[ Новые сообщения · Правила поведения · Участники · Поиск по темам · RSS лента ]
"Потому что Я Г-сподь, Б-г ваш, освящайтесь и будьте святы, ибо Я свят" (Левит 11:44)
"Ибо все народы пойдут – каждый во имя божества своего, а мы пойдем во имя Г-спода Б-га нашего во веки веков." (Миха 4:5)
Шалом! Данный форум устроен по типу бейт-мидраш. Эта модель призвана помочь тем, кто желает изучать Тору и еврейскую мудрость, а учеников отличает стремление пополнить свои знания и найти им достойное применение. Люди данной категории не озабочены собственной репутацией или мнением большинства; их цель – сблизиться со Всевышним путем исполнения Его заповедей. Посещение «Бейт-Мидраш» не должно рассматриваться как место, где один человек обнажает духовную несостоятельность другого и претендует на исключительность собственного мнения. Суть общения и обучения – укрепление в праведности, исправление своего характера и, тем самым, участие в исправлении всего Мира (тикун олям).

У нас приветствуются ноахиты (бней-Ноах); геры (прозелиты), принявшие официальный или неофициальный гиюр, или находящиеся на пути к этому; выходцы из христианства или иных религий и культов; караимы; иудействующие, а также все Б-гобоязненные, неравнодушные к Б-гу Авраама, Исаака и Иакова, к Торе и Иудейскому образу жизни. Добро пожаловать!
Книга Мириам Исраэли Страна Аслана. Еврейский секрет Нарнии. "Хроники Нарнии" сквозь призму иудейского мировоззрения


Страница 1 из 11
Бейт-мидраш / Дом учения » КНИЖНАЯ ПОЛКА » Символика » Что такое Грех?
Что такое Грех?
ГалилеянкаОтправлено в: Понедельник, 05 Сентября 2011, 11:23 | Сообщение № 1

Администратор
Сообщений: 5419
C нами с 01 Июня 2006
Откуда: Израиль
Статус: Отсутствует
ГРЕХ. Понятие греха объединяет нарушение чисто религиозных, в том числе культовых, предписаний с нарушением этических норм, ибо и те и другие исходят от Бога. Учение о грехе в иудаизме основано на концепции, согласно которой любой греховный поступок всегда является преступлением против Бога, неподчинением Его воле. Как ослушника проклинает Бог Адама, вкусившего от запретного древа (Быт. 3:17); Давид, каясь в грехах, порожденных вожделением к Бат-Шеве, восклицает: «Тебе одному согрешил я!» (Пс. 51:6); даже невозвращение найденной или сданной на хранение вещи тоже объявляется проступком против Господа (Лев. 5:21–22). Тяжкий грех в Библии часто уподобляется скверне (Лев. 16:16; 18:24–25, 27; Пс. 106:39, и многие другие), иногда его упоминанию сопутствует эпитет тома (`мерзость`).

Обозначая грех многими синонимами, чаще всего словами חֵטְא, хет (также חַטָּאָה, хаттаа, и חַטָּאת, хаттат), עָווֹן, авон, פֶּשַׁע, пеша, אָשָׁם , ашам (или אַשְׁמָה, ашма), исходный смысл которых соответственно отвечает понятиям `промах`, `извращение`, `нарушение`, `вина`, Библия, однако, не соотносит их смысловые оттенки с тем или иным видом прегрешения. Точно так же, описывая грешника метафорами «оставляющий путь праведности» (Пр. 2:13), «нарушающий союз» (Быт. 17:14; Втор. 31:16, 20), «извращающий путь свой» (Иер. 3:21) и «следующий соблазну сердца и глаз» (ср. Чис. 15:39), Библия не определяет ими характер греха.

Согласно Пятикнижию, источник греха лежит в ложной направленности человеческой воли. Книга Бытия усматривает причину греха не в природе человека, а в пагубном влиянии внешней злой силы (Быт. 3:1–13). Человек способен и обязан преодолеть влечение к греху (Быт. 4:7). Он обладает свободой выбора между добром и злом (Втор. 30:15, 19) и поэтому несет полную ответственность за свои поступки. Грех влечет за собой наказание, воздержание от греха — награду (Втор. 30:17–20). Упорствование в грехе возбуждает гнев Божий и ведет к гибели грешников (Быт. 6:5–7); в праведности — спасение от гибели (Быт. 6:17–18, 7:1). В Пятикнижии часто встречается указание на то, что «Бог взыскивает за вину отцов с детей» (Исх. 20:5; 34:7; Чис. 14:18 и др.), однако там же встречается и утверждение исключительно личной ответственности за грех (Втор. 24:16), получившее позднее развитие в пророческой литературе (Иер. 31:29–30; Иех. 18:2–20).

