[ Новые сообщения · Правила поведения · Участники · Поиск по темам · RSS лента ]
"Потому что Я Г-сподь, Б-г ваш, освящайтесь и будьте святы, ибо Я свят" (Левит 11:44)
"Ибо все народы пойдут – каждый во имя божества своего, а мы пойдем во имя Г-спода Б-га нашего во веки веков." (Миха 4:5)
Шалом! Данный форум устроен по типу бейт-мидраш. Эта модель призвана помочь тем, кто желает изучать Тору и еврейскую мудрость, а учеников отличает стремление пополнить свои знания и найти им достойное применение. Люди данной категории не озабочены собственной репутацией или мнением большинства; их цель – сблизиться со Всевышним путем исполнения Его заповедей. Посещение «Бейт-Мидраш» не должно рассматриваться как место, где один человек обнажает духовную несостоятельность другого и претендует на исключительность собственного мнения. Суть общения и обучения – укрепление в праведности, исправление своего характера и, тем самым, участие в исправлении всего Мира (тикун олям).

У нас приветствуются ноахиты (бней-Ноах); геры (прозелиты), принявшие официальный или неофициальный гиюр, или находящиеся на пути к этому; выходцы из христианства или иных религий и культов; караимы; иудействующие, а также все Б-гобоязненные, неравнодушные к Б-гу Авраама, Исаака и Иакова, к Торе и Иудейскому образу жизни. Добро пожаловать!
Книга Мириам Исраэли Страна Аслана. Еврейский секрет Нарнии. "Хроники Нарнии" сквозь призму иудейского мировоззрения


Страница 1 из 11
Бейт-мидраш / Дом учения » ВЗАИМООТНОШЕНИЯ С ТВОРЦОМ И ЛЮДЬМИ » Человеческие отношения - Яхасей-Энош » Взаимоотношения между людьми
Взаимоотношения между людьми
ГалилеянкаОтправлено в: Пятница, 19 Июля 2013, 20:25 | Сообщение № 1

Администратор
Сообщений: 5430
C нами с 01 Июня 2006
Откуда: Израиль
Статус: Отсутствует
Статья, посвященная сути Торы, раскрывает ее через заповедь: «Возлюби ближнего твоего, как самого себя».

«Возлюби ближнего твоего, как самого себя»(Ваикра 19:18)
Раби Акива говорит: «Это великий принцип 1 Торы».

1. Недвусмысленное утверждение раби Акивы означает, что остальные 612 заповедей Торы и всё, что в ней содер­жится, суть не что иное, как совокупность составных час­тей, обобщаемых единой заповедью: «Возлюби…».

Поразительное утверждение! И, безусловно, оно оправдано, когда речь идет о заповедях, определяющих отношения между человеком и его ближним. Но как мо­жет эта единственная заповедь обобщать и как бы вме­щать в себя те заповеди, которые касаются отношений между человеком и Вездесущим, ית׳, и которые состав­ляют главную и большую часть Торы?

2. Пожалуй, можно было бы попытаться найти объясне­ние сказанному раби Акивой, однако, уместно вспомнить здесь другое, еще более необычное высказывание Ѓиллеля, обращенное к геру 2: «И сказал ему (гер): «Научи меня всей Торе, пока я стою на одной ноге». — И сказал ему: «Всё, что ненавистно тебе, не делай ближнему своему (парафраза заповеди: «Возлюби ближнего своего, как самого себя»). Все остальное — комментарий, иди и учи»» 3.

Несомненно, перед нами ѓалаха — недвусмысленное постановление Ѓиллеля, заключающееся в том, что у других 612 заповедей Торы и у всего остального, что в Торе со­держится, нет никакого превосходства над единственной заповедью: «Возлюби…». Ибо всё, кроме нее, предназна­чено лишь истолковать ее нам, чтобы сделать для нас воз­можным ее ревностное исполнение. Именно потому и ска­зано с полной определенностью: «Всё остальное — ком­ментарий. Иди и учи».

Итак, вся остальная Тора — истолкование единствен­ной этой заповеди любви, истолкование, без которого ее невозможно воплотить в жизнь.

