[ Новые сообщения · Правила поведения · Участники · Поиск по темам · RSS лента ]
"Ибо Я - Господь Б-г ваш: освящайтесь и будьте святы, ибо Я свят" (Левит 11:44)
"Ибо все народы ходят, каждый во имя своего бога; а мы будем ходить во имя Господа Б-га нашего во веки веков" (Мих.4:5)
Шалом! Данный форум устроен по типу бейт-мидраш. Эта модель призвана помочь тем, кто желает изучать Тору и еврейскую мудрость, а учеников отличает стремление пополнить свои знания и найти им достойное применение. Люди данной категории не озабочены собственной репутацией или мнением большинства; их цель – сблизиться со Всевышним путем исполнения Его заповедей. Посещение «Бейт-Мидраш» не должно рассматриваться как место, где один человек обнажает духовную несостоятельность другого и претендует на исключительность собственного мнения. Суть общения и обучения – укрепление в праведности, исправление своего характера и, тем самым, участие в исправлении всего Мира (тикун олям).

У нас приветствуются ноахиты (бней-Ноах); геры (прозелиты), принявшие официальный или неофициальный гиюр, или находящиеся на пути к этому; выходцы из христианства или иных религий и культов; караимы; иудействующие, а также все Б-гобоязненные, неравнодушные к Б-гу Авраама, Исаака и Иакова, к Торе и Иудейскому образу жизни. Добро пожаловать!
Книга Мириам Исраэли Страна Аслана. Еврейский секрет Нарнии. "Хроники Нарнии" сквозь призму иудейского мировоззрения


Страница 1 из 11
Бейт-мидраш / Дом учения » ИУДАИЗМ VS ХРИСТИАНСТВО » Павлинизм » Еврейская Тора и христианские миссионеры (р. Арье Каплан)
Еврейская Тора и христианские миссионеры
ГалилеянкаОтправлено в: Суббота, 09 Января 2010, 14:06 | Сообщение № 1

Администратор
Сообщений: 5413
C нами с 01 Июня 2006
Откуда: Израиль
Статус: Отсутствует
В последнее время много говорят и пишут о ряде религиозных движений иудео-христианского толка. Одно из них, самое пожалуй громкое и деятельное, — «Евреи за Иисуса». По всей видимости, небольшая группа евреев обнаружила нечто весьма привлекательное, в догматах христианства, хотя подавляющее большинство еврейского народа, как и прежде, решительно отвергает эту религию.

Уже почти две тысячи лет христиане заигрывают с евреями в тщетной надежде привлечь их на свою сторону. Но почему евреи столь упрямо отвергают протянутую руку? Чем плох для нас Иисус? Другими словами: почему мы не христиане?

Чтобы ответить на этот вопрос, взглянем на истоки христианского вероучения, об основоположнике которого сами христиане говорят, что он был евреем. Еще известно, что этот основоположник жил по еврейским законам, причем сроки его жизни пришлись на очень бурное время. Современниками Иисуса были величайшие мудрецы-талмудисты. Всего за одно поколение до него жил великий законоучитель Гилель, а поколение спустя — раби Акива. Правда, в наших национальных источниках очень мало сообщается о частной жизни Иисуса. Почти все имеющиеся сведения восходят к Евангелиям Нового завета, написанным деятелями ранней христианской церкви для своей паствы. Но главная цель Евангелий состояла в утверждении и распространении доктрины новой религии. Вот почему так трудно отделить подлинного, исторического Иисуса от того мифического Христа («помазанника»), которого придумала ранняя христианская теология для своих идеологических целей.

Уже сразу после смерти Иисуса его последователи внесли кардинальные изменения в свое учение. Основы современного христианства заложил Павел из Тарса (еврейское имя Села, в принятой транскрипции Саул), бывший ученик великого еврейского мудреца рабана Гамлиэля. Свою карьеру этот Села начал активной борьбой против ранних христиан. Затем, «пережив 03арение» на пути в Дамаск, перешел в христианство и вскоре стал одним из его лидеров. Обращенный Павел никогда не встречался с Иисусом, но утверждал, что разговаривал с его духом. Именно при Павле христианство впервые провозгласило свои важнейшие догматы, которые с тех пор практически не менялись. Наставления Павла записаны в так называемых Посланиях, которые составляют вторую часть Нового завета.