Не отрицая значения культа, пророки, в особенности «поздние», отодвигают его на второй план и противопоставляют ему возвышенные требования морального поведения, которое угоднее Богу, чем жертвоприношения и молитвы (Ис. 1:11–17; Иер. 7:21–23; Хош. 6:6; Ам. 5:21–24; Миха 6:6–8). Пророческая литература посвящена почти исключительно борьбе против морального и социального зла и обличению его индивидуальных и коллективных носителей.

В раввинистической литературе грех именуется преимущественно термином авера (от глагола авор, буквально `миновать`, `обходить`), получившим в современном иврите значение `нарушение`, `грех`, `проступок`, `преступление`. Обнаруживаемое уже в Пятикнижии соответствие между тяжестью грехов и строгостью полагающейся за них кары (например, Исх. 21:12–17; Лев. 18:29; 20:2–21, 27; Чис. 15:22–31, 35; Втор. 25:2–3) Талмуд кладет в основу их классификации. Так, законоучители Талмуда считают совершение запрещенного действия (авера ал мицват ло та‘асе) в большинстве случаев более тяжким грехом, чем несоблюдение положительного предписания (авера ал мицват асе); прегрешения против ближнего (бейн адам ле-хаверо) в определенном отношении более преступны, чем нарушение религиозных и ритуальных законов (бейн адам ла-Маком); проступки, совершенные непроизвольно, по ошибке, по незнанию закона (би-шгага) или по принуждению (бе-онес), караются менее сурово, чем преднамеренное и сознательное нарушение предписания (бе-яд рама, бе-задон); публичное пренебрежение законом (бе-фархесья) более греховно, чем нарушение его не на людях (бе-цин’а); несоблюдение законов, имеющих авторитетность библейских предписаний (ми-де-орайта), наказывается строже, чем пренебрежение установлениями законоучителей Талмуда (ми-де-раббанан).

По Галахе, самые тяжкие грехи — идолопоклонство, пролитие крови и разврат (прежде всего — прелюбодеяние). Совершивший по своей воле эти грехи подлежит смертной казни, а принуждаемый к ним обязан предпочесть смерть (Санх. 74а). Лицо, не избравшее такой исход, считается виновным в осквернении Божьего имени (см. Хиллул-ха-Шем) — грех, от которого человека избавляет только смерть (Майм. Яд., Хилхот тшува 1:4). К разряду особо тяжких грехов относятся также нарушение субботнего отдыха, несовершение обрезания, употребление хлеба в дни Пасхи (см. Хамец). Человека, вводящего в грех других, Галаха считает хуже убийцы (Сиф. Втор. 252; Майм. Яд., Хилхот тшува 3:6).

Весьма строго относится Галаха и к гораздо менее тяжким и общераспространенным грехам, о которых сказано в Талмуде, что человек буквально «ступает по ним» (Ав. Зар. 18а). Так, повинный в злословии приравнивается к отвергающему основные догматы веры (Ар. 15б), а поносящий ближнего публично — к виновному в пролитии крови (БМ. 58б). Маймонид определяет как легкие все те грехи, которые не караются смертной казнью или преждевременной смертью (см. Карет), но относит к тяжким грехам ложную клятву и ложь вообще, хотя они и не влекут за собой смертной кары (Майм. Яд., Хилхот тшува 1:2).

Искупление грехов достигается только искренним раскаянием. Поэтому любые наказания за грехи неэффективны, если при этом чувство раскаяния не владеет согрешившим. Но проступки против ближнего не подлежат искуплению даже в День Всепрощения (см. Иом-Киппур), пока причинивший материальный ущерб ближнему не возместит убыток, а обидевший кого-либо не получит от него прощения (Иома 85б). Раскаяние грешника перед смертью искупает все его грехи (Кид. 40б). Никакая сила греха не устоит перед истинным раскаянием (Майм. Яд., Хилхот тшува 1:3; 3:14), ибо кающемуся извечно обещана милость Господа (Иех. 18:23; Пс. 103:8–17; 130:7–8).