3. Прежде чем вникнуть в проблему во всей ее глубине, нам следует сосредоточить внимание на самой этой запо­веди: «Возлюби ближнего твоего, как самого себя». Сло­ва «как самого себя» призывают каждого из нас любить ближнего своего в той же мере, в какой мы любим себя — и ни в коем случае не меньше. Это означает, что я обязан постоянно быть начеку, с тем чтобы удовлетворить по­требности всякого человека, принадлежащего к народу Исраэля, — точно так же, как я постоянно нахожусь на страже собственных интересов и потребностей.

Однако осуществление этой цели представляется со­вершенно невозможным. Ведь не каждый способен за свой трудовой день в достаточной мере обеспечить даже свои собственные потребности. Как возможно тогда воз­ложить на человека еще и бремя забот о целом народе?

А с другой стороны, нельзя и помыслить, что Тора допускает здесь преувеличение, поскольку Тора же пре­достерегает нас: «Не прибавь и не убавь!» — тем самым указывая нам, что все ее законы, включая каждое слово, высказаны с предельной точностью.

4. И если сказанного недостаточно, то я скажу тебе, что пшат — самое простое толкование заповеди — требует от нас еще большего, а именно: предпочесть нужды наших ближних нашим собственным нуждам, как сказано в ком­ментарии к стиху, посвященному рабу-еврею: «Ибо хоро­шо ему с тобой!..». Вот эти слова: «В том случае, когда есть у него только одно ложе и он сам возлежит на нем, не уступая его рабу, — он не исполняет предписание, под­разумеваемое стихом: «Ибо хорошо ему с тобой». Ведь он возлежит на ложе, а раб лежит на земле. А если не воз­лежит на нем и не отдает его рабу, он уподобляется жите­лям Содома. Отсюда вытекает, что — хочешь, не хочешь — надо уступить ложе рабу, самому же господину следует устроиться на земле» 4.

Мы видим, таким образом, что Писание преподносит нам тот же урок любви к ближнему (что и раби Акива и Ѓиллель), приравнивая нашу обязанность удовлетворять нужды ближнего к неизбежной необходимости удовлет­ворять наши собственные нужды. И в соответствии с при­веденным примером, в том случае, если есть у тебя един­ственный стул, а у ближнего твоего нет ни единого, дей­ствует та же ѓалаха — та же норма поведения. Тот, кто сам сидит на своем единственном стуле, не уступая его ближ­нему, преступает заповедь «Возлюби…», поскольку предпочитает свои нужды нуждам ближнего. Тот же, кто сам не сидит на стуле и не предлагает его ближнему, со­вершает грех, равный содомскому. Наша обязанность — предложить стул ближнему, самим же нам следует сесть на землю или стоять.

И само собой разумеется, что тот же закон действует по отношению к любой собственности, которой мы обла­даем и которая отсутствует у нашего ближнего. И уже исходя из этого тебе предстоит ответить на вопрос, выхо­дит ли исполнение этой заповеди за пределы возможного.

5. Но прежде всего нам следует понять, почему Тора была дана именно народу Исраэля, а не в равной мере всем, пребывающим в этом мире. Есть ли в этом, упаси Бог, нечто от «национализма»? Разумеется, только лишен­ный рассудка способен помыслить подобное. Еще наши мудрецы, благословенна их память, рассмотрели этот вопрос. И именно он имеется в виду, когда они говорят:

«Снова и снова предлагал ее (Тору) Святой, благословен Он, всем народам и языкам, но не приняли ее, как изве­стно» 5.

То, что, по их словам, действительно представляется трудным, — это вопрос, почему мы названы избранным народом в соответствии со сказанным: «Тебя избрал Господь…». Ведь по сути и не оказалось ни одного другого народа, который возжелал бы Тору! Возникают и другие затруднения.

