[ Новые сообщения · Правила поведения · Участники · Поиск по темам · RSS лента ]
"Потому что Я Г-сподь, Б-г ваш, освящайтесь и будьте святы, ибо Я свят" (Левит 11:44)
"Ибо все народы пойдут – каждый во имя божества своего, а мы пойдем во имя Г-спода Б-га нашего во веки веков." (Миха 4:5)
Шалом! Данный форум устроен по типу бейт-мидраш. Эта модель призвана помочь тем, кто желает изучать Тору и еврейскую мудрость, а учеников отличает стремление пополнить свои знания и найти им достойное применение. Люди данной категории не озабочены собственной репутацией или мнением большинства; их цель – сблизиться со Всевышним путем исполнения Его заповедей. Посещение «Бейт-Мидраш» не должно рассматриваться как место, где один человек обнажает духовную несостоятельность другого и претендует на исключительность собственного мнения. Суть общения и обучения – укрепление в праведности, исправление своего характера и, тем самым, участие в исправлении всего Мира (тикун олям).

У нас приветствуются ноахиты (бней-Ноах); геры (прозелиты), принявшие официальный или неофициальный гиюр, или находящиеся на пути к этому; выходцы из христианства или иных религий и культов; караимы; иудействующие, а также все Б-гобоязненные, неравнодушные к Б-гу Авраама, Исаака и Иакова, к Торе и Иудейскому образу жизни. Добро пожаловать!
Книга Мириам Исраэли Страна Аслана. Еврейский секрет Нарнии. "Хроники Нарнии" сквозь призму иудейского мировоззрения


Страница 2 из 3«123»
Бейт-мидраш / Дом учения » КНИЖНАЯ ПОЛКА » Притчи и Мидраши » Творчество. О Старике Хоттабыче и других (еврейская тематика)
Творчество. О Старике Хоттабыче и других
LouizaОтправлено в: Вторник, 01 Ноября 2011, 17:36 | Сообщение № 21

Участник
Сообщений: 1318
C нами с 22 Июня 2009
Откуда: Украина
Статус: Отсутствует


Как евреи кладбище охраняли


«На золотом крыльце сидели: царь, царевич, король, королевич, сапожник, портной, кто ты будешь такой?..» Детская считалочка и целый рой фантазий: благородное лицо царя, нежное его подобие – царевич, чуть грубоватый сапожник, хитроватый, улыбчивый портной…и крыльцо светится, золотое …

Но заключительный вопрос считалочки: «Кто ты будешь такой?..» когда-то смущал своей бесцеремонностью. Ну, действительно, а кто я такой?
Так, с бухты-барахты, и не ответишь. Определять себя как биологический тип, как профессиональную единицу или, тем более, по политической принадлежности я не собирался! Это всё скорлупка, одёжка, несерьёзно. Тут бы поглубже копнуть, в индивидуальность вглядеться… Та-а-а-к, дружно раскрываем книжки по психологии, социологии, дерматологии, диетологии, психиатрии, Фрейда – Брейда, самоучитель древне-чукотского языка – дружно смотрим, дружно зев-а-а-ем и дружно…закрываем. Нет там ничего про нас. Вопрос, как говорится, на лице: кто же мы такие?
А ну-ка, потрясти себя, потревожить себя – и сквозь ворохи русской аппликатуры и политуры, поэзии и мата, сквозь технически-рациональное мышление, сквозь любовь к политике и злословию, сквозь чувственность и благородство, если повезёт, конечно, проявится мудрое мерцание чистого огонька – еврейская душа!
И что это за зверь такой – еврейская душа? Пока прячется, маскируется – не слышно её и не видно, ну а заговорит вдруг – не по себе станет, самые основы потрясёт, покоя и сна лишит, на подвиги потянет – с вами этого не бывало?
Во второй половине восьмидесятых годов собрались как-то несколько молодых, и не очень молодых, евреев в Саратовской Синагоге, что на улице Посадского, 208. Кто уж соблюдал заповеди, кто начинал, а кто только собирался. Но общее для всех - раскалённая иголочка в сердце, заставлявшая искать, читать, копаться, выискивать причину странного пробуждения. В общем, душа еврейская зачесалась.
А дни были тёплые, весенние. Апрель на дворе. Помните, снежок сходит, и все "прелести" индустриального города – как на ладони? Но речь не о том, а вот о чём. Любимым развлечением молодых, или лучше сказать, юных жителей Саратова было 20-го апреля, на день рождения чубатого с усиками, выходить вечерком весёлой полупьяной толпой, спускаться по грязным улочкам к еврейскому кладбищу, да на надгробных камнях выказывать свою удалую молодецкую, с прыщами под мышками, силушку.
Ну, обычай, как говорится, и есть обычай. Евреи уж привыкли подкапливать к весне деньжат на ремонт родных могил.
А в этот раз сговорились несколько евреев в такой вот вечерок собраться, да на кладбище подежурить. Ну, а появятся «долгожданные» гости – ретироваться, да милицию позвать.
Что ж, сказано – сделано. Жёны, конечно, ни в какую, запричитали, испугались. Но что поделаешь с пробудившимся еврейским сердцем?
А вечер тот славный был – тёплый и свежий. Луна светила прищуренным глазом. На кладбище - тишина и покой. Прошлогодние листья уютно шуршали под ногами, а евреи ходили от могилы к могиле и вполголоса делились друг с другом, кто что знает, о себе и еврействе. А потом, по очереди, всю компанию к «своим» могилам стали водить – «знакомить» с умершими родственниками. Спускалась тьма. Девять часов – тихо…
Тихо на кладбище, а в центре города, под самым памятником Ильичу, показывающим чудовищным пальцем куда-то прямо в светлое будущее, стекались мутными ручейками эдакие широкогрудые, широкоскулые, широконосые ребятишки. Лысоватые, с гребнями над идиотическими лбами, с пустыми хамскими глазками. В ручках они держали: кто ломик, кто палочку, а кто цепочку. Мол, празднество на дворе, ночка разудалая…
А в "сторожах" напряжение нарастает. Выяснилось: позади кладбища – крутой склон, взобраться по нему – не так-то просто. По бокам – непроходимый кустарник, и единственный выход – впереди, там, откуда ожидается толпа... А милиции и слыхом не слышно. Почему же не бежали? Вот тут-то и загвоздка, вот тут-то тайна загадочной еврейской души: словно долг какой-то выплатить решили …
А толпа-то на площади сформировалась, загустела, засверкала колечками в ушах, золотыми коронками в зубах, уже выпила для храбрости, уже загомонила матерным припевом, постояла, покачалась, да и двинулась туда, где семеро разношерстных еврейчиков наивно выпячивали свои куриные грудки…
…Десять часов – тихо.
Разговоры не умолкают. Все скрывают волнение, но втайне рады, что милиция предупреждена… Одиннадцать часов – тихо.
Напряжение достигает предела, но растворяется в бесконечных беседах о сущности бытия, о Всевышнем, о тайнах Мироздания. Евреям жутко, но и как-то весело, они ощущают теперь, именно теперь, особую, нежданную близость к Создателю…
Между тем толпа набирала скорость, с гиком и свистом приближалась к кладбищу, предвкушая потеху, безжалостную и дикую. Вот-вот, с хриплым раскатом она перекинется через кладбищенскую ограду, навалится и раздавит собой семеро неугомонных еврейских душ, ещё семь могил добавит к этим печальным рядам – не лезьте, мол, не в свои сани, …но…
Но происходит невероятное: неведомо откуда, из каких-то подворотен, из боковых улиц, наперерез толпе, бросается свора таких же подростков – уличных бестий из враждебного клана, и вгрызается волчьей хваткой в ненавистное горло…
Земля задрожала от битвы. Драка знатная завязалась. Бились, чем попало: цепями, палками, ножами. С обеих сторон текла кровь, падали раненные. Звери, звери.… Только к утру милиции, с помощью специальных собак, удаётся остановить побоище…
…Двенадцать, первый час. Появляется милиционер в форме. Он дружелюбен и объявляет, что послан в помощь. У него допотопный передатчик, не способный установить связь даже с патрульной машиной…
Час ночи – тихо, никто не пришёл. Щит Всевышнего прикрыл евреев.
В половине второго, недоумевающие, но гордые, по двое, по трое, "сторожа" не спеша расходятся по домам, лишь впоследствии узнав, какой опасности подвергли себя, и каким чудом была отведена беда…