Павел сформулировал следующие главные постулаты (догматы) христианской веры:

1. Иисус был Мессией, по-гречески Христом (помазанником). Его пришествие предсказывалось библейскими пророками и давно ожидалось евреями. Он является также сыном Бога и, как сын, обладает практически теми же качествами, что и Отец.

2. Человек плох и грешен по своей природе. Все человечество было проклято из-за первородного греха Адама. Еврейская Тора не может спасти человека, потому что ее многочисленные заповеди слишком трудны для исполнения. Единственное, что может спасти от полного проклятия и ада, — это вера в Христа.

3. Вначале евреи были избранным народом, но потом Бог отверг их за отказ принять Его сына, Иисуса. Само имя Израиль, дарованное Богом Своему народу, принадлежит отныне не евреям, а тем, кто верит в ИисусаМессию. Только они достойны Его любви и защиты. Все остальные обречены гореть в «геенне огненной».

4. С приходом Христа остался лишь один закон. Это — обязанность любить. Люди должны брать пример с Иисуса, подражать его жертвенности, смирению, долготерпению — в надежде на то, что Бог проявит милосердие по отношению к ним.

Уже из одного перечисления этих четырех догматов понятно, отчего евреи не принимают христианское вероучение. Попытаемся привести возражения на них со стороны евреев.

1. Иисус не мог быть Мессией. Библейские пророки, на самом деле предсказывавшие, что Мессия придет, в то же время обещали, что после его прихода наступит эпоха всеобщего мира и любви. Но, как мы видим, этого до сих пор не произошло. Кроме того, всякие разговоры о том, что Мессия — «сын божий», для евреев абсолютно неприемлемы. Согласно тем же библейским пророчествам, Спаситель (если уж применять это слово) будет лишь выдающимся руководителем и учителем, но не более того.

2. Хотя первородный грех действительно существует, Тора учит, что человек может преодолеть его. Он не довлеет над человеком, как непреодолимый рок. Да, человек грешен, но именно для нашего исправления и совершенства мы получили от Б-га Тору. Абсурдно утверждать, будто дарованный Б-гом Закон невозможно или очень трудно исполнять. Более того, нам неизвестен ни один еврейский источник, где говорилось бы о возможности спастись (допустим даже, от проклятия) с помощью одной лишь веры. Искренняя вера в Б-га должна вести к соблюдению Его заповедей. Спасти, т.е. оправдать жизнь человека, может только соблюдение заповедей.

3. Невозможно себе представить, будто Б-г решил однажды отвергнуть еврейский народ. В Торе однозначно и многократно говорится о вечности нашего союза с Ним. Всевышний — не человек, чтобы отменять Свои обещания.

4. Тора дана людям на вечные времена. Она сама несколько раз повторяет это обещание. Поэтому ее нельзя заменить на какой-то новый договор или закон. Одной любви явно недостаточно; надо уметь выражать ее. Как раз этому нас учит Тора. Любовь к ближнему — лишь одна из ее заповедей; но любовь необходимо подкреплять добрыми делами.

Почему мы верим именно в эти идеи, а не в христианские постулаты Павла и его последователей? Дело в том, что Иисус никак не проявил себя в роли Мессии, которого ожидают евреи. Пророчества о мессианской эпохе предсказывают, что в будущем людей ожидает счастливая жизнь в бесконфликтном мире, при полным торжестве любви и универсальной истины, когда исчезнет зло во всех его проявлениях: не будет ни лжи, ни ненависти, ни насилия, ни идолопоклонства. Как видим, христианство не сумело выполнить ни одного из этих условий.

