобы я выписал тебе рецепт? Нет, тебе поможет молоко. Приходи ко мне каждое утро и получишь два стакана молока». Дети не только сами приходили к нему, но и приносили больных животных...
Как-то утром пришли к доктору трое плачущих детей. Они принесли ему кошку, у которой язык был проткнут рыболовным крючком. Кошка ревела. Ее язык был весь в крови. Тимофей Осипович вооружился щипцами, вставил кошке в рот какую-то распорку и очень ловким движением вытащил крючок. Вот я и подумал, как было бы чудно написать сказку про такого доброго доктора. После этого у меня и написалось: «Приходи к нему лечиться и корова, и волчица...»
Цемах Шабад умер 20 января 1935 года от заражения крови. За его гробом шли более тридцати тысяч горожан.
P.S. В центре Вильнюса сейчас можно видеть памятник, который изображает именно этот эпизод — девочка протягивает Шабаду раненую кошку. Бронзовая фигура доктора Айболита и маленькой девочки с кошкой на руках установлена на родной улице доктора Шабада, в бывшем еврейском квартале Вильнюса. Ее автор — известный в Литве скульптор Ромас Квинтас. Фигуры установлены не на постаменте, а прямо на тротуаре, чтобы сохранить ощущение — доктор с нами.
Jenya KREIN

Источник


Утешайся Господом, и Он исполнит желание сердца твоего.
 
ХульдаОтправлено в: Воскресенье, 16 Декабря 2012, 08:59 | Сообщение № 5

Участник
Сообщений: 428
C нами с 20 Сентября 2009
Откуда: Латвия
Статус: Отсутствует
Quote (Галилеянка)
Евреи-врачи строго соблюдали моральные принципы медицины. Авторами большинства дошедших до нас средневековых руководств по деонтологии были евреи. Уже Асаф hа-Рофе являлся автором врачебной клятвы, которая основывалась на гиппократовской.

А что из себя представляет клятва Гиппократа , древнегреческого врача? Вот её текст:

"Клянусь Аполлоном-врачом, Асклепием, Гигиеей и Панакеей и всеми богами и богинями, беря их в свидетели, исполнять честно, соответственно моим силам и моему разумению, следующую присягу и письменное обязательство: считать научившего меня врачебному искусству наравне с моими родителями, делиться с ним своими достатками и в случае надобности помогать ему в его нуждах; его потомство считать своими братьями, и это искусство, если они захотят его изучать, преподавать им безвозмездно и без всякого договора; наставления, устные уроки и всё остальное в учении сообщать своим сыновьям, сыновьям своего учителя и ученикам, связанным обязательством и клятвой по закону медицинскому, но никому другому.
Я направляю режим больных к их выгоде сообразно с моими силами и моим разумением, воздерживаясь от причинения всякого вреда и несправедливости. Я не дам никому просимого у меня смертельного средства и не покажу пути для подобного замысла; точно так же я не вручу никакой женщине абортивного пессария. Чисто и непорочно буду я проводить свою жизнь и свое искусство. Я ни в коем случае не буду делать сечения у страдающих каменной болезнью, предоставив это людям, занимающимся этим делом. В какой бы дом я ни вошел, я войду туда для пользы больного, будучи далёк от всякого намеренного, неправедного и пагубного, особенно от любовных дел с женщинами и мужчинами, свободными и рабами.
Что бы при лечении — а также и без лечения — я ни увидел или ни услышал касательно жизни людской из того, что не следует когда-либо разглашать, я умолчу о том, считая подобные вещи тайной. Мне, нерушимо выполняющему клятву, да будет дано счастье в жизни и в искусстве и слава у всех людей на вечные времена, преступающему же и дающему ложную клятву да будет обратное этому"


В Израиле врачи приносят не клятву Гиппократа, а клятву еврейского врача. Это связано с тем, что в традиционном тексте клятвы Гиппократа упоминаются боги древнегреческого пантеона, что идёт вразрез с иудаизмом, по которому Бог один, и приносить клятвы Его именем нельзя. Так как в Израиле религия не отделена от государства, во всех еврейских вузах, готовящих врачей, клятва Гиппократа не используется. Клятва еврейского врача отличается от клятвы Гиппократа только в мелких деталях, вроде тех же самых ссылок на богов. (из Википедии)


Утешайся Господом, и Он исполнит желание сердца твоего.

Отредактировал/а: Жанна - Воскресенье, 16 Декабря 2012, 09:02
 
ГалилеянкаОтправлено в: Воскресенье, 16 Декабря 2012, 10:55 | Сообщение № 6

Администратор
Сообщений: 5418
C нами с 01 Июня 2006
Откуда: Израиль
Статус: Присутствует
Quote (Жанна)
В Израиле врачи приносят не клятву Гиппократа, а клятву еврейского врача
насчет клятвы, не знаю, но лично мне очень нравится молитва врача.


Обращение к Вселенской Церкви: "отпусти народ Мой!"
Гибнет народ от недостатка ведения...
 
Бейт-мидраш / Дом учения » ЕВРЕЙСКИЙ ОБРАЗ ЖИЗНИ » Здоровье - Бриют у-Тмимут » Еврейская медицина в древности и в наши дни. (отношение иудаизма к медицине, болезням, врачам)
Страница 1 из 11
Поиск:
Функции форума
Ленточный Вариант Форума  |  Правила поведения  |  Участники  |  RSS Лента  |  Поиск по Названиям Тем

Предупреждение: данный форум строго модерируем. Проводятся постоянные ревизии, чистки, а также удаляются устаревшие и потерявшие актуальность темы.

Цветовая маркировка групп: Читатель ~ Участник ~ Постоянный участник ~ Администратор

Поиск по всему сайту


Форум основан 1 июня 2006 г.
Хостинг от uCoz