[ Новые сообщения · Правила поведения · Участники · Поиск по темам · RSS лента ]
"Потому что Я Г-сподь, Б-г ваш, освящайтесь и будьте святы, ибо Я свят" (Левит 11:44)
"Ибо все народы пойдут – каждый во имя божества своего, а мы пойдем во имя Г-спода Б-га нашего во веки веков." (Миха 4:5)
Шалом! Данный форум устроен по типу бейт-мидраш. Эта модель призвана помочь тем, кто желает изучать Тору и еврейскую мудрость, а учеников отличает стремление пополнить свои знания и найти им достойное применение. Люди данной категории не озабочены собственной репутацией или мнением большинства; их цель – сблизиться со Всевышним путем исполнения Его заповедей. Посещение «Бейт-Мидраш» не должно рассматриваться как место, где один человек обнажает духовную несостоятельность другого и претендует на исключительность собственного мнения. Суть общения и обучения – укрепление в праведности, исправление своего характера и, тем самым, участие в исправлении всего Мира (тикун олям).

У нас приветствуются ноахиты (бней-Ноах); геры (прозелиты), принявшие официальный или неофициальный гиюр, или находящиеся на пути к этому; выходцы из христианства или иных религий и культов; караимы; иудействующие, а также все Б-гобоязненные, неравнодушные к Б-гу Авраама, Исаака и Иакова, к Торе и Иудейскому образу жизни. Добро пожаловать!
Книга Мириам Исраэли Страна Аслана. Еврейский секрет Нарнии. "Хроники Нарнии" сквозь призму иудейского мировоззрения


  • Страница 1 из 1
  • 1
Бейт-мидраш / Дом учения » ВЗАИМООТНОШЕНИЯ С ТВОРЦОМ И ЛЮДЬМИ » Евреи и Народы » Память об Амалеке (Генетика и духовность)
Память об Амалеке
MESHULAMОтправлено в: Суббота, 26 Сентября 2009, 13:43 | Сообщение № 1

Фесвитянин
Сообщений: 1160
C нами с 12 Октября 2006
Откуда: Российская Федерация
Статус: Отсутствует
Память об Амалеке

17 Август, 2007
В главе "Шофтим" дана заповедь, которую можно перевести "справедливости за справедливостью достигай": заповедь об эволюции этики. В этой статье мы увидим пример такой эволюции на ярком примере отношения к вражеским детям. Здесь рассматриваются следующие вопросы:

* Может ли измениться (с точки зрения Торы) наследственность человека
* Насколько рождение фиксирует принадлежность человека к Израилю - и его антиподу Амалеку
* Является ли ребёнок человеком, а ребёнок врага - врагом

1. Раса и характер: что первичнее?

Один из отцов современной криминалистики Чезаре Ломброзо (1835-1909) считал, что наследственность определяет характер и поступки человека. Преступление - атавизм, звериная черта, исчезающая в процессе эволюции; у отдельных семей эта склонность пока сохранилась. Поэтому человек, рождённый с генами преступника, станет преступником, говорил он.

Если бы Ломброзо (ассимилированный еврей) поглубже изучал историю собственного народа, он узнал бы о разбойнике Рейш-Лакише, закоренелом преступнике, который в один прекрасный день встретился с учителем Торы р. Йохананом - и неожиданно для себя бросил свои занятия и стал праведником и мудрецом.

Но еврейская философия приготовила ещё один сюрприз. С точки зрения Торы, оказывается, сама наследственность человека может меняться; поступки человека определяют его генетику.

Конечно, это не означает, что под электронным микроскопом вдруг поменяется рисунок ДНК человека (а, впрочем, кто его знает, этот микроскоп?). Но такое духовное определение наследственности важно для понимания того, как Тора предписывает относиться к людям.

В Книге Судей рассказывается о левите, совершившем сомнительный поступок. Его имя в древнем тексте записано так (книга Судей 18,30): "Йехонатан бен Гершом бен МНШh" (יהונתן בן גרשם בן מנשה; буква "нун" висит над именем). Так как читается имя предка левита-отступника - "Моше" (без буквы "нун") или "Менашше" (с буквой "нун"? Комментаторы поясняют: левит Йехонатан, о котором идёт речь - внук самого Моше. Но, поскольку он повёл себя не в полном соответствии с законами Торы, его происхождение от Моше тоже оказалось под вопросом, над именем "Моше" зависла "нун", которая "грозит" превратить "Моше" в "Менашше". Ряд комментаторов даже связывает его с грядущим царём Менашше, отступившим от закона Торы: "потомком Моше он был, но он сделал поступок [царя] Менашше, вот и подвесило его Писание к (родословной) Менашше" (текстологический труд "Минхат шай" р. Йедидья-Шломо Норци, ум. 1616).