Вот, что бывает, когда оживает еврейская душа. Какие странности, какие нелепости заставляет порой она нас совершать!
Но пусть правы были жёны, ругая за опасное предприятие! Пусть было это по-детски и неумно. Но, всё ж таки, впервые, за многие годы, собрались евреи в мохнатом городе Саратов, чтобы почувствовать теплоту еврейских душ, чтобы сыграть древнюю-древнюю мелодию, всё ещё звучащую в народе нашем, снять маску озверелого прагматизма и обратить взоры свои, пусть неумело, пусть наивно, к Источнику жизни, к Отцу нашему на небесах…
И Он ответил, и Он защитил! И да будет так всегда…

На золотом крыльце сидели…евреи… евреи… евреи…

Александр Красильщиков
03.04.2011 06:32


Я могу только предоставить Вам информацию. Убеждения Ваши Вы должны формировать сами.
 
LouizaОтправлено в: Среда, 02 Ноября 2011, 10:22 | Сообщение № 22

Участник
Сообщений: 1318
C нами с 22 Июня 2009
Откуда: Украина
Статус: Отсутствует


Меламед


Его звали раби Довид Блиндер – «слепец». Он был, как говорят, простым меламедом. Простым, да не простым, если среди учеников его числился сам раби Хаим из Бриска. Но дело не в этом. Всю жизнь раби Довид учил детей Торе, и учил хорошо, ибо и сам, без остатка, был погружён в это море.

Не зря звали его «блиндер-слепец», - он ничего не видел дальше листа Гемары, он ничего не замечал, кроме чистых глаз своих мальчиков, жадно пьющих святые слова. Поколение за поколением вырастали, а он всё тот же, а он всё туда же: от «алефа» до «тава», от книги «Берешит» - до «Дварим», от одного трактата Талмуда к другому.

Он уже не молод, а времена плохие настали. Власть неверия и тьмы в бывшей России. Евреи не узнают сами себя, думают, что строят счастье для всех, а в итоге – беды сыплются одна за другой. Учить детей Торе – преступление, жить по её Завету – позор, верить в Творца Мира – порок. Но это вопросы для слабых духом, но не для раби Довида-«слепца». Он и теперь, когда всё летит в тартарары, всё такой же неугомонный. Священная книга не сходит с его рук. Слова Торы всегда на его устах. И еврейские дети, которых собрал перед собой на старых скамьях, звонкими голосами повторяют: «Берейшис боро…Элоким эс о-шомаим в эс о-орэц…»

В этом тайном подвале, где тусклый свет от жёлтых свечей, где полки старинных фолиантов с заклеенными переклеенными корешками, где старенький шкафчик со спасённой Книгой Книг, время не пожелало сойти с ума. Здесь всё ещё царит волшебное счастье вечных слов и разгадываемых истин. Вопросы и ответы, затруднения и решения, споры Мудрецов и уроки Великих Праведников.

Где-то там, наверху, пусть гремят оркестры, пусть там лелеют жалких вождей и царит тщательно скрываемый страх. Пусть там запивают неверие причудливым дымом лжи. Это там. А здесь, как и прежде тысячи лет, живая радость общения с Творцом. Разве победа – в рычании медных труб? Разве успех – в сокрытии правды? И разве сила – в страхе?

Но однажды случилось нечто, что даже для раби превысило все уровни уверенности в Творце. Это был обычный урок. Разбор Гемары. Кто-то спросил, кто-то ответил. Этот привёл довод, а этот – его отверг. Ещё одно затруднение, ещё одно доказательство! А если - так, а если – вот это? А вот Мишна говорит… А Мудрецы спрашивают… Тосафот ставит в тупик всех… Что скажут Ришойним?... Как объяснят Ахройним? Все разгорячены, все в пылу спора… Раби Довид – как рыба в воде, это его счастье, это его стихия. Мальчики, ну, мальчики – кто разрешит задачу?...