Возможно ли, что Святой, благословен Он, Сам яв­лялся диким народам с Торой в руке Своей и обращался к ним Сам, либо через посредство пророков? Ни о чем подобном никогда не доходило вести, да и сердце того не приемлет…

6. Однако, когда мы как следует (в соответствии с на­ставлениями наших мудрецов, ז״ל) постигнем сущность Торы и заповедей, данных нам, и уясним себе чаемые по­следствия их воплощения, то есть цель всего великого творения, простирающегося перед нами, — тогда мы пой­мем всё.

Наша исходная посылка состоит в том, что нет дейст­вия без цели и что исключение составляют лишь действия умственно отсталых людей или поведение ничего не смыс­лящих младенцев. И потому нельзя и помыслить, что без­мерно возвышенный Творец, ית׳, свершит хоть что-то — малое или великое — без всякой цели, упаси Бог.

Мудрецы наши, благословенна их память, указали нам на то, что мир сотворен только и только для вопло­щения Торы и заповедей. А это означает, как разъяснили благословенной памяти ѓа-ришоним 6, что намерение Твор­ца, ית׳, относительно творения изначально состояло в том, чтобы возвестить о Своей Божественности отличному от Себя другому.

Но возвещение Его Божественности воспринимается всем сотворенным в той мере, в какой его осеняет исхо­дящая от Него сладостная благодать 7, которая, все раз­растаясь, достигает желаемой полноты. Тем самым в под­линном прозрении возвышаются низменные, чтобы стать колесницей Благословенного, чтобы прилепиться к Нему и достичь предельного совершенства, чтобы «глаз не ви­дел Бога, кроме Тебя» 8.

Это состояние предельного совершенства исполнено такого несравненного величия и великолепия, что и Тора и пророчества воздерживаются высказать о нем хоть еди­ное слово. Намек на это содержится в Талмуде 9: «Все пророки пророчествовали только (о временах, простира­ющихся) до дней Машиаха, но мира грядущего глаз не видел 10, Боже, кроме Тебя». Посвященные знают об этом, но здесь нет места для продолжения темы.

В Торе и в речениях мудрецов, ז״ל, для выражения этого состояния совершенства служит простое слово «двекут» (привязанность, приобщение, нерасторжимость, от глагола «прилепиться»). В устах толпы это слово почти утратило всякое содержание, но если хоть на краткий миг сосредоточить свою мысль на этом слове, то будешь оше­ломлен его непостижимой высотой: в нем запечатлено и Божественное начало, и несравненное достоинство, прису­щее ничтожному человеку.

Тогда ты сможешь отдать должное отношениям без­граничной привязанности одного к другому и поймешь, почему мы утверждаем, что в этом слове — двекут — вы­ражена цель всего великого творения.

Из сказанного нами вытекает, что цель всего тво­рения в том, чтобы ничтожные сотворенные существа смогли — через исполнение Торы и заповедей — подни­маться все выше и выше, все более прозревая, пока не удостоятся они прилепиться к их Творцу, да будет Он благословен и превознесен.

7. Но тут возникает вопрос, поставленный мудрецами Зоѓара 11: Почему Он сотворил нас, не наделив изначально той возвышенностью, которая необходима, чтобы приле­питься к Нему? И зачем Он, Благословенный, взвалил на нас весь этот груз — тяжкое бремя творения, Торы, заповедей?

И они же дали ответ на этот вопрос: «Тот, кто кор­мится в свое удовольствие от трудов другого, боится взглянуть ему в лицо. Превращаясь в униженное сущест­во, он постепенно теряет человеческий облик. В силу же Своего абсолютного совершенства, исключающего всякое подобие какого-либо недостатка в том, что от Него исхо­дит, Он, ית׳, предоставил нам возвыситься самим, собст­венным нашим трудом воплощения Торы и заповедей».

Слова эти отличаются поистине беспредельной глуби­ной. В определенной мере я уже разъяснил их в своих книгах, например, в «Талмуде десяти сфер (сэфирот)», здесь же ограничусь лишь кратким, доступным каждому объяснением.