2. Ты стал потомком Авраама

Таким же образом человек, перешедший в еврейство, становится потомком Авраама, Ицхака и Яакова. Этот вопрос объяснил РАМБАМ (Маймонид, р. Моше бен Маймон из Кордовы, 1135-1204) в своём галахическом ответе р. Овадии ха-Гер. Овадия родился норманном, но перешёл в иудаизм. Стоит обратить внимание на титулы, которыми награждает Маймонид р. Овадию в начале письма.

Сказал Моше, сын р. Маймона, из сынов изгнанников Иерусалимских в Испании: дошли до меня вопросы учителя нашего и рава нашего, Овадии просвещённого, понимающего (Тору), праведного прозелита, да вознаградит Единый его за труды его, и да будет полноценным воздаяние ему от Единого, Бога Израиля, под крыльями Которого он нашёл себе пристанище. Спросил ты (т.е. Овадия) о теме благословений и молитв, которые ты произносишь наедине, либо публично: говорить ли тебе "Бог наш и Бог отцов наших", и "Освятивший нас Своими заповедями и Повелевший нам", и "Отделивший нас", и "Избравший нас", и "(земля), которую Ты дал в надел отцам нашим", и "Выведший нас из земли египетской", и так далее.

Тебе надлежит говорить всё, как положено, не изменяя ничего. То-есть: как молится и благословляет любой урождённый израильтянин, так и ты достоин молиться и благословлять, - молишься ли ты один или выступаешь посланником общины (т.е. читаешь публичную молитву от лица всех собравшихся).

Основная причина - то, что Авраам, праотец наш, и есть тот, который обучил весь народ, просветил его и сообщил ему об истинной вере и о единстве Святого, Благословен Он/.../. Поэтому всякий, принимающий еврейство, до конца всех времён, и всякий, принимающий Единство Имени Святого, Благословен Он, так, как это написано в Торе, - причислен к ученикам Авраама, праотца нашего, да покоится он с миром, и к сыновьям его дома/.../. Таким образом, Авраам/.../ - отец всем своим потомкам, которые чисты и идут по его пути, и отец своим ученикам и всем неевреям, принимающим еврейский путь. Поэтому надлежит тебе говорить "Бог наш и Бог отцов наших", ибо Авраам, да покоится он с миром - отец твой. ("Ответы Рамбама", 42 по изд. "Мекицей нирдамим", 1934).

Необходимо отметить, что противоположное мнение также высказывалось в иудаизме, в том числе рядом талмудических мудрецов (даже в средние века оно встречалось - например, у Иегуды ха-Леви в кн. Кузари 1,27), но ещё в талмудические времена возобладал взгляд р. Иегуды (ок. 2 в. н.э.; Талмуд Иерушалми, Биккурим 1,4), приравнивающий в этом отношении прозелита и урождённого еврея.

Чем больше еврейские философы посвящали времени изучению метафизики Вселенной, тем глубже этот принцип "духовной генетики" проникал в сознание изучающих иудаизм.

3. Потомки Амалека в Бней-Браке

Если еврейская генетика - понятие идеологическое, то как же быть с традиционным антиподом еврея - амалеком?

Два великих еврейских философа - современники и яростные идеологические соперники - полностью соглашались по этому вопросу. И р. Авраам бен Давид из Поскиеры (1120-1198; "РААБАД Третий"), и намного более знаменитый р. Моше бен Маймон из Кордовы (1138-1204; РАМБАМ, или Маймонид) - оба определяли принадлежность к Амалеку на основании воззрений, а не происхождения.

РААБАД писал, что любой амалекитянин, отступивший от путей своего народа, не является более амалекитянином, и не надо "стирать память о нём". РАМБАМ же говорит (Мишне Тора, Мелахим 6,1), что заповедь Торы не воевать ни с одним человеком на земле, не призвав его ранее к миру распространяется на все народы мира (амалек - не исключение!).

Более того, ещё Талмуд подчёркивает, что амалек - понятие не генетическое: некоторые из потомков Амана были преподавателями Торы в Бней-Браке (Вавилонский Талмуд, Гиттин 57-б и др.). Потомки одного из злейших амалекитян в еврейской истории (см. книгу Эстер) приняли еврейство и стали мудрецами Торы, и другие евреи учились у них, не гнушаясь их происхождения.

4. Является ли ребёнок человеком?

Ответ на вопрос, вынесенный в название главы, однозначный: конечно, ребёнок человеком является. Но в древнем мире смотрели на это иначе. Ребёнок (несовершеннолетний - возраст совершеннолетия зависел от конкретной цивилизации) рассматривался не как человек, а как сырьё, которое может "вырасти в человека". Такое "сырьё" считалось имуществом отца наравне со скотом (а во многих странах - и наравне с женщинами). Спартанцы убивали слабых детей, чтобы они не выросли в слабых людей (которых уже убивать будет нехорошо). У народов Заиорданья и Ханаана родители приносили своих новорожденных детей в жертву богам плодородия.