И вдруг – железный визг засова, словно рушатся стены, открывается дверь и на пороге – сам Сатана в голубых погонах, серой фуражке, чёрных ремнях и бронзовой кобурой. Это смерть пришла, это Змей воспрянул из праха. Что теперь будет – ведь это Страх, собственной персоной ворвался к ним? Стальные глаза, губы кривятся и вот сейчас изрекут приговор…

Но раби Довид… Что такое? Он не сжался, не откинулся к стене, не задрожал – напротив, он возмущён: откуда взялся этот мешуге, что делает здесь эта чёрная тень? Как посмел прервать высокий спор, как заикнулся перечить Торе… Раби в гневе, он негодует и делает то, на что не решился бы никто… Он подскакивает к энкэвэдэшнику и с размаху бьёт по лицу…

Стоп… время остановилось.… Этого быть не может… Казнь неизбежна.… Убивали и из-за ничего… Сажали и просто так… А уж за такое… В подвале нет воздуха, вместо него – свинец… Лицо страха каменеет, вместе с красным следом пальцев раби… Минута, ещё минута… Молчание. Энкэвэдэшник разворачивается и без слов, без единого звука исчезает…

И ничего, ничего не случилось, ни назавтра, ни потом…

Спросил как-то раби Йосеф Дов Соловейчик, автор знаменитой «Бейт а-Леви»: «Реб Довид, ну хорошо, собой бы вы рисковали, но дети, как же они?»

И что же ответил раби Довид? Он, как водится, ответил вопросом на вопрос: «Скажите, Раби, а как бы вы поступили? Приходят красть детей, забирают от Торы, да ещё как раз когда мы решаем тяжёлую задачу из Тосафот! Ну, раби, что бы вы сделали на моём месте?!»…

Александр Красильщиков


Я могу только предоставить Вам информацию. Убеждения Ваши Вы должны формировать сами.
 
LouizaОтправлено в: Четверг, 03 Ноября 2011, 15:01 | Сообщение № 23

Участник
Сообщений: 1318
C нами с 22 Июня 2009
Откуда: Украина
Статус: Отсутствует
АНГЕЛ

Этого звонка мы не ожидали.

В дверях - молодой человек странной наружности, с кривой бородкой, неправильным лицом и старыми глазами.

"Шолойм алейхем, - тихо сказал он, и попросил разрешения войти. - Саша, - так он назвал себя.

Для нашей советской жизни он выглядел необычно. В сером помятом костюме, выцветшей шляпе, зелёной наплечной сумкой, старой, до протёртости.

Пылала пятница. Жарким средне российским летом. Пыль не оседала. До сумерек далеко. Впереди - Суббота.

Саша входит, опускает на пол груз и осматривается.

Мы смущены. А он нет.

"Можно вымыть руки?"

Ну, конечно же, можно, а что дальше? Удивление на наших лицах он смыть не спешит.

Потом садится к столу, смотрит на нас и начинает рассказывать.

Всё это для нас тёмный лес. Но интересно. Мошиах вот-вот придёт - "пуговицы уже начищены".

"Саша, а не хотите ли перекусить?"

"А что у вас?", - оживляется он и идёт на кухню. Там долго рассматривает наш обиход. Бедненькие кастрюльки, изрезанный стол, обугленные сковородки, но свежевымытые тарелки.

"У нас кашрут, - сообщаем витиевато, пришлёпывая губами от предчувствия гостеивого восторга.

А он молчит. Даже не оборачивается. Его взгляд овладел булькающей сковородкой. Рыба жарится. Наша гордость и объедение.

"Это что, - не торопится он, - это что за рыба?

Ставрида. Это с плавниками и полосочкой чешуи по бокам.

Он оглядывается, расставляет руки, чешет ботинком ботинок и говорит:

"По-моему, она некашерная"

Ка-ак?! - бросаемся мы в атаку. - А вот плавники, а вот чешуя! Тебе мало? Тебе хвост крючком подавай? Он теряется, но не отступает. "Можно я позвоню?" И звонит, удивив до онемения соседей - еврейских старушек - мать и дочь.

"Некашерная", - огорчённо вздыхает, вернувшись.

Прекрасно удавшаяся рыба отправляется в мусорное ведро. Вот - мышам пир!

А мы идём окунаться. Еврей, не окунувшийся в канун Субботы - уже почти не еврей!

Это - пожалуйста! У нас Волга. Без конца и края. Вот только подойти к ней - детектив. Заборы, запоры, лодки, паровозы, дрова, нефть, грязь.

Маленький кусочек тепличного пространства. Волнорез. Ширина пятнадцать метров. Людской наплыв. Мужчины, женщины, дети. Гул и визг до небес. На закате весь микрорайон здесь. И мы с Сашей. У него полотенце, как шарф, вокруг шеи.

А другого места нет? - спрашивает он, и начинает расстегивать пиджак.

И вдруг я холодею. Он же сейчас разденется догола.

Уже расстегнуты рукава рубашки.

Я хватаю его за руку. Только бы оттащить от людей. А там видно будет.

Он упирается, но мы уходим. Заборы, заборы, пыль, слепящий свет.

И вдруг - о, чудо - чистенькая нетронутая бухточка. Я готов поклясться: её здесь раньше не было! Это всё еврейские штучки! Песочек чистый, свежий. И никого. Вы понимаете, никого?

Саша разоблачается и идёт по воде худой, как оживший скелет. Ихтиандр, ископаемый человек, ниточка из прошлого. Чистый, прополосканный в семи водах, еврей...



…Синеет окно над свечами. Садимся к столу. Что у нас там осталось? Ага! Две дымчатые халы и вермишель. Её величество. Не беда. За то - какой гость!