Христиане не согласны с нашим возражением. Все эти изменения, говорят они, произошли с приходом Иисуса. Они просто невидны, поскольку человек все так же грешен и не желает принимать Христа и его учение. Поэтому, дескать, Мессия-Христос должен вернуться еще один раз на землю, чтобы доказать правомочность своей миссии.

Со своей стороны евреи не принимают аргумента о том, что главные библейские пророчества о Мессии и его эпохе сбудутся только вслед за «вторым пришествием». Мы убеждены, что Мессия выполнит свою великую задачу с первой попытки, а значит, его приход еще не состоялся.

Но речь идет не только о личности Мессии и времени его пришествия. Христианство учит также, что Иисус был как бы «двойником» Б-га, наделенным человеческой плотью. Евреи решительно отвергают такую концепцию. Тот, кто утверждает, будто Б-г принимает облик человека, тем самым принижает Его величие, подрывает веру в Его Единство и Абсолютное Всесилие. Говорить о «бого-человеке» значит быть идолопоклонником.

Евреи расходятся с христианами не только в вопросе веры; у нас разные взгляды и на роль человека в этом мире. Христианство не видит пользы в действиях человека, в его стремлении к совершенству. Единственное, что может спасти его, говорят они, это состояние предельного разочарования материальной жизнью, носительницей греховности, а также полная зависимость от Б-га. Евреи же убеждены, что человек может приблизиться к Б-гу, ВЫПОЛНЯЯ Его заповеди и подчиняясь Его воле. Но при этом оставаясь тем, у кого есть свобода выбора.

Таким образом, у христианства и иудаизма совершенно разные, по существу, противоположные концепции человека.
Иудаизм утверждает, что человек создан «по образу и подобию Б-га». Поэтому он может легко найти Б-жественные качества в себе самом и в окружающих его людях. Выполняя заповеди, мы тем самым как бы даем разгореться в нас Б-жественной искре. Еврей стремится не упустить эту возможность.

В то же время исходный постулат христианства пытается убедить нас в изначальной греховности и ущербности человека. Оставаясь наедине с собой, человек обречен на полное проклятие. Его натура тянется к злу, поэтому он должен что-то предпринять для собственного спасения.

«Что ты сделал для собственного спасения?» Таков первый вопрос христианства. Еврею такая постановка вопроса представляется бессмысленной. Она вообще далека от еврейского образа мышления. Еврей формулирует вопрос по-другому: «Как я могу служить Б-гу? Как мне соблюдать Его заповеди?» Ибо главная цель иудаизма состоит в соблюдении законов Торы. Мы видим в человеке прежде всего его потенциальное величие, ибо только он один во всей вселенной наделен способностью исполнять заповеди и осуществлять волю Творца.

Человек настолько плох, утверждают христиане, что истинное служение Б-гу ему просто не по плечу. Тора слишком трудна для людей. Поэтому им остается лишь верить в Христа и ждать спасения.
Евреи отвечают: поскольку Сам Б-г даровал нам заповеди и велел исполнять их, значит мы в состоянии Ему служить и осуществлять Его волю. Разве можно поверить в то, что Он преднамеренно взвалил на Свой избранный народ непосильное бремя?

Хотя все ученики Иисуса были евреями, они не сумели убедить своих соплеменников в правоте новой религиозной доктрины. Уже в период своего зарождения христианство стояло ближе к язычеству, чем к иудаизму. Шло время, но различия между двумя этими мировоззрениями не смягчались, а наоборот, стали обостряться. Евреи все решительнее отвергали новое учение; представители других народов с энтузиазмом пополняли ряды христианских прозелитов. В результате христианство все больше превращалось в нееврейскую, а подчас антиеврейскую религию. Церковь настойчиво призывала евреев примкнуть к ней, используя уговоры, а с тех пор как церковь утвердилась государственной религией в Римской империи, то и прибегая к насилию и жестокости. Но евреи держались твердо. Христианство добилось немалых успехов, оно изменило ход истории. Но ему так и не удалось подчинить евреев. Народ Израиля цепко держался за Тору, продолжая идти своим уникальным путем.