Римское право предусматривало "отцовскую власть" (patria potestas) согласно которой отцу позволялось судить сына и приводить в исполнение смертную казнь. Более того, это правило распространялось даже на совершеннолетних сыновей (!), которые до смерти отца не могли совершать никаких сделок (в том числе и бракосочетаний) без его позволения. Сын являлся имуществом отца (власть отца - patria potestas была сродни dominica potestas - власти господина над рабом). И сыновья дорожили своим статусом имущества - не будучи "имуществом" отца, они не могли стать его наследниками!

Закон Торы запрещает убивать сына за грех отца, и наоборот (Дварим /Второзаконие/ 24,16); с другой стороны, Тора предписывает уничтожать Амалека и всё, что ему принадлежит - для того, чтобы было ясно, что это уничтожение не из корыстных целей (чтобы нажиться на чужом имуществе), а борьба со Злом.

Таким образом, сын амалека, сам не являющийся амалеком, не должен пострадать (пример: можно намеренно убить террориста или эсэсовца, но не его ребёнка).

Да, в 11-м веке до н.э. пророк Шмуэль предписывал царю Шаулу: "побей Амалека и уничтожь всё, что ему принадлежит; не пожалей его, убей от мужчины и до женщины, от маленького ребёнка и до младенца, от быка до козлёнка, от верблюда до осла" (Шмуэль-алеф /1-я Царств/ 14,3). Такое повеление звучит в высшей степени негуманным, и с нашей (в том числе и религиозной!) точки зрения такое обращение сегодня звучало бы преступным. Но для Шмуэля оно преступным не было, поскольку для него - как и для его современников - ребёнок ещё не включался в понятие "человек". "Не пожалей" (ло тахмоль) предписание подавить не жалость (рахамим), а жадность до чужого добра, которым считались тогда и верблюды, и дети.

Сам факт, что сказано "от маленького ребёнка и до младенца", а не "от подростка и до младенца", может навести на мысль, что совершеннолетний подросток не уничтожался, если сам не был (культурно-идеологически) амалеком (в последнем случае он подпадал под определение "мужчина" или "женщина").

Разумеется, можно себе представить, что чаще всего подростки следовали примеру своих родителей: так и в новейшей истории дети нацистов сами шли по пути Гитлера, а дети исламских террористов и теперь с гордостью демонстрируют перед видеокамерой свои навыки в стрельбе, объясняя, как они собираются уничтожить всех евреев, а за ними и прочих неверных. Эти подростки подлежат смерти по законам Торы и по любым нормальным человеческим законам - но не за грехи родителей, а за собственные:

Для человека древнего мира, таким образом, призыв уничтожить врага вместе с его несовершеннолетними детьми не был геноцидом. Для нас, людей Торы поздних поколений, такой призыв был бы именно геноцидом, поскольку мы иначе понимаем теперь понятие "человек". Более того, я не побоюсь сказать, что наше понимание, что ребёнок ТОЖЕ ЧЕЛОВЕК, причём НЕ МЕНЬШЕ человек, чем взрослый - более правильно, более духовно и лучше соответствует Торе, чем то понимание, которое было у пророка Шмуэля. Да, мы, безусловно, продвинулись вперёд хоть в чём-то по сравнению с теми временами - у нас были ещё тридцать веков для изучения Торы!

5. Убийство детей противоречит Торе

Истина Торы вечна, и наше приближение к ней помогает нам понять смысл, заложенный в ней до всякого времени.

Царь Шаул не исполнил повеление Шмуэля и был за это наказан. Но не потому, что не истребил детей: детей он как раз истребил! Пожалел он богатства амалекитян - и самого обер-террориста (т.е. царя) Агага. Вот их-то он и оставил невредимыми, и за это был наказан Провидением.

Мы уже показали, что истребление младенцев мидйанитян в главе "Матот" было приказом Моше, не исходившим от Единого. Тора засвидетельствовала этот факт - это один из редчайших случаев, когда перед словами "и сказал Моше" не стоит "и сказал Единый".

Сейчас нам ясно - и это полностью соответствует Торе! - что ребёнок является человеком, и что ему присущи права человека перед Богом и людьми. Западный мир дошёл до этой истины совсем недавно - только в 1959 году была принята первая Декларация прав ребёнка (после создания UNICEF в 1946); в 1989 была опубликована нынешняя Конвенция о правах ребёнка - первый международный юридический документ, закрепляющий за ребёнком какие-либо права.