А гость запускает руку в мешок и... Нет, этого не передать. Вынутое им - золото, серебро, бриллианты!!! Этого никто не мог угадать! Вы знаете, что оказалось на столе, благодаря щедрой Сашиной руке?

Бутылка вина!

Мы падаем на стулья. Мы не верим. Мы даже не знали, что такое бывает на свете.

Бутылка еврейского вина. С этикеткой, где два молодца несут гроздь винограда. Вино Заоблачной Страны! Вино с запахом нестареющей печали, ушедших веков, нескончаемой тоски, разрушенных садов.

Саша, ты прямо с неба? Да? Ты ангел, соскучившийся по еврейской Субботе?

Разве мы заслужили это? Мы ведь благословляли до сих пор только на компот из изюма, да на самодельный уксус.

А тут - виноградная магия.

Вот тебе бокал. Пой для нас. Мы покорены.

И полилась Суббота. Музыкой и счастьем. Какие разговоры на бархатной скатерти! Какие песни тончайшего рубинового стекла!



А утром - притихшею аллеей - в маленький домик с неприметной калиткой. То-то обрадуются старики волшебному гостю.

Откуда же он взялся среди смердящей, поникшей тоски. Где вырос? Без света, в тихой тайной ласке. Какие бури не смели его! Этот росток. Это семечко будущего цветения.

Об этом он молчит. Улыбается краешками губ. И опять говорит. И мы снова не понимаем. А старики с достоинством ставят его вести дело. Молитва - это серьёзно. Как он молится! Его нет! Он весь там. Куда пропала грубость неправильного лица? Это же - дитя перед Отцом! Что ему тут, с нами? Он и дышит тем воздухом.

А потом - обычный синагогальный кидуш на водку. Старики в ударе. Саша всех разогрел. А ведь говорить-то не умеет. Он молчит удивительно, словно все говорят за него.

А на утро уезжал. Изменился. Строгость исчезла. Только доброта, прикрытая молчанием. И ничего о себе. Ничего, что не написано в его серых глазах. Вечное скитание. Отдалённая боль. Печаль и радость ожидания. Усталости нет, но нет и отчаянного смирения. Такая еврейская поездная судьба.

Такой он ушёл, и таким остался.

Рав Александр Красильщиков


Я могу только предоставить Вам информацию. Убеждения Ваши Вы должны формировать сами.
 
ХульдаОтправлено в: Среда, 01 Февраля 2012, 08:10 | Сообщение № 24

Участник
Сообщений: 428
C нами с 20 Сентября 2009
Откуда: Латвия
Статус: Отсутствует
Как Высоцкий относился к своему еврейству? Осознавал ли этот факт?

Насколько часто вообще еврейская тема появлялась в творчестве Высоцкого?

Оказали ли еврейские корни поэта какое-то специфическое влияние на творчество?

Что такое еврейский мир?

Как еврейский мир относился к Высоцкому?

Высоцкий и еврейский мир


Утешайся Господом, и Он исполнит желание сердца твоего.
 
LouizaОтправлено в: Среда, 01 Февраля 2012, 20:21 | Сообщение № 25

Участник
Сообщений: 1318
C нами с 22 Июня 2009
Откуда: Украина
Статус: Отсутствует
Знаменитые евреи и потомки евреев

Леонид Утёсов: грани судьбы


Я могу только предоставить Вам информацию. Убеждения Ваши Вы должны формировать сами.

Отредактировал/а: Louiza - Суббота, 04 Февраля 2012, 23:26
 
ХульдаОтправлено в: Среда, 01 Февраля 2012, 20:21 | Сообщение № 26

Участник
Сообщений: 428
C нами с 20 Сентября 2009
Откуда: Латвия
Статус: Отсутствует
Quote (Louiza)
Буратино сидит и размышляет: Непорочное зачатие, отец - плотник. Все сходится. ....

Луиза :D. А ещё Буратино свою Азбуку продал за четыре сольдо - это намёк на четыре Евангелия Нового завета. )) На самом деле папа Карло был шарманщиком, это Джузеппе был столяром, и он пищящее полено подсунул папе Карло. "Буратино" - это уже политика. Папа Карло - Карл Маркс, пищащее полено - "неотёсанный" пролетариат, Мальвина и Пьеро - представители интеллигенции, а кто же тогда бородатый Карабас Барабас в лапсердаке? А где же здесь "мама Мария". Нет, Louiza, надо "шерше ля фам", как тут, например. smile


Утешайся Господом, и Он исполнит желание сердца твоего.
 
LouizaОтправлено в: Среда, 01 Февраля 2012, 20:21 | Сообщение № 27

Участник
Сообщений: 1318
C нами с 22 Июня 2009
Откуда: Украина
Статус: Отсутствует
Жанна, smile ваш "батько " вообще уникум...и сын у него уникум...
Здесь налицо непорочное зачатие наоборот : отец есть , ребенок есть ,а вот мать (версия есть версия ! ) - неизвестна ...
Чудеса !!! biggrin


Я могу только предоставить Вам информацию. Убеждения Ваши Вы должны формировать сами.
 
ГалилеянкаОтправлено в: Среда, 01 Февраля 2012, 20:21 | Сообщение № 28

Администратор
Сообщений: 5451
C нами с 01 Июня 2006
Откуда: Израиль
Статус: Отсутствует
Quote (Жанна)
а кто же тогда бородатый Карабас Барабас в лапсердаке?

О, сколько нам открытий чудных
Готовят просвещенья дух,
И опыт, сын ошибок трудных,
И гений, парадоксов друг…
А.С. Пушкин

Многие дети, а также взрослые дяди и тёти наверняка помнят сказку Алексея Толстого (1882-1945) «Приключения Буратино или Золотой Ключик» (первая публикация — 1936 год). Многие также знают о том, что эта сказка является видоизменённой интерпретацией сказки итальянского автора Карло Коллоди (1826-1890) «Приключения Пиноккио. История деревянной куклы», впервые увидевшей свет в 1883 году.