Наиболее последовательно евреи отвергали два важнейших христианских догмата о том, что Иисус — это Б-г в человеческом обличье и что Тора потеряла свое первоначальное значение. Даже угроза смерти не могла заставить евреев принять эти положения.

Но, отвергая христианство в целом, иудаизм не оспаривал духовную сторону его учения. При всей банальности проповедей Иисуса с точки зрения Торы — они внесли неоспоримый вклад в формирование духовнонравственных ценностей нееврейского мира.

Но любой еврей всегда знал, что Тора дала ему уникальную связь с Б-гом. Все, обнаруженное им в христианстве, мешало этой связи, противоречило ее сути. Именно поэтому еврейский народ веками отвергал христианскую догму. Он верил полной верой, что идет единственно правильным путем, предначертанным Б-гом, и категорически отказывался сойти с него.


Обращение к Вселенской Церкви: "отпусти народ Мой!"
Гибнет народ от недостатка ведения...
 
ГалилеянкаОтправлено в: Суббота, 09 Января 2010, 14:09 | Сообщение № 2

Администратор
Сообщений: 5413
C нами с 01 Июня 2006
Откуда: Израиль
Статус: Отсутствует
Важно знать, что, переходя в христианство, еврей вынужден принять не только веру в лжемессию, но и другие основополагающие догматы, многие из которых заимствованы из иудаизма и неузнаваемо искажены новой доктриной. Рассмотрим некоторые алахические (от слова алаха — еврейский закон) последствия перехода еврея в христианскую религию.

Впервые увидев в газете или на улице какое-нибудь объявление, приглашающее евреев к переходу в христианство, или название какой-нибудь организации, занимающейся миссионерством (например, «Евреи за Иисуса» или «иудео-христиане»), вы с недоумением спрашиваете себя: что это такое? Затем вы снова наталкиваетесь на него в газетной рекламе, слышите это непривычное словосочетание на улице. Ваше любопытство усиливается. Что за странные сочетания изначально несовместимых понятий — евреи и Христос, иудеи и христиане!

Наконец, вы решаете узнать побольше об этих движениях и обращаетесь с вопросом к одному из их активистов. Да, так и оказалось, то была не типографская ошибка: ваш собеседник по ходу разговора на самом деле называет себя иудео-христианином.

Действует он по хорошо известному трафарету. Не дав вам опомниться, начинает расспрашивать вас о вашем еврейском самоощущении. И вы сознаетесь, что или понятия не имеете ни о каком еврейском ощущении, хотя прекрасно осознаете себя евреем, или что ваш иудаизм, если таковой имеется, не удовлетворяет вас духовно. Вы проникаетесь доверием к собеседнику и соглашаетесь с ним, что те редкие ваши посещения синагоги, которые совершены вами два или три раза в жизни (и все на праздники), не вызвали у вас приливов религиозного экстаза.

Вы признаете, что в глубине души давно поняли, что вашей жизни остро не хватает некоторого духовного пространства. Собеседник сочувственно объясняет, что ваша неудовлетворенность иудаизмом лежит не в вас, а в самом иудаизме. Дескать, она вызвана отсутствием в еврейской вере важнейшего компонента.

Вы заинтригованы. И тут без промедления следует главный удар: вам необходим Иисус! Стать настоящим евреем, убеждает он, вам мешает отсутствие веры в Иисуса. Поверьте в него — и лишь тогда иудаизм принесет вам подлинную радость. Не поддавайтесь на обман!

На протяжении двух тысяч лет христиане стремились обратить евреев в свою веру. Собственно говоря, в этом состоит основная цель этой религии. Ведь Иисус, главный объект их поклонения, родился евреем. Он поучал евреев и проповедовал среди них. Но так или иначе они отвергли его. Хотя и нашлась жалкая кучка пошедших за ним.