8. Здесь уместно обратиться к притче. Богач окликнул на рынке бедняка и пригласил его в свой дом. И стал кор­мить его и поить, и одарять его серебром и золотом, и всем, чего душа пожелает. И изо дня в день одарял его все более щедро, и так продолжалось до тех пор, пока не спросил богач бедняка: «Скажи мне, исполнились ли все твои желания?». И тот ответил: «Нет, не исполнились. Но как хорошо и приятно было бы мне, если бы все это доб­ро и все эти блага я, подобно тебе, обрел ценой собствен­ных усилий, а не получил от тебя в дар, из милости». И сказал ему богач: «Еще не сотворен тот человек, который способен исполнить все твои желания».

И с этим нельзя не согласиться. Ибо, с одной стороны, бедняк испытывает наслаждение, все возрастающее по мере того, как его одаряют все более щедро, но, с другой стороны, ему трудно справиться с тем чувством стыда, которое в нем пробуждает нарастающий поток изливае­мых на него благодеяний.

Ибо тут проявляется действующий в мире естествен­ный закон, в соответствии с которым обретающий нечто испытывает подобие стыда, какую-то раздражающую не­ловкость, когда принимает дармовое даяние из рук даю­щего из милости и милосердия. А отсюда вытекает дру­гой закон: в этом мире невозможно даже вообразить себе кого-то, кто мог бы полностью удовлетворить все запро­сы другого, — уже потому хотя бы, что никто не сможет придать своим щедротам такой характер и форму, как если бы одаряемый сам сделал их своим достоянием. А ведь только при этом условии может быть достигнута гармония во всей желаемой полноте.

Однако все сказанное относится только к людям и никак не совместимо с беспредельным совершенством Творца, ית׳. И Он, Благословенный, предуготовил нам возможность своим собственным трудом и усилиями, благодаря изучению Торы и исполнению заповедей, самим подняться до подлинного величия. При этом всякая отра­да и всякое благо, приходящее к нам от Него, Благосло­венного, то есть все связанное с состоянием «двекут», становится нашим достоянием, деянием наших рук; и тогда мы по праву можем чувствовать себя владельцами того, чем обладаем. А без этого, как ясно из притчи, нам не дано обрести и ощутить полноту совершенства.

9. Нам следует вглядеться в основу и источник упомя­нутого естественного закона, из чрева которого, как мы видели, появился тот самый комплекс стыда и нестерпи­мой неловкости, тяготеющей над человеком, когда он получает милостыню от кого бы то ни было. Этот закон внутренне связан с другим, известным естествоиспытате­лям законом, который мы сформулируем так:

Всякая ветвь соприродна своему корню. Все то, что присуще корню и приемлемо для него, угодно также его ветвям, любимо ими, вожделенно и живительно для них. Все же, что для корня неприемлемо, — нестерпимо, отвра­тительно и губительно также и для ветвей.

Закон этот — непреходящий и всеобщий. И он для нас — врата к постижению источника всякого наслажде­ния и страдания, неотъемлемых от нашего мира. И по­скольку Бог, благословенно Его Имя, — Корень всех Сво­их творений, все то, что заключено в Нем и продолжено в нас, исходя непосредственно от Него, — сладостно для нас и благоуханно, ибо мы соприродны нашему Корню. Все же то, что Ему не присуще и не простирается к нам от Него, но исходит от иного полюса, от самого творе­ния, — все это противно нашей природе, и потому тягост­но для нас.

Например, мы любим покой, а движение ненавидим до такой степени, что не совершаем никаких движений, кроме необходимых для достижения покоя. Объясняется это тем, что наш Корень пребывает в покое, а движение вообще Ему не присуще. Поэтому оно противно нашей природе и ненавистно нам. По той же причине мы так вос­хищаемся мудростью, могуществом и изобилием — они коренятся в Благословенном, и испытываем отвращение и мучительную тоску при встрече с глупостью, бессилием и нищетой — качествами, не имеющими никакого соответ­ствия в Нем, ית׳.

10. И такова же причина дурного привкуса стыда и не­ловкости, который мы ощущаем, когда получаем что-то от других из милости. Ибо Творцу, ית׳, совершенно не свойственно, упаси Бог, получать блага. Да и от кого Ему получать их?

И напротив, мы испытываем наслаждение, почти бла­женство всякий раз, когда щедро одаряем своих ближ­них, ибо нашему Корню, Благословенному, присуще одарять изобильно всех и вся.