В этом кратком материале из всей сказки о Буратино хочется обратить внимание на факт происхождения имени владельца кукольного театра Карабаса Барабаса, который, как известно, на протяжении всего сказочного сюжета гоняется за золотым ключиком, но так его и не находит.

Почему Алексей Толстой этого кукловода назвал именно Карабасом Барабасом, а не каким-то другим именем? Является ли это имя случайным? Оказывается, нет. В художественной литературе имя Барабас впервые упоминается английским поэтом, переводчиком и драматургом Кристофером Марло (1564-1593) в пьесе «Мальтийский жид» (The Jew of Malta), созданной в 1589 году. В пьесе «The Jew of Malta» лицо еврейской национальности по имени Барабас — воплощает собой настоящее исчадье ада.

Некоторые знатоки утверждают, что настоящий бог евреев — не Яхве-Иегова, а деньги. В этом контексте символ бородатого владельца кукольного театра с именем Карабас Барабас, который пытается найти заветный золотой ключик, предстаёт перед нами несколько в другом свете — иносказательном. Чёрная шляпа у сказочного Карабаса Барабаса есть. Для всей полноты этого колоритного образа не хватает разве что длинных пейсов.

Начинаете понимать, к чему я клоню? Весьма похоже на то, что, вытащив из пьесы Кристофера Марло имя и образ мерзопакостного еврея Барабаса, Алексей Толстой, мягко говоря, не очень любил лиц еврейской национальности. Что даёт нам повод под новым ракурсом и более пристально рассмотреть и другие символические образы в произведениях этого выдающегося русского писателя.

А если копнуть исторические архивы ещё глубже, в «прекрасное далёко», имя Барабаса мы можем найти ещё в одном не менее бессмертном произведении — Новом Завете. Оказывается, Барабас — это имя разбойника, которое в одной из версий русского перевода звучит, как Варрава.

Вот такие чудеса мы можем обнаружить, если начнём исследовать некоторые имена и факты, которые лежат на поверхности и кажутся всем известными. Беглое исследование «в первом приближении» семантических и исторических корней имени «Барабас» является замечательным подтверждением мысли Гераклита: «Что требует самых основательных, самых упорных доказательств, так это очевидность. Ибо слишком многим недостаёт глаз, чтобы видеть её».

Николай Шошанни
_______________________

Надо же, никогда бы не подумала.... sad


Обращение к Вселенской Церкви: "отпусти народ Мой!"
Гибнет народ от недостатка ведения...
 
LouizaОтправлено в: Среда, 01 Февраля 2012, 20:22 | Сообщение № 29

Участник
Сообщений: 1318
C нами с 22 Июня 2009
Откуда: Украина
Статус: Отсутствует
Quote (Галилеянка)
Начинаете понимать, к чему я клоню? Весьма похоже на то, что, вытащив из пьесы Кристофера Марло имя и образ мерзопакостного еврея Барабаса, Алексей Толстой, мягко говоря, не очень любил лиц еврейской национальности. Что даёт нам повод под новым ракурсом и более пристально рассмотреть и другие символические образы в произведениях этого выдающегося русского писателя.

Ух ты....интересненько ! Даже не подозревала такой подоплёки !


Я могу только предоставить Вам информацию. Убеждения Ваши Вы должны формировать сами.
 
ХульдаОтправлено в: Среда, 01 Февраля 2012, 20:22 | Сообщение № 30

Участник
Сообщений: 428
C нами с 20 Сентября 2009
Откуда: Латвия
Статус: Отсутствует
Quote (Louiza)
Чудеса !!!

Quote (Галилеянка)
Вот такие чудеса мы можем обнаружить, если начнём исследовать некоторые имена и факты, которые лежат на поверхности и кажутся всем известными

Да уж!
Quote (Louiza)
Ух ты....интересненько ! Даже не подозревала такой подоплёки !

Я тоже...
Ещё интересные факты: очень мною любимый в детстве фильм "Приключения Буратино" был снят "Беларусьфильм" и главную роль сыграл минский мальчик Дмитрий Иосифов. smile
А Пьеро живёт в Израиле.


Утешайся Господом, и Он исполнит желание сердца твоего.
 
СабаабаОтправлено в: Среда, 01 Февраля 2012, 20:22 | Сообщение № 31

Постоянный участник
Сообщений: 374
C нами с 27 Декабря 2009
Откуда: Израиль
Статус: Отсутствует
Дорогая Жанна!

Quote (Жанна)
а кто же тогда бородатый Карабас Барабас в лапсердаке? А где же здесь "мама Мария"

Настоящий Барабас и вправду был евреем. В русской традиции его имя закрепилось в форме Варавва. По-гречески – βαραββας. По-английски – Barabbas. На арамите – בר-אבא. Это имя значит «сын отца».

Не знаю, был ли реально такой исторический персонаж, не проверял. Может быть, и был... Но использование этого имени в описании суда Пилата мне видится неслучайным: уж больно интересная игра слов получается – «кого отпустить вам: сына отца или Сына Отца?» Это так с христианской точки зрения, конечно, но сама по себе игра слов очень еврейская.

А вот «мама Мария»... А что если Буратино был сделан из липового полена? Мама его тогда – липа!


Еврейская душа похожа на звезду за тучами. В нее не верят, а она светит.
 
LouizaОтправлено в: Среда, 01 Февраля 2012, 20:22 | Сообщение № 32

Участник
Сообщений: 1318
C нами с 22 Июня 2009
Откуда: Украина
Статус: Отсутствует
biggrin Юмористы - КВНщики !

Я могу только предоставить Вам информацию. Убеждения Ваши Вы должны формировать сами.
 
ХульдаОтправлено в: Среда, 01 Февраля 2012, 20:22 | Сообщение № 33

Участник
Сообщений: 428
C нами с 20 Сентября 2009
Откуда: Латвия
Статус: Отсутствует
Quote (Сабааба)
А что если Буратино был сделан из липового полена? Мама его тогда – липа!