Проблематика греха очень подробно обсуждается в еврейской средневековой философии, в особенности в нравоучительных трудах еврейских мыслителей 11–14 вв.: «Ховот ха-левавот» («Обязанности сердца») Бахьи Ибн Пакуды, «Тиккун миддот ха-нефеш» («Улучшение моральных качеств») Шломо Ибн Габирола, «Сефер хасидим» («Книга благочестивых») Иехуды бен Шмуэля хе-Хасида, «Иггерет тшува» («Послание о покаянии») Ионы Геронди, «Менорат ха-маор» («Светильник») Ицхака Абохава I и многих других.

Много внимания уделено проблеме греха в каббале. Разрабатывая высказанную в Зохаре идею о том, что сила греха в мире не иссякнет до пришествия Мессии (раздел Ноах), школа лурианской каббалы (см. Ицхак бен Шломо Лурия), связав это представление с теорией перевоплощения (см. Гилгул), сделала мысль о неистребимости греха одной из основ своего учения. Главные идеи этого мистического учения сформулировал Х. Витал. В каббалистической литературе встречается представление о грехе как источнике не только морального, но и космического зла (см. Добро и зло). Центральное место в каббалистическом учении о человеке занимает представление о грехе как о нарушении предвечного порядка вещей, затрагивающем и высшие миры (см. Сфирот), и о способах восстановления этого порядка. Противопоставив свою волю Божественной, Адам положил начало всеобщему разделению и вражде. Сама телесная оболочка человека возникла в результате грехопадения — первоначально Адам был духовным существом, объединявшим в себе души всех людей. Мировое добро, орудиями которого являются Тора и мицвот, должно победить разделение, порождаемое грехом, и восстановить первоначальную гармонию всего сущего. Однако учение каббалы о начале греха с Адама не аналогично христианской идее первородного греха, ибо оно не предполагает, подобно христианству, что грехопадение Адама обрекает все человечество на вечную греховность. Человек способен преодолеть свою греховность собственными силами еще до всеобщего спасения и независимо от него, хотя полная победа над грехом ожидается лишь с приходом Мессии. Взгляды лурианской каббалы на грех нашли отражение и в хасидизме.

По материалам http://www.eleven.co.il/


Обращение к Вселенской Церкви: "отпусти народ Мой!"
Гибнет народ от недостатка ведения...
 
НатаниэльОтправлено в: Понедельник, 05 Сентября 2011, 13:36 | Сообщение № 2

Участник
Сообщений: 669
C нами с 01 Сентября 2011
Откуда: Израиль
Статус: Отсутствует
Большое спасибо, Галилеянка!
Отличный материал!


Всё то,что проходит рядом
Всё то,что пролетает вновь
Может искру свою оставить
И зажечь светильник вновь
Главное не стать слепым
Главное не стать глухим
Главное увидеть Б-га
И всё то,что строится Им.


Отредактировал/а: Натаниэль - Понедельник, 05 Сентября 2011, 13:36
 
ГалилеянкаОтправлено в: Понедельник, 05 Сентября 2011, 21:41 | Сообщение № 3

Администратор
Сообщений: 5419
C нами с 01 Июня 2006
Откуда: Израиль
Статус: Отсутствует
Quote (Галилеянка)
«оставляющий путь праведности» (Пр. 2:13), «нарушающий союз» (Быт. 17:14; Втор. 31:16, 20), «извращающий путь свой» (Иер. 3:21) и «следующий соблазну сердца и глаз» (ср. Чис. 15:39)
мне понравились эти определения и именно в том порядке, в котором они расположены. Из этого можно сделать вывод, что грешник, это тот кто оставляет путь праведности, нарушает союз с Б-гом, извращает свой путь следуя соблазну сердца и глаз.


Обращение к Вселенской Церкви: "отпусти народ Мой!"
Гибнет народ от недостатка ведения...
 