11. И только теперь у нас возникает возможность рас­смотреть в истинном свете процесс приобщения к Все­вышнему, ית׳, венчаемый состоянием «двекут», которое и есть цель творения. И мы придем к выводу, что вся суть нашего приобщения к Нему, которое предусмотрено Им как деяние наших рук, осуществляемое посредством ис­полнения Торы и заповедей, — сводится к приведению ветвей в полное соответствие с их Корнем, ית׳.

И тогда сопутствующее этому приобщению наслажде­ние, блаженство, вознесённость становятся естественны­ми, само собой разумеющимися следствиями подлинного соответствия формы ее Создателю, ית׳. Если наши дея­ния соответствуют тому, что присуще нашему Корню, мы ощущаем блаженство. В противоположном случае мы ис­пытываем отвращение и муки. Таким образом, реальность всех наших упований полностью зависит от степени соот­ветствия нашей формы нашему Корню, ית׳.

12. Наши мудрецы, ז״ל, говорят: «Какая разница Свято­му, благословенно Имя Его, забивают ли скотину со сто­роны шеи, или со стороны затылка? — Признано, что запо­веди даны только для того, чтобы очистить ими людей» 12.

Под очищением подразумевается здесь просветление светонепроницаемого нечистого тела, и в этом — незначе­ние и смысл исполнения Торы и заповедей. Когда человек появляется на свет из чрева творения, он дик, как осле­нок 13. Пребывающий в нечистоте и низости, он обуреваем себялюбием, не знающим границ. Все его телодвижения недвусмысленно направлены на самоутверждение, отсут­ствует даже проблеск готовности хоть что-то дать друго­му; и тогда человеческое существо предельно отдалено от своего Корня, Всевышнего, ית׳, Который только дает.

Он, Благословенный, изобильно источает всякое бла­го так, что в этом нет, упаси Бог, никакой корысти, нет даже проблеска желания что-то обрести.

Человек же, вступивший в этот мир, снедаем вначале желанием только брать, обретать, получать. Он лишен вся­кого проблеска самоотдачи, малейшего желания хоть что-то дать другим, то есть пребывает в наинизшей точке па­дения и скверны нашего мира людей.

Но по мере его роста дитя человеческое получает от своего окружения отдельные уроки «даяний ближнему», что, само собой, зависит от уровня развития, свойственно­го этому окружению.

Наступает время, когда его начинают приучать к ис­полнению велений Торы, опираясь пока что на его себялю­бие, — к исполнению ради воздаяния в этом мире и в ми­ре грядущем, а не ради самой Торы. Ибо иначе приучить его к исполнению заповедей невозможно. А со временем, когда он становится взрослым, ему открывают, как при­близиться к исполнению заповедей ради самой Торы, с единственным намерением доставить радость его Созда­телю, ית׳.

Рамбам 14 говорит, что молодым женщинам и детям такое исполнение заповедей не по плечу. Учить их этому следует лишь по достижении зрелости и разумения, — что­бы от исполнения Торы ради самих себя они пришли к ис­полнению Торы ради нее самой — без всякой примеси себялюбия, в стремлении во что бы то ни стало доставить радость Создателю, ית׳.

Помощь на этом пути оказывает несравненное по сво­ей благотворности воздействие самой Торы, исходящее от Того, Кто дает ее нам. «Сказал Святой, благословен Он: Я сотворил дурное побуждение и Я сотворил живительное средство, исцеляющее от него, — Тору» 15.

И вот человек, все более прозревая, восходя по ступе­ням, ведущим ввысь, наконец достигает уровня, на кото­ром избавляется даже от слабого проблеска себялюбия. Заповеди, проникнув в его плоть и кровь, наполняются возвышенным смыслом, и теперь все его побуждения и действия направлены на самоотдачу, и даже тогда, когда он вынужден что-то получать, он берет для того, чтобы быть в состоянии давать другим. Вот, что имели в виду наши мудрецы, ז״ל, говоря: «Заповеди даны только для того, чтобы очистить ими людей».