Уважаемый Сабааба, а Вы ведь поразительно проницательны! Иконы писались на древесине, и лучшим материалом была липа. Образы Иисуса и богоматери, так почитаемых во многих христианских конфессиях, где видели люди? На иконах. Богородичная иконография пышно процветает и до сих пор. Этот образ въелся в умы людей. Также в церквях делались из липы различные украшения и покрывались сусальным золотом (купола и предметы внутреннего интерьера). А слово "сусаль" образовано скорее всего от "сусало" (морда, рыло, скулы). Может, от ивритского "сус" (лошадь)? Липа - древесина довольно мягкая, практически без сучков и отлично подходит для иконографии. Так что образ Иисуса - это действительно липа.


Утешайся Господом, и Он исполнит желание сердца твоего.

Отредактировал/а: Жанна - Пятница, 16 Декабря 2011, 08:54
 
LouizaОтправлено в: Среда, 01 Февраля 2012, 20:22 | Сообщение № 34

Участник
Сообщений: 1318
C нами с 22 Июня 2009
Откуда: Украина
Статус: Отсутствует
Жанна, спасибо за интересную информацию.
Кстати, мне очень понравилось интервью с Дмитрием Иосифовым. Неординарная довольно таки личность и высокий
интеллектуальный потенциал. Хорошо проехался по поводу "батька".


Я могу только предоставить Вам информацию. Убеждения Ваши Вы должны формировать сами.
 
LouizaОтправлено в: Вторник, 14 Февраля 2012, 10:04 | Сообщение № 35

Участник
Сообщений: 1318
C нами с 22 Июня 2009
Откуда: Украина
Статус: Отсутствует
Перенесла сообщения. smile

Я могу только предоставить Вам информацию. Убеждения Ваши Вы должны формировать сами.
 
LouizaОтправлено в: Вторник, 14 Февраля 2012, 11:13 | Сообщение № 36

Участник
Сообщений: 1318
C нами с 22 Июня 2009
Откуда: Украина
Статус: Отсутствует


Отличия детских песен на идиш от советских детских песен на других языках составляют ту специфику, которая делала эти песни особенно актуальными для еврейских слушателей. В песне «Mitvokh nokhn buker», в которой описывается рабочая неделя в колхозе с акцентом на симбиозе труда и удовольствия, упоминается также шабес (шабат/суббота, традиционный еврейский день отдыха); шабес ассоциируется здесь с правильным советским отдыхом — посещением комсомольского клуба. Этот случай является примером широкой антирелигиозной пропаганды, призванной заменить религиозные праздники — советскими.
В соответствии с советским курсом на отказ от соблюдения религиозных предписаний, евреев побуждали разводить свиней, и детские идишские песни о советских колхозах изобилуют упоминаниями свиней и поросят. В этих песнях дети ухаживают за поросятами и играют с ними — гораздо больше, чем с другими животными — коровами, собаками, кошками и птицами, — которые чаще встречаются в русскоязычных детских песнях. Одной из самых популярных «идишских поросячьих песен» была «Анна Ванна», описывающая, в какой восторг приходят дети от свиней и поросят. Сначала этот текст декламировали как стихотворение, потом он стал песней. Написан он был Лейбом Квитко (1890–1952), весьма известным советским идишским поэтом, а затем переведен на русский Сергеем Михалковым, знаменитым русским поэтом и автором как советского, так и российского государственных гимнов.
«Анна Ванна» — излюбленное стихотворение многих поколений советских детей — возникло в качестве пропаганды разведения свиней, нацеленной на еврейских детей. Стихотворение построено в форме диалога между бригадиром, выращивающим поросят, и детьми, пришедшими на них посмотреть:

Ana Vana brigadir, Анна Ванна, бригадир,
Efn uf fun shtal di tir! Откройте дверь свинарника!
Vayz di naye sheyne, Покажите нам красивых новорожденных
Khazerlekh di kleyne. Маленьких поросят!

Почему не кенгуру?


Анна-Ванна – бригадир

– Анна-Ванна, наш отряд
Хочет видеть поросят!
Мы их не обидим:
Поглядим и выйдем!

– Уходите со двора,
Лучше не просите!
Поросят купать пора,
После приходите.

– Анна-Ванна, наш отряд
Хочет видеть поросят!
И потрогать спинки –
Много ли щетинки?

– Уходите со двора,
Лучше не просите!
Поросят кормить пора,
После приходите.

– Анна-Ванна, наш отряд
Хочет видеть поросят!
Рыльца – пятачками?
Хвостики – крючками?

– Уходите со двора,
Лучше не просите!
Поросятам спать пора,
После приходите.

– Анна-Ванна, наш отряд
Хочет видеть поросят!

– Уходите со двора,
Потерпите до утра.
Мы уже фонарь зажгли,
Поросята спать легли.

Стихотворение Хазерлех («Поросята») в 1935 году написал на идише Лев (Лейб) Квитко, а Сергей Михалков перевел на русский под названием «Анна-Ванна – бригадир». «Поросята» стали одним из самых любимых стихотворений у нескольких поколений советских детей. Пусть его приписывают то переводчику-Михалкову, то вообще Маршаку или Агнии Барто, но оно всплывает в памяти всегда, когда заходит речь о поросятах – в блогах картинки с поросятами и свиньями регулярно подписывают этим стишком, а ангажированная публика неизменно цитирует его, когда охота поговорить о запретности свинины и ассимиляции советских евреев.

А публика ангажированная и к тому же не чуждая творческого подхода предлагает новаторские интерпретации сюжета, задаваясь вопросами вроде «Какой нарком чистил зубы щеткой, сделанной из щетины бедного украинского поросенка?» или попроще – о фигуре автора, природе загадочной Анны-Ванны и истинной цели странного вуайеристского желания отряда.

«Что, поросят не видывали? Тоже мне, экзотическое животное! Не кенгуру же какое...» – вопрошает Саша М.. Самые неизощренные комментаторы предполагают, что пионеры пришли взять шефство лишь бы над чем, выпало – над поросятами.