ГалилеянкаОтправлено в: Суббота, 17 Марта 2012, 01:16 | Сообщение № 4

Администратор
Сообщений: 5419
C нами с 01 Июня 2006
Откуда: Израиль
Статус: Отсутствует
ЕСТЬ ЛИ У НАС ПРИРОДНАЯ СКЛОННОСТЬК ДОБРУ ИЛИ ЗЛУ?

Одни мыслители рассматривают добро и зло как две равные силы. Другие полагают, что зло гораздо сильнее, и считают природу человека преимущественно эгоистичной, а мораль – дополнительным условием, позволяющим поддерживать согласие между людьми. В соответствии с этим аргументом, большинство людей управляется своими порочными наклонностями, а весь мир в своей основе остается запущенным или даже безнравственным местом.

Тора указывает, что такой взгляд определенно ошибочен. Есть только Один Б-г, и Он добр. Поэтому все Б-жьи творения, в том числе человек и наш мир, по сути своей добры. В сердцах своих все мы питаем естественную склонность к справедливости и добродетели, отвергаем несправедливость и безнравственность.

То, что мы живем в мире, где часто «процветают грешники», где господствует эгоизм, является результатом нашего пренебрежения духовным. После того как согрешили Адам и Ева, между материей и духом возникла дихотомия. Мир перестал быть «сосудом», содержащим духовный Б-жественный «свет», превратился в самостоятельную действительность. Такое искажение подготовило почву для зла. Но добро всегда олицетворяет собой реальную и ощутимую добродетель, тогда как зло лишено какой бы то ни было силы.

Поэтому процветание грешников само по себе не реально, оно лишь свидетельствует об ограничении нашего видения одномерным материальным миром или нашем непонимании того, что «сосуд» скрывает «свет», который мы должны обнаружить. Вместо того чтобы бороться со злом, нам следует сосредоточить свои усилия на культивировании доброты в себе самих и в окружающих. В конечном счете, поскольку у зла нет независимого существования, сосредоточить на нем свое внимание значит дать ему больше возможностей для роста. Наиболее эффективное решение связанных со злом проблем заключается в наступлении не только на его симптомы, но и на причину его возникновения – сокрытие присутствия Б-га. Вводя Б-га в свою жизнь, бескорыстно совершая добрые дела, мы разрушаем зло в его основе.

Когда вы наблюдаете, как кто-то из ваших друзей отступает под натиском эгоизма, у вас может появиться соблазн сделать ему выговор или запугать его, предупредив об ужасных последствиях, которые выпадут на его долю, если он не изменит своего поведения. Но больший успех достигается при положительном подходе к этой проблеме. Обратите внимание этого человека на доброту, которая заключена в нем, на чистоту его души, его высокий потенциал. Покажите ему, что он поступает крайне несправедливо по отношению к себе, не используя этот потенциал. Подобный совет придаст ему чувства уверенности и собственного достоинства. Суровое же предупреждение деморализует человека, замыкает его душу.

Раввин, посетивший деревенскую синагогу, услышал, как местный проповедник бранит своих прихожан. Те плакали от сознания своп вины и того страшного наказания, которое их ждет.

– Существуют два способа помешать вору следовать своему призванию, – сказал позднее раввин проповеднику. – Один из них – посадить вора в тюрьму. Но этот способ не решает проблему, так как вор остается вором и, освободившись, он, скорее всего, снова будет воровать. Второй способ сводится к реабилитации вора. Постарайтесь убедить его в том, что образ жизни, который он ведет, ему не подходит, обучите его приличной профессии и пробудите в нем чувство гордости за нее. Всегда лучше воодушевить, чем осудить; ободрить, чем деморализовать.

Источник


Обращение к Вселенской Церкви: "отпусти народ Мой!"
Гибнет народ от недостатка ведения...
 
НатаниэльОтправлено в: Суббота, 17 Марта 2012, 19:50 | Сообщение № 5

Участник
Сообщений: 669
C нами с 01 Сентября 2011
Откуда: Израиль
Статус: Отсутствует
Quote (Галилеянка)
– Существуют два способа помешать вору следовать своему призванию, – сказал позднее раввин проповеднику. – Один из них – посадить вора в тюрьму. Но этот способ не решает проблему, так как вор остается вором и, освободившись, он, скорее всего, снова будет воровать. Второй способ сводится к реабилитации вора. Постарайтесь убедить его в том, что образ жизни, который он ведет, ему не подходит, обучите его приличной профессии и пробудите в нем чувство гордости за нее. Всегда лучше воодушевить, чем осудить; ободрить, чем деморализовать.