Божественная истина о человеческом достоинстве ребёнка настолько не соответствовала естественному для древнего мира порядку, что была прочитана и понята нами много позднее времён Шмуэля. Так же было и с единожёнством, которое стало обязательным только в десятом веке - хотя Тора преподаёт нам урок парности (один муж - одна жена) начиная с Книги Бытия (и прилепится к жене своей, и станут едина плоть - Берешит 2,24). Понимая эти истины сейчас, нам не следует искать оправдания нарушению их в поступках наших предков; не стоит нам и осуждать их, ибо сказано: "не суди ближнего своего, пока не попадёшь на его место" (Авот 2,4).

Мы начали разговор с Ломброзо, считавшего, что склонность к преступлению исчезает в процессе биологической эволюции человека. Здесь мы увидели эволюцию не биологическую, а идеологическую - эволюцию представлений человечества о собственных детях. И эта эволюция, несомненно, ведёт нас ближе к Богу и Его учению - как и предречено в заповеди Торы (Дварим 16,20): справедливости за справедливостью достигай, чтобы ты жил и унаследовал землю.

Источник



Рабство - в догмах, в заповедях - свобода (С)
 
MESHULAMОтправлено в: Суббота, 26 Сентября 2009, 13:54 | Сообщение № 2

Фесвитянин
Сообщений: 1160
C нами с 12 Октября 2006
Откуда: Российская Федерация
Статус: Отсутствует
У меня несколько иное мнение. Я думаю, что дети этих сообществ УЖЕ были заражены грехом и неспособны к исправлению. У нас нет таких обществ, но мы представить себе не может что это такое. Этих людей-зверей просто некуда было бы девать.


Рабство - в догмах, в заповедях - свобода (С)
 
AllyОтправлено в: Пятница, 21 Мая 2010, 19:50 | Сообщение № 3

Участник
Сообщений: 82
C нами с 15 Мая 2010
Откуда: Украина
Статус: Отсутствует
В этом что то есть. Это мне напомнило про притчу о пшенице и плевелах. Я много думала о ней и похоже, что в родившемся человеке уже заложена определенная природа. Но только один Бог знает кто есть кто.

Отредактировал/а: Ally - Пятница, 21 Мая 2010, 19:51
 
evelinaОтправлено в: Пятница, 21 Мая 2010, 19:57 | Сообщение № 4

Участник
Сообщений: 154
C нами с 15 Октября 2007
Откуда: Бельгия
Статус: Отсутствует
Антисимитизм проявляющийся через людей , это тот же дух амаликитянский.

«Служите Господу в страхе и радуйтесь в трепете»
..и буду петь имени Твоему.
 
ГалилеянкаОтправлено в: Понедельник, 29 Июля 2013, 23:11 | Сообщение № 5

Администратор
Сообщений: 5504
C нами с 01 Июня 2006
Откуда: Израиль
Статус: Отсутствует
САМОПОЖЕРТВОВАНИЕ ИСПРАВЛЯЕТ ОШИБКУ РАЗУМА

Йеуда Фридзон

Пишет рабби Моше бен Маймон (Рамбам): «Три заповеди были обязаны сыны Израиля исполнить после прихода в Страну [Израиля]: поставить над собой монарха... истребить потомство Амалека... и построить Храм» (Мишне Тора, «Законы о царях и их войнах», 1:1, 2). Рамбам подчеркивает, что порядок исполнения этих заповедей должен быть следующим: сначала — назначение монарха, затем — истребление потомства Амалека и лишь потом — строительство Храма.

На первый взгляд последовательность первых двух заповедей не вызывает вопроса: согласно закону, одна из основных задач царя — организация армии и ведение войн. Однако разве нельзя построить Святилище ранее? Почему истребление Амалека — необходимое условие для воздвижения «избранного Дома»?[1]

И еще один вопрос, более общего характера: почему предписание об истреблении Амалека вообще входит в число 613 заповедей Торы? Казалось бы, «что было — то было»[2]: какое отношение к нам сегодня имеет этот народ, в незапамятные времена причинявший беды Израилю, но давно уже исчезнувший с лица земли?

Так почему же мы обязаны «помнить то, что сделал нам Амалек» (см. Дварим, 25:17, 18)? Прежде всего, Тора указывает, что это произошло «на дороге, во время вашего исхода из Египта», а «то, что сделал Амалек», Тора характеризует в следующих словах: «...который попался тебе на дороге и подрезал всех ослабевавших позади тебя (а ты был усталым и изнемогшим), и не боялся Б-га».