13. В Торе содержатся две разновидности заповедей: за­поведи, определяющие отношения между человеком и Вездесущим, ית׳, и заповеди, определяющие отношения между человеком и его ближним. Однако обе разновид­ности заповедей направлены на одно и то же: привести человека к конечной цели — к двекут, чтобы он приле­пился к Благословенному.

Но это не всё. Даже практическая сторона этих двух разновидностей заповедей — их исполнение — представля­ет собой для человека по сути одно и то же испытание. Ибо когда он совершает какой-то поступок бескорыстно, ради самой Торы, а не побуждаемый себялюбием, тогда он не ощущает никакой разницы от того, действовал ли он из любви к ближнему, или же из любви к Вездесуще­му, ית׳.

С другой стороны, «естество» каждого непросветлен­ного живого создания таково, что всё, находящееся за пределами собственного его тела, представляет собой для него нечто как бы пустое, лишенное реальности. И каждое движение, которое «естественный» человек совершает во благо ближнему, имеет своей подоплекой те блага, то воздаяние, которое он рассчитывает получить взамен.

Разумеется, такие деяния человека нельзя считать проявлением любви к ближнему. Они совершаются с зад­ней мыслью и напоминают работу по найму, которая пос­ле ее завершения оплачивается. Но ведь работа по найму уж никоим образом не может быть признана проявлением любви к ближнему… С другой стороны, совершенно ис­ключено, что «естественный» человек произведет хоть малейшее движение или усилие из одной лишь любви к другому созданию, без всякой корысти, без всякой наде­жды на воздаяние.

В Книге Зоѓар сказано о народах мира: «Всякое благо­деяние, что они совершают, совершают для себя самих», т. е. все проявления добра в их отношении к ближнему и в служении их богам имеют причиной не любовь к дру­гим, а любовь к себе и упование на воздаяние в этом мире или в мире грядущем 16, — таков естественный миро­порядок.

На бескорыстную любовь к ближнему способны толь­ко те, кто живет в соответствии с Торой и ее заповедями и приучил себя исполнять их ради того, чтобы доставить радость своему Создателю, ית׳. Постепенно высвобожда­ясь из объятий «естественного» творения — природы, они покидают ее лоно и обретают новое естество, сущность которого — любовь к ближнему.

Поэтому само собой разумеется, что народы мира не могут приподняться над своей природой и на толщину человеческого волоса.

14. И вот мы воочию видим, что тот, кто идет по пути Торы, исполняя ее заповеди ради нее самой, не ощущает никакой разницы между двумя разновидностями запове­дей — даже со стороны их практического воплощения в жизнь. Ведь несомненно, что пока он не достиг определен­ного уровня совершенства, всякое деяние во имя дру­гого — во имя Всевышнего, ית׳, Самого Бога, или во имя человека — представляется ему бессмысленным. Но, за­трачивая великие усилия, он постепенно возвышается, пока не обретает новое естество. Тогда, удостоившись прилепиться к Благословенному, он достигает конечной цели.

Отметим, что часть Торы, касающаяся отношений между людьми, эффективнее воздействует на человека, продвигая его в нужном направлении, чем заповеди об обязанностях человека перед Вездесущим, ית׳, пред­писывающие непрерывное служение в точно зафиксиро­ванных формах. К этому служению человек легко при­выкает, а то, что делается по привычке, не обладает действенностью. А кроме того здесь человек свободен от постоянно предъявляемого иска — обвинения в грехах и нерадивости.

Напротив, заповеди об обязанностях человека перед ближним лишены этого единообразия и определенности, истцы же окружают человека со всех сторон, куда бы он ни повернулся. Поэтому действенность их очевидней, а цель ближе.

15. Исходя из сказанного, легко понять мысль Ѓиллеля, что средоточие Торы — в заповеди «Возлюби ближнего твоего, как самого себя», и что остальные 612 запове­дей — суть толкование ее и преддверие к ее воплощению (см. раздел 2).