Подумайте, как можно отстаивать истинность его доктрин, если соплеменники самого Иисуса отказываются признать его истинность! Вот почему одна из главных целей христиан — заставить еврейский народ принять их «спасителя». Хотя в последнее время некоторые просвещенные христианские лидеры во всем мире призывают к прекращению активной миссионерской деятельности, их честные голоса заглушены призывным кличем растущего числа миссионеров-фанатиков.

Вы можете спросить: «Но что во всем этом ужасного? В худшем случае я буду верить в лжемессию. Разве я что-то теряю?» На самом деле, вы теряете очень многое. Для начала рассмотрим основные концепции христианства.
Помимо главного утверждения о том, что Иисус был Мессией, христианская доктрина включает в себя другие важные положения:

Троица. Большинство христиан верят, что Бог состоит из трех «лиц» — Отца, Сына и Святого духа.

Воплощение. Христиане верят, что Сын, вторая часть Троицы, явился на землю во плоти человека по имени Иисус.

Посредничество. Согласно этой религии, ни один человек не имеет прямого доступа к Богу. Единственным посредником может служить Иисус, Сын Божий.

Рассмотрим эти догматы несколько подробнее.

В большинстве христианских сект главной основополагающей концепцией является вера в Троицу. Церковь учит, что Бог выражает себя в трех «лицах» — Отца, Сына и Святого духа. Отец создал мир, Сын занимается спасением человечества, а Святой дух общается с пророками (согласно так называемому Никейскому символу веры).

Основы учения о Троице заложены самим Иисусом. В Евангелии от Матфея (28:19) приведены его последние слова к ученикам: «Поэтому ступайте и учите все народы, крестите их во имя Отца и Сына, и Святого духа». Эта вера в тройственного бога считается важнейшим принципом христианства.

Христиане утверждают, что тройственный бог, которому они поклоняются, есть тот самый Б-г, в которого верят евреи. Но это не так, поскольку наша Тора провозглашает (Дварим 6:4): «Слушай, Израиль! Ашем наш Б-г, Ашем ОДИН!»
Верующий еврей дважды в день громко произносит эту фразу. Своего ребенка, когда тот только пытается связать из отдельных звуков первые осмысленные слова, он учит произнести сначала именно ее. И ее же он произносит в последние мгновения жизни. В еврейском доме на каждом дверном косяке прикреплена мезуза — плотно свернутый в футляре кусочек пергамента, на котором выведены те же слова. Они вложены также в коробочки тфилин, которые еврей обязан ежедневно накладывать на руку и на лоб. В этом коротком девизе заключен важнейший принцип иудаизма.

Если еврей поклоняется тройственному богу в какой бы то ни было форме, он считается идолопоклонником. Ведь идолопоклонники — это не только те, кто почитают богов из дерева или камня. Б-г — единственное и единое бесконечное Существо, Творец всего сущего. Всякий, кто обращается к другим божествам, виновен в грехе идолопоклонства.

Тройственный бог христиан не может считаться иудейским Б-гом. Поэтому с еврейской точки зрения христианство можно классифицировать как разновидность идолопоклонства.

Да, мы признаем, что христианство зародилось среди евреев, но его быстро приняли язычники Древнего мира. Эти язычники, имея в своем арсенале целый пантеон богов, не желали отказаться от них в пользу Единого Истинного Б-га. Поэтому ранние христианские миссионеры создали ради своей паствы некий компромиссный вариант, предложив им Троицу, трехглавого, «триединого» бога. Даже многие современные христианские богословы считают введение понятия Троицы в христианство результатом языческого влияния.