Здесь — суть всего, связанного с Амалеком. Кары, которые Всевышний насылал на Египет, обрушивались на него в течение целого года, и за это время весть о них разнеслась по всем народам. Поэтому сразу после исхода Израиля из Египта весь мир трепетал перед ним как народом, ради которого Всевышний совершил невообразимые чудеса. Раши (комм. к Дварим, 25:18) приводит такое сравнение. Представим себе бассейн, полный горячей воды, прыгнуть в который не осмеливается ни один человек; вдруг является «один негодяй» и... прыгает в него. Конечно, он обварился, однако охладил бассейн до такой степени, что в него смогли войти другие. Вот так же и Амалек: первым напав на Израиль после его исхода из Египта, он едва унес ноги, однако показал всему человечеству пример того, что и народу, избранному Б-гом, можно причинить вред. Таким образом, Амалек — первопричина всех бед, которые в будущем причинили Израилю другие народы.

Но есть и более глубокий аспект, на который намекает Тора, отмечая, что Амалек «не боялся Б-га». Так что дело не только в ненависти Амалека к Израилю (унаследованной им от его деда Эсава, которому он старался подражать во всех его нечестивых делах; см. Мидраш рабби Танхумы, Толдот, 8). Настоящей причиной того, что он напал на Израиль, был его бунт против высшей власти Творца. Амалек стремился доказать всем народам, что Всевышний не всемогущ, раз Он якобы не в состоянии предохранить Свой народ от ущерба. Суть борьбы Амалека с Израилем в том, что в действительности это война против Всевышнего, именно поэтому «...война у него [Г-спода] с Амалеком из рода в род» (Шмот, 17:15.).

Но сказанное не объясняет, почему Тора подчеркнуто обращается не ко всему народу Израиля в целом, а к каждому из нас — в единственном числе: «Помни, что сделал тебе Амалек»? Чтобы получить ответ на этот вопрос, нужно обратиться к учению о внутреннем, глубинном смысле Торы — то есть к каббале и хасидизму. И тогда оказывается, что в духовном плане Амалек непрерывно продолжает попытки победить Израиль (или, по крайней мере, причинить ему максимально возможный вред), и постоянная память об этой опасности — залог успешной борьбы с этим врагом.

Как учит каббала, у каждого из положительных качеств, присущих святости (сфирот), есть ана­лог-про­ти­во­положность в сфере скверны. Каждый из народов мира, враждебных Израилю, воплощает какую-то из этих нечистых сил (клипот). Так, семь народов, обитавших в стране Кнаан до того, как она превратилась в Страну Израиля, были олицетворением семи дурных свойств характера (мидот). Однако, несмотря на то, что все они противоположны мидот святости и враждебны ей, их, в принципе, можно переделать, перенаправить и исправить. Так, любовь к удовольствиям может быть обращена в противоположную сторону и стать любовью ко Всевышнему; самолюбование, побуждающее человека к тому, чтобы он похвалялся собственными достоинствами, может быть трансформировано в восхищение проявлениями Б-жественного в нашем мире; из упрямства и настойчивости в достижении личных целей может быть сформировано упорство в исполнении заповедей Торы, преодолевающее любые препятствия... (Ясно лишь, что для этого необходимо долго и неуклонно работать над собой, исправляя и совершенствуя свои мидот.) Поэтому, кроме истребления тех семи народов, Тора предусмотрела иные возможности: изгнание в другие места земного шара[3] или исправление, то есть принятие образа жизни, предписанного Торой потомкам Ноаха[4].

Другое дело — Амалек. «Первым из народов» называет его Тора (Бемидбар, 24:20), намекая на то, что он — начало, корень и источник свойств, обратных святости. Каких именно?

Прежде всего, это холодность: равнодушие, неприятие того, что связано с Б-жественным, со святостью, и безразличие ко всему этому. О Всевышнем сказано: «Ибо Г-сподь, Б-г твой, — Он огонь пожирающий» (Дварим, 4:24). Б-жественное — горячо само и требует к себе такого же горячего отношения. А Амалек — прямая противоположность этому.

На это свойство Амалека, кстати, и намекает Раши в своем примере с бассейном, приведенном выше. Он обыгрывает слово «корха» (написанное в Торе): кроме значения «случайность» (Амалек как бы случайно «попался тебе на дороге»), в нем ясно угадывается корень «кор» — «холод».

Далее, как объясняет учение хасидизма[5], суть Амалека — высокомерие, не имеющее никакого основания, наглость, ненависть ко всему, превосходящему его в чем бы то ни было. Эти свойства дают ему уникальную силу противопоставить себя самому Всевышнему. Творец говорит: «Я — первый, и Я — последний…» (Йешаяу,­ 44:6), а про Амалека написано в Торе: «Первый из народов — Амалек...» (Бемидбар, 24:20). Амалек уверен, что обладает теми же достоинствами, как и Всевышний, и якобы равен Ему, — и потому не боится Его. Вот почему Амалек — источник мирового зла: ведь любое зло — это отход от Всевышнего, нарушение Его воли.