Но и заповеди об обязанностях человека перед Везде­сущим, ית׳, и они тоже, подготавливают человека к тому, чтобы он оказался способным исполнить заповедь любви к ближнему, которая есть конечная цель всей Торы и всех ее заповедей. Ведь сказано: «Заповеди даны только для того, чтобы очистить ими людей» (см. раздел 12). С их помощью достигается очищение плоти, пока человек не обретет другую природу, которая определяется любовью к другим созданиям, т. е. заповедью «Возлюби ближнего, как самого себя», исполнение которой является конеч­ной целью Торы. И тогда человек удостаивается беспре­дельной близости к Благословенному.

Нетрудно понять, почему Ѓиллель не указал как на суть всей Торы на заповедь: «Возлюби Господа, Бога твоего, всем сердцем твоим и всей душою твоею, и во всю силу твою». Ведь как разъяснялось ранее, человеку, еще не преодолевшему в себе естество творения, естество приро­ды, в равной мере неведома бескорыстная любовь как к Богу, благословенно Его Имя, так и к ближнему его, ибо всё, кроме него самого, как бы лишено для него реальности.

Новообратившийся просил Ѓиллеля открыть ему суть велений Торы, чтобы он мог скорее, без долгих блужда­ний, достичь желанной цели: «Научи меня всей Торе, пока я стою на одной ноге». И Ѓиллель определил цель Торы как подлинную любовь к ближнему. Потому, что суть этой заповеди любви, а через нее — цель всей Торы, раскрыва­ется проще и скорее. Причина же этого в том, что запо­ведь эта «застрахована» от неверного понимания: нару­шившему ее немедленно предъявляют иск его ближние.

16. Сказанное проливает свет на проблему, с которой мы столкнулись выше (см. разд. 3 и 4), а именно: возможно ли, что Тора (повелевая нам любить ближнего, как само­го себя) требует от нас невыполнимого?

Пойми же, здесь скрыта причина того, что Тора не бы­ла вручена нашим святым праотцам — Аврааму, Ицхаку и Яакову! Прежде должен был совершиться исход из Егип­та, когда мы стали целым народом, насчитывающим 600 тысяч мужей от двадцати лет и старше. И тогда перед каждым из народа был поставлен вопрос, готов ли он к предлагаемому ему возвышенному служению.

И после того, как все как один согласились, и каж­дый — от всего своего сердца и всей своей души — произ­нес: На'асэ вэ-нишма'! («Свершим и постигнем!»), тогда воплощение Торы в ее полноте стало возможным, перей­дя из сферы невозможного в сферу осуществимого.

И это безусловно так, когда 600 тысяч мужчин полно­стью отрешаются от заботы о самих себе и всю свою жизнь стоят на страже интересов своих ближних, постоян­но заботясь о том, чтобы у тех не было недостатка во всем необходимом, и делают это с огромной любовью, от всего сердца и от всей души, в полном соответствии с за­поведью: «Возлюби ближнего, как самого себя». Очевид­но, что тем самым у каждого из сынов этого народа отпа­дает нужда беспокоиться о собственном существовании. Свободный от этой заботы, он может беспрепятственно исполнять заповедь любви к ближнему. Таким образом, все сомнения, высказанные ранее (разд. 3 и 4), теряют силу. Ибо как может человек тревожиться о своем суще­ствовании, если шестьсот тысяч ближних, любящих и вер­ных, бдительно следят за тем, чтобы не осталась не удов­летворенной ни одна из его потребностей.

И поэтому, как только на это дали согласие все сыны народа, им сразу же была вручена Тора — теперь они были способны воплотить ее в жизнь.

Однако прежде, чем они не возросли числом до раз­мера целого народа (не говоря уж о временах праотцев, которые были одиночками), они по существу не способ­ны были должным образом исполнить все веления Торы. Ведь малое число людей не может даже приступить к ис­полнению заповедей, определяющих отношения между людьми в соответствии с принципом: «Возлюби ближнего твоего, как самого себя» (см. разд. 3 и 4). Потому и не была дана им Тора.

17. Сказанное поможет нам постичь одно из самых уди­вительных высказываний наших мудрецов, ז״ל, а именно, что все сыны Исраэля ответственны друг за друга.