Источник


Да, реально. СПАСИБО !


Всё то,что проходит рядом
Всё то,что пролетает вновь
Может искру свою оставить
И зажечь светильник вновь
Главное не стать слепым
Главное не стать глухим
Главное увидеть Б-га
И всё то,что строится Им.
 
ГалилеянкаОтправлено в: Воскресенье, 05 Мая 2013, 23:22 | Сообщение № 6

Администратор
Сообщений: 5419
C нами с 01 Июня 2006
Откуда: Израиль
Статус: Отсутствует
Ивритское слово хэт — "грех" — лишь один из многочисленных синонимов, передающих разные оттенки этого понятия в библейской и послебиблейской литературе. Ведь еврейская письменность, начиная с книг Танаха (особенно пророческих) и кончая позднейшими моральными проповедями-истолкованиями, драшами, полна упреков и обличений всевозможных грехов. Вместе с тем само понятие "грех" до сих пор не получило исчерпывающего разъяснения. Несмотря на многочисленные определения, данные ему в различных сферах, и вопреки суровым инвективам, направленным против грешников и греха, исследованию этого понятия не придавалось особой ценности. Более того, рассмотрение проблемы греха (а в значительной мере и проблемы зла), расценивалось как нечто заведомо бессмысленное. Дело в том, что в грехе видели "тень" заповеди, ее негативное отображение, не признавая за ним автономного бытия и самостоятельной сущности. В этой связи для иудаизма весьма характерно разделение сферы религиозного деяния, как и всей совокупности заповедей, на две категории: императивных и запретительных. И в галахическом, и в теологическом смысле грех сводится исключительно к нарушению или отрицанию заповеди. Ведь и тогда, когда речь идет не о запретах, а о заповедях, побуждающих к действию, грех также выражается в отказе следовать высшему императиву, т. е. в отрицании закона.

Понятно, что теологические концепции греха в иудаизме не могли быть сформулированы особо. О том, как понимали грех, можно судить лишь по намекам, разбросанным в море еврейской литературы. Вопрос о грехе обычно вставал в связи с обсуждением той или иной концепции заповедей. Из определения заповедей делались выводы и в отношении греха. Но дело в том, что разнообразные воззрения на сущность заповедей также очень редко облекались в формы самостоятельных концепций. Даже у мыслителей с систематическим складом ума они, как правило, перемешаны. И потому любая универсальная концепция греха, которую мы попытаемся выявить, будет включать несколько разных понятий, уживающихся в общих рамках.

Одна из существующих концепций заповедей видит сущность б-жественных повелений в самом понятии "заповедь" — приказ, распоряжение. Исполнение заповеди — прежде всего акт послушания. Приближение к Б-гу достигается ценой принятия Его ига, т. е. соблюдения высшей "дисциплины". В свете подобного понимания заповедей грех выглядит проявлением "бунта", злонамеренным или невольным нарушением этой высшей дисциплины. Грешник - это тот, кто не подчиняется. Действуя из внутренних или внешних побуждений, он сбрасывает иго Царства небесного и воцаряет над собой иную власть - человеческую ли, или собственных страстей.

Такая концепция придает примерно равное значение всем заповедям, ибо соблюдение любой из них прежде всего означает готовность к послушанию, принятие ига. А потому и различные грехи, по сути, сводятся к одному-единственному греху непослушания.

Другой взгляд на заповеди видит в их исполнении "правильный путь", ведущий к справедливости и добру. Заповеди рассматриваются как "благие советы" Творца, обращенные к человеку. Откровение же — не что иное, как указание истинного пути, который соответствует человеческой природе. Этим путем надлежит идти по жизни. Источником подобного отношения к заповедям служит книга "Зогар".

Грех согласно этой концепции — отклонение с естественного, истинного пути. Сбиться с него можно по ошибке, вследствие незнания. Когда же с пути отклоняются умышленно, это приводит к извращению природы, преверсии. Преверсивная концепция греха также не проводит сущностного различия между различными его видами. Однако она использует психологический критерий, позволяющий различать две категории греха: очевидный, представляющийся явным извращением естества, и "ползучий", скрытый грех. Последний способен распознать лишь человек, изучивший "правильный путь".