Поэтому борьба Израиля с Амалеком всегда имела духовную основу — независимо от конкретных причин, приводивших к войне с ним. Ключ к пониманию сути всех столкновений с Амалеком дает нам Тора, описывая первую войну с Амалеком. «И было так: как поднимет Моше свою руку — одолевал Израиль, а как опустит свою руку — одолевал Амалек» (Шмот, 17:11). «Но разве из-за рук Моше побеждают в войне или терпят поражение?» — изумляется Гемара (Рош а-Шана, 29а) и сама же отвечает: «Рассказывая об этом, Тора хочет тем самым тебе сказать: все время, пока сыны Израиля всматриваются ввысь и подчиняют свои сердца своему Отцу в Небесах — они побеждают, а если нет — терпят поражение».

И там же Тора намекает на то, по какой причине Амалек приобретает такую силу, что осмеливается выступить против Всевышнего и Его народа. Оказывается, виноваты в этом сами евреи. Первая война с Амалеком произошла в месте под названием Рефидим, которое Гемара (Рош а-Шана, 29а) интерпретирует как сокращение слов «рафу ядаим», «ослабли руки», и объясняет: как только сыны Израиля допустили слабость в изучении того, в чем состоит воля Всевышнего, — в ее исполнение «пришел Амалек и стал воевать с Израилем…» (Шмот, 17:8)[6].

То же самое произошло спустя много-много лет, в начале эпохи Второго храма, когда подавляющее большинство еврейского народа не вернулось в Страну Израиля, а добровольно осталось в изгнании, рассеявшись по всем странам гигантской империи персидского царя Ахашвероша. Евреи жили богато и беззаботно, по­этому не тревожились из-за начавшейся в их среде ассимиляции, все более и более частых отступлений от предписаний Торы и небрежного отношения к ее запретам. Последней каплей, переполнившей чашу терпения Всевышнего, стало их участие в грандиозном пире, устроенном Ахашверошем в ознаменование того, что его власть над всем тогдашним цивилизованным миром стала безраздельной. Не говоря уж о том, что евреи на пиру, в угоду царю, ели запрещенную пищу и пили некошерное вино (хотя их никто к тому не принуждал); они проявили непростительное пренебрежение к собственным святыням, когда на стол, чтобы украсить его, подали сосуды из разрушенного Иерусалимского храма. Вот тогда Всевышний напустил на грешный Израиль злодея Амана, который вознамерился уничтожить всех евреев в один день, но им удалось спастись, и в честь чудесного избавления от, казалось бы, неминуемой смертельной опасности был установлен праздник Пурим[7].

Но для того чтобы выявить глубинную связь Амалека с событиями Пурима, нам нужно вернуться к тому моменту еврейской истории, когда, уступив настоятельным просьбам сынов Израиля, пророк Шмуэль поставил над ними царя — Шауля.

Как рассказывается в книге Шмуэль I (гл. 15), после того как царь Шауль усмирил все окрестные народы, угрожавшие Израилю, Шмуэль напомнил ему, что пора исполнить следующую заповедь (после назначения царя): истребить Амалека. Шауль должен был безжалостно умертвить всех представителей народа Амалека и даже уничтожить все, что им принадлежало, чтобы в самом буквальном смысле «стереть след Амалека из-под небес» (Дварим, 25:19). Однако Шауль рассудил, что гораздо разумней оставить самое лучшее из достояния Амалека и использовать это для жертвоприношений Всевышнему. Ему представлялось, что это более высокий способ служения, нежели предписанный ему Шмуэлем. Из таких же соображений Шауль оставил в живых самого главного амалекитянина — царя Агага. Однако это было ошибкой, и, совершив ее, Шауль потерял царство. Не проявив абсолютной покорности воле Всевышнего, он ясно показал, что не способен внушать народу такую покорность (а это одна из главных духовных задач еврейского царя[8]). «…Поскольку отверг ты слово Г-спода, отверг Он тебя как царя!» (Шмуэль I, 15:23) — заявил ему Шмуэль.

Однако не один Шауль пострадал из-за того, что слишком уповал на свой разум. Хотя, обнаружив, что царь Амалека оставлен в живых, Шмуэль немедленно сам убил его, «след Амалека» остался «под небесами»: в ту последнюю ночь своей жизни Агаг успел зачать ребенка.

А прозвище Амана, заклятого врага евреев, — Агаги (то есть по-рус­ски — Агагов). Оно указывает на происхождение от последнего царя Амалека Агага: Аман был потомком того самого ребенка, которого зачал Агаг, вообразив, что уже спасся от смерти. Кроме того, как разъясняет каббала[9], душа Амана была реинкарнацией души Эсава: отсюда те силы, которые дали ему возможность принять такое решение, что оно имело бы вселенские последствия, если бы упаси Б-г, увенчалось успехом[10].