Саша М. вспоминает о том, что «Анна-Ванна» была написана на идише, и предлагает рассматривать стишок в «иудейском» контексте: «восприятие этого стихотворения будет неполным без знания о том, что свинья – некошерное животное. Речь, собственно, идет о странной форме табу: евреям поросят нельзя есть, а пионерам – смотреть». Автор, очевидно, не в курсе бурных дискуссий о том, можно ли евреям смотреть на поросят.

Линор Горалик делает подробный анализ текста sub specie раскулачивания:
«Отряд юных пионеров всем кагалом приходит на ферму к зажиточному кулаку Ивану и обращается к его дочери Анне с просьбой показать поросят. Анна, уже не раз видавшая, как подобные отряды пионеров и комсомольцев грабили ее соседей, не поддается на их клятвы: "Мы их не обидим, поглядим и выйдем!" и всячески старается дать понять, что поросята не заслуживают внимания социалистического государства: они грязные ("Поросят купать пора"), недокормленные ("Поросят кормить пора") и в целом малахольные ("Поросятам спать пора") заморыши.
Пионеры же, не будь дураки, пытаются, в свою очередь, определить ценность кулацкого добра – как в качестве вкусной, и, главное, здоровой пищи ("Рыльца – пятачками? Хвостики – крючками?"), так и в качестве вторсырья ("Много ли щетинки?")…»

Линор Горалик предлагает совсем сложную интертекстуальную трактовку, сосредотачиваясь на двух образах – поросят и фонаря: «Стоило бы разобраться, куда вообще-то делись поросята, существуют ли они или были разбазарены совхозом не без участия подозрительной Анны-Ванны». В качестве любопытной параллели предлагается мультфильм Хаяо Миядзаки "Тахиро, унесенная призраками", где обожравшиеся волшебной пищи родители превращаются в свиней, а дочь приходит их навестить... Интересно, что в этом мультфильме духи появляются только ночью, то есть с зажиганием фонарей. И еще одна «фонарная» параллель – гоголевский "Невский проспект", где демон зажигает лампы, чтобы показать все в ненастоящем виде.

Участники дискуссии также отмечают, что поросят дети так и не увидели. склонна видеть здесь противопоставление детскому стереотипному представлению о поросятах (хвостики крючками, рыльца пятачками) – пустоты, отсутствия объекта: "поросенок так и остается означающим без означаемого, вынутым знаком". Среди других версий – восходящая к "Парламенту птиц" идея о том, что дети и есть поросята, подкрепленная аналогией с "Винни-Пухом", где герои идут по следу вымышленных существ Буки и Бяки, одно из которых, очевидно, является свиньей.
Самое трагическое виденье событий предлагает : «Для меня это стихи о смерти, вернее – об убийстве. Поросенок ведь трагическое животное, он как-то вдвойне смертен. Мне кажется, ситуация была такая: поросят-то отвезли на бойню, и нужно детей психологически подготовить к осознанию этого факта. Были милые существа, хвостики крючками – а стали пищей, такой дуализм. Конечно, это делается не сразу, зрелище пустых клетушек может шокировать.
Cон, которым заснули поросята – вечный. Просто-напросто их зарезали, только Анна-Ванна не хочет сразу об этом детям сообщать. Они успели уже этих поросят полюбить, правда их слишком бы травмировала.
Маленькому ребенку так говорят: "мама уехала", "мама в больнице" – на разные лады, чтобы успокоился. Он еще просто не готов к пониманию смерти и смертности».

Представляется, что такое разнообразие трактовок неслучайно. Стихотворение Лейба Квитко о некошерных поросятах построено на атеистическом отрицании религиозной еврейской традиции, однако фигура умолчания, к которой прибегает автор, создает "мистический" контекст, воспринимаемый – в зависимости от желания интерпретатора – через Гоголя, Миядзаки или Жака Деррида.


Я могу только предоставить Вам информацию. Убеждения Ваши Вы должны формировать сами.
 
ХульдаОтправлено в: Вторник, 14 Февраля 2012, 11:17 | Сообщение № 37

Участник
Сообщений: 428
C нами с 20 Сентября 2009
Откуда: Латвия
Статус: Отсутствует
Спасибо, дорогая Louiza, за информацию.
Quote (Louiza)
Представляется, что такое разнообразие трактовок неслучайно. Стихотворение Лейба Квитко о некошерных поросятах построено на атеистическом отрицании религиозной еврейской традиции, однако фигура умолчания, к которой прибегает автор, создает "мистический" контекст, воспринимаемый – в зависимости от желания интерпретатора – через Гоголя, Миядзаки или Жака Деррида.

Знаменитое стихотворение Квитко «Анна-Ванна – бригадир» в переводе С. Михалкова звучит сегодня как обычное «пионерское» стихотворение. Однако желание «видеть поросят» (животное, возникающее не только в этом стихотворении Квитко), будучи выражено на идише, выглядело вполне определенно в 1939 году, когда в еврейской литературе отчетливо существовало противопоставление новой жизни старым, отживающим иудейским обычаям. Антипасхальные агоды или антипуримные «пурим-шпили» содержали порой специфические образные ряды… Даже женскую красоту лирик Квитко воспевал, отталкиваясь от Песни Песней, и начинал «Гимн женщине» строками:



Не Песню Песней Соломона –

Я стану петь о той,

Что на лесах неугомонна,

Проворна среди тонн бетона –

О нашей женщине простой.



Зато стихотворение «Василиса» изобилует образами из той же Песни Песней. Свои антифашистские стихи 1938 года «Пушкин и Гейне», с предложением Гейне от имени Пушкина пожить в Советской стране, Квитко пишет в те дни, когда книги Гейне в Германии горят на уличных кострах. Читая стихотворение «Откуда едешь?» со строками: «Откуда ты едешь, внучек Муня? / Из Брембелембе, бабушка Груня», следует помнить, что написано оно в 1946 году, когда этот вопрос на идише, обращенный к евреям, звучал совсем не по-детски и вовсе не весело, хотя на возке у Муни были куклы да червонцы.

ЛЕВ (ЛЕЙБ КВИТКО)

Это стихотворение звучит в фильме "Красный Сион", благодаря этому фильму я попала на этот форум. Фильм о евреях Крыма, откуда родом мои предки.