Существует также концепция, усматривающая смысл заповедей в "исправлении мира". Мир, в котором мы живем, не завершен, и в том причина его несовершенства. Предназначение заповедей — восполнить это несовершенство и тем самым завершить, исправить мир. Ясно, что грех представляется с такой точки зрения ущербной пустотой, своего рода "дырой", зияющей в бытии. Когда грех совершается по ошибке, пустота, образовавшаяся по его вине, остается незаполненной. А преднамеренный грех приводит к порче мира и человека, толкает их в сторону, противоположную исправлению. Тора с самого начала отвела человеку активную роль в мире: Адам был сотворен, чтобы стать пастырем и стражем бытия. Когда человек не исполняет своей миссии, страдает и разрушается весь мир. Таким образом заповеди, как и грехи, приобретают метафизический смысл, ибо от них зависит состояние мироздания, с которым человека связывает неразрывное единство — человек влияет на него и сам подвержен его влиянию как составная часть целого.

Упомянутые выше концепции можно встретить в большинстве этических и теологических рассуждений. Они появляются там в различных сочетаниях. Часто автор акцентирует одну из граней или один из аспектов проблемы, и, в зависимости от контекста, осмысливает заповедь или грех с той или иной точки зрения. И действительно, при более глубоком рассмотрении оказывается, что все упомянутые концепции греха объединяет общее представление о зле. Они не наделяют зло собственным содержанием, не признают за ним права на самостоятельное существование. Даже в картине мира, в которой человеческая душа и историческое бытие служат ареной борьбы между добром и злом, зло лишено собственной сущности, оно не субстантивно. В большинстве еврейских источников — несмотря на все различия между ними мы найдем лишь его негативное определение. Зло всегда только "изнанка" добра, ситра охра (обратная сторона) на языке Каббалы. Пустота и тщетность зла очевидны, злое деяние воспринимается как напрасная растрата сил. Зло хаотично, суетно и эфемерно.

Другой важный момент, объединяющий различные представления о заповедях (а стало быть, и о грехе), — взгляд на них как на элементы всеобъемлющего единства. Несмотря на признание персональной ответственности каждого, человек всегда остается частью мирового целого. Происходящее в его душе не удерживается в границах личности и влияет на других людей, на все общество. Грех, совершенный в уединении, в тайне, также сказывается на целом, частью которого является человек. Но и каждая заповедь, возложенная на него, вплетена в картину мироздания как одна из мириадов нитей, соединяющих мир с Творцом. А раз так, то взаимоотношения Творца с миром зависят от исполнения заповедей каждым человеком. Таким образом грех, как бы мы его ни понимали, не только отравляет взаимоотношения грешника с Б-гом, но и разрушает связь Творца с миром.

Этим важным обстоятельством обусловлен человеческий долг: не только самому шествовать путями праведности, но и наставлять на них других, причем речь идет даже не о моральном долге, а о настоящей социальной обязанности. Общество в целом тоже обязано следить за поведением своих членов, пресекая грех и поощряя праведность. Ведь грешник ставит под угрозу благополучие целого народа, более того — само существование мира. И несмотря на все это, грех и грешник остаются всего лишь зыбкими тенями, колеблющимися на плоской изнанке бытия, и сами по себе не представляют никакого интереса для изучения. Поэтому, например, мудрецы, исследовавшие положительные душевные свойства, ничего не говорят об отрицательных. Последние получают какое-то освещение лишь в связи с соблюдением заповедей, но не более того. Конечно, мудрецы осуждают зависть, тщеславие, леность, гордыню. Однако душевные наклонности существуют объективно, и их квалификация в качестве добрых или злых зависит исключительно от взаимоотношений с миром святости. Поэтому с моральной точки зрения важны не человеческие качества сами по себе, а применение, которое им дается.