Вполне очевидно: тот, кто мог бы противостоять Аману, должен был обладать по меньшей мере такими же силами — только «с противоположным знаком»: святости. И таков был Мордехай. Во-первых, душа его[11] была реинкарнацией души отца нашего Яакова (так, спустя более тысячи лет Яаков и Эсав снова встретились лицом к лицу — только в новом воплощении). Во-вторых, прослеживая родословную Мордехая, Танах доводит ее до «Киша, мужа из колена Биньямина» (Эстер, 2:5). Это упоминание имеет чрезвычайно важное значение: царь Шауль, которому не удалось полностью уничтожить Амалека, был сыном того самого Киша из колена Биньямина! Опять-таки мы видим, как два врага спустя почти шестьсот лет снова встречаются в новом воплощении для «последнего и решительного боя»!

Значит, Всевышний одарил ту семью особой силой для уничтожения Амалека и, хотя первая возможность реализовать ее не была использована до конца, Он предоставил для этого вторую возможность. Вот поразительный пример того, как Всевышний управляет миром, сталкивая противоположные силы, пока та из них, которая исполняет Его волю, не победит другую, враждебную ей!

Однако всего это еще недостаточно для победы. Пока мы выяснили, что противники были, фигурально выражаясь, в одной весовой категории. Для того чтобы победить столь мощные силы нечисти, необходимо было приобрести такое неоспоримое преимущество, против которого клипа Амалека была бы бессильна.

Совершенно очевидно, что такое преимущество мог дать только Всевышний, однако такой дар необходимо заслужить. Известно, что Всевышнему особенно дороги слова Торы, произносимые маленькими детьми, — «голос, в котором отсутствует грех» (Вавилонский Талмуд, Шабат, 119б). И Мордехай собрал множество детей и начал обучать их Торе. Но и взрослых он не забывал, не­устанно разъясняя им, что корень постигшей их беды — в них самих, в их равнодушии к заветам Торы, отступлении от заповедей Всевышнего. Перед лицом грозящей опасности никто уже не мог обманывать себя в том, в чем именно — истинные ценности, а в чем — ложные.

И Танах приводит поразительное свидетельство действенности мер, принятых Мордехаем. Написано: «И приняли [на себя] иудеи то, что уже начали делать…» (Эстер, 9:23), а именно: «то, что начали делать» у горы Синай из трепета пред Всевышним, теперь евреи «приняли» на себя с любовью и признательностью. Иначе говоря, результатом стало вторичное принятие Торы!

Но все дело в том, что в своем возвращении к Торе и ее заповедям евреи проявили тогда настоящую готовность к самопожертвованию, а она никогда не остается без ответа свыше. Во все духовные миры и через них в наш материальный мир посылается чрезвычайно яркий и мощный поток Б-жественного света. Его уровень настолько высок, что этот поток нельзя притянуть исполнением никакой другой заповеди Торы. И от него стремглав убегают все силы скверны, а поскольку все, что происходит в нашем мире, — следствие происходящего в сфере духовной, то и на Земле Израиль одерживает победу столь невообразимую, что все народы мира поймут: евреи — поистине Б-жий народ и начнут превозносить их (см. книгу Эстер, 8:17)[12].

Теперь понятно: необходимо истребить Амалека, чтобы построить Святилище. Для того чтобы обеспечить постоянное присутствие Шхины на земле, нужно устранить то, что по самой сути своей — ее полная противоположность. И заповедь эта не ограничена временем, так как клипа Амалека продолжает существовать и угрожать каждому из нас. Чтобы не терять бдительности, мы каждый день после утренней молитвы прочитываем напоминание: «Помни, что сделал тебе Амалек» — как дух Амалека ежедневно пытается поколебать нашу преданность Всевышнему и Его Торе, как препятствует наступлению полного и окончательного Освобождения. И лишь когда мы исполним все, что требует от нас Всевышний в борьбе с Амалеком, Он осуществит Свое обещание полностью стереть след Амалека из-под небес (Шмот, 17:14). Он совершит то, что не под силу никому, кроме Него: уничтожит самый дух Амалека — концентрат ненависти Эсава к Яакову и к Тому, Кто избрал Израиль.

В заключение приведем очень любопытное свидетельство рабби Эльханана Вассермана, одного из самых значительных авторитетов Торы перед второй мировой войной. От имени своего великого учителя, рабби Исраэля-Меира а-Коена (известного всему миру под псевдонимом Хафец Хаим), он передавал следующее.