На первый взгляд, оно представляется совершенно неоправданным. Предположим, кто-то, с кем я даже не знаком, прогневил своего Властелина, ית׳, совершив грех или преступление. Возможно ли, что Святой, благо­словен Он, взыщет за это с меня? Ведь сказано в Писании: «Каждый за свой грех умрет». А тут говорят, что я ответ­ствен за грехи неведомого мне человека!

Если же и этого тебе мало, обратись к трактату Киду­шин (л. 406), где сказано: «Раби Эль'азар, сын раби Шим'­она (бэн Йохая), говорит: поскольку весь мир и каждый человек в отдельности судимы в соответствии с тем, что в итоге преобладает (добрые или дурные дела. — Прим. пер.), — блажен исполнивший (хоть) одну заповедь: тем самым он, для себя самого и для всего мира, склонил ча­шу весов к оправданию. И горе совершившему (хоть) од­но преступление — тем самым он, для себя самого и для всего мира, склонил чашу весов в сторону обвинения. Как сказано: единственный грешник сводит на нет добро­детели многих».

И вот, возложил на меня раби Эль'азар бэраби Шим'он ответственность за весь мир. Ибо, в соответствии с его мнением, обнаруживается, что все люди ответственны друг за друга и каждый, деяниями своими, либо способст­вует оправданию всего мира, либо навлекает на него вину. И это в высшей степени поразительно.

Только теперь для нас обрели взаимную связь и стали понятны предельно простые слова наших мудрецов, бла­гословенна их память. Мы убедились воочию, что все 613 заповедей Торы, каждая из них, тяготеют к единому сре­доточию, которым является заповедь «Возлюби ближнего твоего, как самого себя». И стало ясно, что эта заповедь может быть воплощена в жизнь только целым народом, каждый из сынов которого готов к этому.

Рав Йегуда Лейб Ашлаг
Перевод Натана Файнгольда
_____________________________________
1 Слово כלל (использованное в этом изречении и переведен­ное здесь как «принцип») подразумевает сумму частностей, со­присутствие которых обусловливает некую совокупность или обобщение. — Прим. пер.
2 Гер — иноплеменник, принявший еврейство. — Прим. пер.
3 Трактат Шаббат, лист 31а.
4 Тосафот со ссылкой на Иерусалимский Талмуд, трактат Кидушин, лист 20.
5 Трактат Авода зара, лист 2.
6 ѓа-ришоним — мудрецы XI-XVI вв. — от времен Раши до времен завершения «Шулхан-Аруха». — Прим. пер.
7 Ор эйн-соф — свет Бесконечного. — Прим. пер.
8 Йешайа 64:3.
9 Трактат Брахот, лист 34.
10 «Глаз не видел» — никто (в этом мире) не видел, «только Ты».
11 Сэфэр ѓа-Зоѓар — Книга Сияния.
12 Брэшит Раба, 44.
13 «Ибо диким осленком рождается человек», — сказано в Книге Ийова. — Прим. пер.
14 ѓилхот тшува (Стези возвращения), 10.
15 Трактат Кидушин, лист 30.
16 В Мишлей (Притчи Соломона) сказано (14:34): «Мило­сердие народов — грех». — Прим. пер.


Обращение к Вселенской Церкви: "отпусти народ Мой!"
Гибнет народ от недостатка ведения...
 
Бейт-мидраш / Дом учения » ВЗАИМООТНОШЕНИЯ С ТВОРЦОМ И ЛЮДЬМИ » Человеческие отношения - Яхасей-Энош » Взаимоотношения между людьми
Страница 1 из 11
Поиск:
Функции форума
Ленточный Вариант Форума  |  Правила поведения  |  Участники  |  RSS Лента  |  Поиск по Названиям Тем

Предупреждение: данный форум строго модерируем. Проводятся постоянные ревизии, чистки, а также удаляются устаревшие и потерявшие актуальность темы.

Цветовая маркировка групп: Читатель ~ Участник ~ Постоянный участник ~ Администратор

Поиск по всему сайту


Форум основан 1 июня 2006 г.
Хостинг от uCoz