Возможно, вера в Троицу означала некий духовный прогресс для язычников. Но для еврея в ее признании кроется вопиющая измена подлинной вере, шаг в сторону идолопоклонства, спуск, падение.
Не в наших традициях критиковать другие религии, но, когда миссионеры распространяют ложь об иудаизме, надо разоблачать эту ложь. Даже некоторые христианские лидеры возмущаются хищными повадками миссионеров, устроивших настоящую охоту на еврейские души…

Теперь обратимся ко второму важнейшему постулату христианства — воплощению. Согласно этому догмату, Бог в виде Сына явился к людям, приняв образ человека по имени Иисус. Идея перевоплощения полнее всего сформулирована в Никейском символе веры, который читают во многих церквях по воскресеньям: «Я верую в одного Господа, Иисуса Христа, единственно зачатого Сына Божьего. Рожденный от Отца… Бог от Бога, Свет от Света, Бог истинный от Бога истинного. Зачатый, не сделанный, одной сущности с Отцом. Который сотворил все сущее. Который ради нас, людей, и ради спасения нашего спустился с небес. И Святой дух сделал его плотью от Девы Марии — и стал он человеком».
Христиане действительно верят, что Иисус — это Бог; такова одна из основ их теологической доктрины.

Как свидетельствуют Евангелия, эта вера в воплощение была завещана самим Иисусом, который среди прочего сказал в Евангелии от Иоанна (5:17): «Отец мой делает и я делаю». Там же (5:22): «Ибо Отец не судит ни одного человека, но доверил суд Сыну; чтобы все люди чтили Сына, как они чтят Отца». Там же (10:30): «Я и (мой) Отец — одно целое». И последняя цитата (14:9): «Видевший меня — видел и Отца».

Из этих цитат напрашивается очевидный вывод, что Иисус сам претендовал на роль Б-га. Миссионеры и иудео-христиане не скажут вам об этом до тех пор, пока вы не запутаетесь окончательно в их паучьих сетях. А ведь речь идет об одном из важнейших постулатов христианства.

С еврейской точки зрения, концепция воплощения еще ближе к идолопоклонству, нежели Троица. Известно, что языческие боги являлись в человеческом обличье; они вступали с людьми в половые связи, в результате рождались дети во плоти. Многие специалисты по истории христианства пришли к выводу, что и эта концепция была изобретена ранними христианскими проповедниками, которые стремились привлечь к новой вере многочисленных язычников и пользовались для этой цели языческими идеями.

Тора уделяет первостепенное внимание концепции единства Б-га: «Познай же сегодня и прими своим сердцем, что Ашем есть Б-г на небе вверху и на земле внизу;
нет другого» (Дварим 4:39). И еще: «Разве Я не заполняю небо и землю? — (таково) слово Ашема» (Йирмея 25:24); «Вся земля полна Его славы» (Йешая 6:3); «Велик Ашем и весьма прославлен, и Его величие непостижимо» (Теилим 145:3).

Б-г — высшее, бесконечное Существо. Он — всесильный Творец всего сущего. Нам, евреям, кажутся верхом абсурда всякие разговоры о том, будто некий человек являлся однажды Б-гом.

В книге Бемидбар (23:19) сказано: «Ашем — не человек, чтобы лгать, и не сын человеческий, чтобы передумывать». Обратите внимание на категоричность этих слов: «Ашем — не человек!» С чего вдруг Он «решит» спуститься на землю в облике простого смертного? Ведь Б-г заполняет Собой все сотворенное Им пространство и непрерывно, каждую секунду поддерживает наше существование. Поэтому абсурдно приписывать Ему желание посетить нашу планету в образе человека. В Иерусалимском Талмуде та же мысль высказана коротко и без обиняков: «Если какой-то человек называет себя Б-гом, то он лжец!» (Таанит 2:1)

Третья идейная основа христианства — посредничество. Согласно этой доктрине, человек может приблизиться к Богу только через Иисуса. Поэтому во всех христианских молитвах упоминается имя «Иисуса Христа, Господа нашего».
Авторство этой идеи приписывается все тому же Иисусу. В Евангелии от Иоанна (14:6) он открыто говорит: «Я — путь, истина и жизнь; ни один человек не подойдет к Отцу, кроме меня».