Сопоставляя обстоятельства, связанные с чудом Хануки, с одной стороны, и с чудом Пурима — с другой, мы получаем чрезвычайно ценный урок. В эпоху Хасмонеев опасности подвергалось не физическое, а духовное существование еврейского народа. Эллинисты яростно боролись с еврейской Торой, с исполнением ее заповедей и идеей Б-гоизбранности народа Израиля. Напротив, в эпоху Мордехая (и Эстер) никто не посягал на духовную жизнь евреев: они могли, в принципе, сидеть и изучать Тору и без всяких помех исполнять заповеди. Однако над ними висела неотвратимая, казалось бы, угроза поголовного уничтожения всего за один день. Как снизошло чудесное спасение, что вызвало вмешательство свыше? В обоих случаях — готовность к самопожертвованию, но в первом случае эта готовность проявилась в вооруженном восстании без всяких, казалось бы, шансов на успех, а во втором — в раскаянии, отречении от прежних интересов, молитве и посте.

И вот какой вывод из этого делал Хафец Хаим. Когда евреям угрожает духовное уничтожение, нет иного выхода, как браться за оружие; когда же опасность нависает над самим физическим существованием народа Израиля, помочь может лишь чистосердечное раскаяние в совершенных грехах и возвращение ко Всевышнему: к изучению Его Торы и исполнению Его заповедей.

И, прибавлял рабби Эльханан Вассерман, Хафец Хаим горько раскаивался в том, что бежал от советской власти, уклонившись от исполнения заповеди об освящении Б-жьего Имени, а не поступил, как Любавичский Ребе, рабби Йосеф-Ицхак, который оставался в СССР до тех пор, пока власти не выдворили его из страны. Хафец Хаим был убежден, что, если бы евреи в России восстали против своих духовных губителей так, как это сделали Хасмонеи, Всевышний совершил бы для них чудеса, подобные тем, в память о которых мы празднуем Хануку.

ЛЕХАИМ - ежемесячный литературно-публицистический журнал и издательство.

______________________________
[1]. Так Рамбам именует Храм.
[2]. Выражение Талмуда, типичное для подобных случаев (см., напр., Гитин, 80а).
[3]. Эту возможность предпочел один из тех семи народов — гиргашиты. Ин­те­ресно, что, согласно мнению некоторых современных историков, именно они основали город Карфаген в Северной Африке и жили в нем, успешно соперничая с ранним Римом.
[4]. «Потомкам Ноаха», то есть всему человечеству.
[5]. См.: Мителер Ребе. Шаарей ора. Л. 88а. С. 175; маамарим Захор, Вайеи каашер ярим и Решит гоим Амалек, 5680 (1920) — последние маамарим Любавичского Ребе Рашаба (рава Шалома-Дов-Бера), в которых, безусловно, отражены начавшиеся гонения советской власти на иудаизм.
[6]. Это было осуществлением слов Ицхака (Берешит, 27:40), сказанных им Эсаву (чью ненависть к Израилю, как говорилось, унаследовал Амалек). Раши их разъясняет так: «Когда станет Израиль нарушать Тору, вот тогда ты получишь право выразить свое горе по поводу благословений, которые он забрал у тебя, и ты свергнешь его иго».
[7]. Как подробно рассказывается к Танахе, в книге Эстер, и детально разъясняется в трактате Вавилонского Талмуда Мегила.
[8]. См.: Ребе Цемах Цедек. Дерех мицвотеха. Мицват минуй мелех, 1.
[9]. См.: Седер а-дорот о событиях, связанных с Пуримом.
[10]. Потому что, как объясняет Раши в самом начале своего комментария к Торе (Берешит, 1:1), мир сотворен ради Израиля и ради Торы — то есть ради того, чтобы в нем евреи изучали Тору. Следовательно, Аман воспротивился тому намерению Творца, ради исполнения которого Он сотворил мир!
[11]. См.: Седер а-дорот о событиях, связанных с Пуримом.
[12]. Так же это было сразу после Шестидневной войны.


Обращение к Вселенской Церкви: "отпусти народ Мой!"
Гибнет народ от недостатка ведения...
 
Бейт-мидраш / Дом учения » ВЗАИМООТНОШЕНИЯ С ТВОРЦОМ И ЛЮДЬМИ » Евреи и Народы » Память об Амалеке (Генетика и духовность)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:
Функции форума
Ленточный Вариант Форума  |  Правила поведения  |  Участники  |  RSS Лента  |  Поиск по Названиям Тем

Предупреждение: данный форум строго модерируем. Проводятся постоянные ревизии, чистки, а также удаляются устаревшие и потерявшие актуальность темы.

Цветовая маркировка групп: Читатель ~ Участник ~ Постоянный участник ~ Администратор

Поиск по всему сайту


Форум основан 1 июня 2006 г.
Хостинг от uCoz