Утешайся Господом, и Он исполнит желание сердца твоего.
 
LouizaОтправлено в: Вторник, 14 Февраля 2012, 11:24 | Сообщение № 38

Участник
Сообщений: 1318
C нами с 22 Июня 2009
Откуда: Украина
Статус: Отсутствует
Quote (Жанна)
Это стихотворение звучит в фильме "Красный Сион", благодаря этому фильму я попала на этот форум. Фильм о евреях Крыма, откуда родом мои предки.


Жанна, . Барух Ашем !


Я могу только предоставить Вам информацию. Убеждения Ваши Вы должны формировать сами.
 
LouizaОтправлено в: Среда, 22 Февраля 2012, 14:54 | Сообщение № 39

Участник
Сообщений: 1318
C нами с 22 Июня 2009
Откуда: Украина
Статус: Отсутствует
Иногда нужно просто оглянуться вокруг и посмотреть на мир открытыми глазами...(с )


Капельки радости ( Борис Брестовицкий )


Я могу только предоставить Вам информацию. Убеждения Ваши Вы должны формировать сами.
 
LouizaОтправлено в: Понедельник, 25 Июня 2012, 11:45 | Сообщение № 40

Участник
Сообщений: 1318
C нами с 22 Июня 2009
Откуда: Украина
Статус: Отсутствует
Великий русский поэт - потомок эфиопских евреев?

Прадед А.С. Пушкина Абрам Петрович Ганнибал родом из Эфиопии. В столице этой страны Аддис-Абебе есть даже памятник великому русскому поэту, которого эфиопы считают своим.

Эфиопия, греческий географический термин, употреблявшийся еще со времен Гомера, означает "страну людей с пылающими (или обожженными) лицами"; согласно древним представлениям, она лежала где-то на юге, в Африке за пределами Египта. Арабы и европейцы называли страну Абиссинией от арабского "Хабаш". Древние источники утверждают, что Абиссиния была той самой землей, из которой царица Савская совершила поездку к Царю Соломону, желая убедиться в его необычайной мудрости; от союза с Соломоном она имела, как рассказывают, сына Менелека, которому и суждено было сделаться родоначальником абиссинских царей. Достигнув зрелости, Менелек отправился к отцу; возвратившись в сопровождении молодых иудеев, он доставил в Эфиопию ковчег со скрижалями Закона, который хранился с тех пор в Аксуме, древней столице эфиопского царства, расцвет которой приходится на III-VI века.

В Эфиопии до недавних времен была большая иудейская община, называвшая себя "Бейт-Исраэль" ("Дом Израилев"), ее членов называют еще фалашами (от эфиопского "falasi", "изгнанник").Составляя в иудаизме особую секту, фалаши получили в конце концов признание от израильских раввинов.

По мнению знаменитого писателя и пушкиниста Ю.Н.Тынянова весьма вероятно еврейское, а точнее - фалашское происхождение прадеда поэта, "арапа Петра Великого", Абрама Ганнибала. Сам Пушкин любил писать о своих "африканских корнях". "Мне часто снятся леопарды, и пальмы, и люди, в чьих глазах ночь. Чернокожие туземцы, арапы, братья моего прадеда Аврама". В селе Михайловском Пушкин содержал тайную оранжерею, в которой специально обученные садовники культивировали выписанные из Африки экзотические растения и жила любимая мартышка поэта по кличке Кайя.

Достаточно взглянуть на фотографию знаменитого императора Эфиопии Хайле Селассие I, чтобы убедиться в его несомненном сходстве с нашим великим поэтом. А ведь Хайле Селассие - прямой потомок Царя Соломона от Царицы Савской, пра-пра-правнук иудеев, принесших в Абиссинию скрижали Закона!

Известно, что до самой смерти Пушкин носил кольцо-талисман, подаренное ему в Одессе Елизаветой Воронцовой. Это был золотой перстень с восьмиугольной сердоликовой печаткой, на которой были вырезаны таинственные письмена и виноградные гроздья. В известном стихотворении 1824 года поэт писал:

"Храни меня, мой талисман,
Храни меня во дни гоненья,
Во дни раскаянья, волненья:
Ты в день печали был мне дан."

После смерти поэта перстень принадлежал В.А. Жуковскому, затем его сыну, Павлу Васильевичу, который передал его Ивану Сергеевичу Тургеневу, желавшему в свою очередь передать его графу Льву Толстому. Но этого не случилось, и после смерти Тургенева Полина Виардо передала перстень музею Александровского лицея, из которого он был похищен в марте 1917 года.

Выяснилось, что пушкинский талисман представляет собою еврейскую именную печать с надписью на иврите: "Симха, сын почтенного раби Йосефа умудрённого, да будет память его благословенна".

Александр Сергеевич очень трепетно относился к "талисману". "Каббалистические знаки, вырезанные на перстне, будят во мне нечто... будто бы давно забытое" - писал он своему другу В.А.Жуковскому. Может быть, это была память о далеких еврейских предках? Говорят, что некоторые вещи сами ищут себе хозяина. Ясно, что перстень с надписью на иврите "нашел" поэта не случайно.

Ю.Гельфер, sem40


Я могу только предоставить Вам информацию. Убеждения Ваши Вы должны формировать сами.
 
Бейт-мидраш / Дом учения » КНИЖНАЯ ПОЛКА » Притчи и Мидраши » Творчество. О Старике Хоттабыче и других (еврейская тематика)
Страница 2 из 3«123»
Поиск:
Функции форума
Ленточный Вариант Форума  |  Правила поведения  |  Участники  |  RSS Лента  |  Поиск по Названиям Тем

Предупреждение: данный форум строго модерируем. Проводятся постоянные ревизии, чистки, а также удаляются устаревшие и потерявшие актуальность темы.

Цветовая маркировка групп: Читатель ~ Участник ~ Постоянный участник ~ Администратор

Поиск по всему сайту


Форум основан 1 июня 2006 г.
Хостинг от uCoz