Например, в Танахе мы встречаем качества и поступки, обычно имеющие отрицательную коннотацию, в таком контексте, где они предстают положительными. Поэтому в моралистической литературе внимание сосредоточено на теоретическом аспекте "правильного пути", на убеждении и разъяснении того, как следует творить добро и каким образом человек восходит по ступеням праведности или милосердия. В то же время там почти не освещена тема греха. Из еврейских источников мы мало что узнаем о психологии и мотивации грешника. Правда, некоторые темные стороны человеческой натуры находят объяснение в общем пессимистическом взгляде на человеческую природу. О том, что "зло в сердце человека от молодости его", говорится уже в первой книге Пятикнижия, и с тех пор мало что изменилось. Но поскольку зло не обладает собственной сущностью, его живучесть невозможно объяснить некоей врожденной склонностью человека к извращению своего естества. Аномалия питается многими причинами, и они все время разные, но проистекают не из объективного "природного зла", а из субъективной человеческой слабости.

Борьба тела и духа, к которой часто стараются свести объяснение внутреннего конфликта, вовсе не есть борьба добра и зла. В этой борьбе сиюминутные желания и стремления, требующие немедленного удовлетворения, сталкиваются с более разумным и полным видением мира, в котором главную роль играют интересы будущего. Иными словами, сиюминутное благо борется с вечным, или удовольствие — с пользой. Грех можно рассматривать как "помрачение разума", заставляющее человека забыть о своем долге, о своих истинных интересах ради минутного увлечения. Об этом сказано: "не согрешит человек, пока не обуяла его глупость". А глупость чревата ошибкой или добровольным заблуждением, приводящим к греху. Злой умысел, и даже открытое неповиновение проистекают из ошибочного взгляда или неправильной оценки происходящего.

Такое понимание греха не ведет к всепрощенчеству, но позволяет по-новому понять смысл наказания, постигающего грешника, независимо от того, исходит оно от Б-га или от общества. Небесная кара — не месть. С определенной точки зрения ее можно рассматривать как естественное следствие извращения или ошибки. Протест против законов природы, стремление исказить их вредят лишь самому безумцу, затеявшему безнадежную борьбу. Столь же бесплодна и попытка не считаться с заповедями. Наказание, налагаемое обществом, является исправлением допущенного грешником искажения, и неважно, идет ли речь об "исправлении мира", которому согрешивший нанес ущерб, или об исправлении его собственной души.

Таким образом, пафос морального служения состоит не столько в актуализации свободы выбора, когда перед лицом зла человек избирает добро, сколько в углублении самосознания, ибо чем осознаннее человеческое поведение, тем труднее греху сбить человека с пути. Истинный обличитель пороков (подобно пророку в первоначальном понимании этой миссии) — тот, чьи глаза открыты, чье духовное зрение проникает глубже, чем у других людей. Он призван помочь им увидеть то, что открыто ему, и воспитать, пробудить в людях более глубокое и полное осознание происходящего, осознание своих поступков и их последствий.

Библиография: Ицхак Хайнеман. Смысл заповедей в еврейской литературе. Иерусалим, 1954 г. Эфраим Элимелех Урбах. Мудрецы Талмуда — верования и идеи. Иерусалим, 1969 г. (Сокращенный русский перевод: "Мудрецы Талмуда", изд. "Библиотека Алия" 1986 г.)

р. Адин Штайнзальц


Обращение к Вселенской Церкви: "отпусти народ Мой!"
Гибнет народ от недостатка ведения...
 
RecalcitrantОтправлено в: Вторник, 23 Июля 2013, 21:05 | Сообщение № 7

Постоянный участник
Сообщений: 451
C нами с 07 Декабря 2012
Откуда: Российская Федерация
Статус: Отсутствует
Цитата (Галилеянка)
По Галахе, самые тяжкие грехи — идолопоклонство, пролитие крови и разврат (прежде всего — прелюбодеяние).

А есть ли материалы по такому распространенному среди религиозных людей явлению, как "лицемерие" ?


Кто не видит суеты мира,тот суетен сам.
 
Бейт-мидраш / Дом учения » КНИЖНАЯ ПОЛКА » Символика » Что такое Грех?
Страница 1 из 11
Поиск:
Функции форума
Ленточный Вариант Форума  |  Правила поведения  |  Участники  |  RSS Лента  |  Поиск по Названиям Тем

Предупреждение: данный форум строго модерируем. Проводятся постоянные ревизии, чистки, а также удаляются устаревшие и потерявшие актуальность темы.

Цветовая маркировка групп: Читатель ~ Участник ~ Постоянный участник ~ Администратор

Поиск по всему сайту


Форум основан 1 июня 2006 г.
Хостинг от uCoz