Эта христианская доктрина противоречит самой первой из Десяти заповедей, которая гласит: «Я — Ашем, ваш Б-г, который вывел вас (евреев) из Египетской земли, из дома рабства. Да не будет у вас других богов, кроме Меня».
Говоря «кроме Меня», Б-г подчеркивает, что нам нельзя верить ни в какое иное божество, даже если мы не отказываемся при этом от веры в Единого Творца.

Всякий, кто ставит посредника между Б-гом и человеком, виновен в нарушении этой заповеди.

В самом деле, если человек верит в Б-га, то зачем ему какое-то иное божество? Впрочем, некоторые считают, что Б-г слишком велик и далек от нас, поэтому без посредника к Нему не пробиться. Первая из Десяти заповедей учит нас, что такое представление тоже из разряда идолопоклонства.

Б-г беспределен и всеведущ. Утверждая, что Он нуждается в посреднике, чтобы услышать наши молитвы, христиане отрицают тем самым Его бесконечную мудрость.
Если Иисус действительно говорил то, что записано в Евангелии, т.е. пытался выдать себя за божество, значит, он проповедовал откровенное идолопоклонство. Поэтому неудивительно, что евреи того периода категорически отказались признать его как пророка, раввина и учителя.

Иудаизм занимает особое место среди мировых религий. Почти все другие религии начинаются с «откровений» одного человека — будь то Иисус, Будда, Магомет, Конфуций, JIao-Цзы и др. Такой человек проповедует новую веру, постепенно собирая вокруг себя приверженцев, на которых воздействует либо «чудесами», либо просто личным обаянием. Этот лидер считается единоличным основателем и вдохновителем религиозного движения.
Заметьте, что иудаизм не укладывается в эту схему. Он религия-исключение! Начало ему положено не отдельно взятым пророком, а Синайским откровением, когда ВЕСЬ еврейский народ стоял у горы Синай, внимая словам Б-га.
Только Сам Б-г может создать единственно верную религию, обращаясь непосредственно ко всему народу. Высказав однажды Свою истину, объявив ее абсолютной и вечной, Он затем «не передумает», ничего не добавит и не убавит.
Основные положения нашей веры мы получили от Самого Б-га, когда стояли у горы Синай, как сказано в Торе (Дварим 4:35): «Тебе дано было видеть, что Ашем — Б-г, нет другого, кроме Него! С небес дал Он тебе услышать Свой голос, чтобы наставлять тебя.»

Какие бы чудеса ни творил пророк, каким бы великим он ни казался, ему не дано изменить этот основополагающий принцип. Если кто-то толкает вас на путь идолопоклонства, знайте: перед вами — лжепророк, независимо от числа кроликов, извлеченных им из шляпы, или количества «исцеленных» калек.

На этот счет Тора предостерегает нас (Дварим 13:2): «Если встанет в твоей среде пророк или сновидец и даст тебе знамение или чудо, и появится знамение и чудо, о котором он говорил, — чтобы сказать: пойдем за иными богами, которых ты не знал, и будем им служить, — то не слушай слов этого пророка или сновидца, ибо испытывает вас Ашем, ваш Б-г, чтобы узнать, любите ли вы Ашема, вашего Б-га, всем своим сердцем и всей своей душой».
Сам Б-г предупреждал нас о возникновении таких движений, как христианство. Даже если все чудеса, описанные в Евангелии, действительно имели место, они не заслуживают нашего внимания, — ведь Б-г уже предостерег нас.
Здесь мы возвращаемся к исходному вопросу: что теряет еврей, принявший христианство?

Ответ прост: абсолютно все!

Христианство отвергает фундаментальные принципы еврейской религии, и тот, кто принимает Иисуса, тем самым отрицает иудаизм. Даже если этот еврей будет и дальше соблюдать все ритуальные предписания, он все равно считается полностью отошедшим от иудаизма. Ибо мудрецы-талмудисты учат нас: «Тот, кто принимает идолопоклонство, отрицает всю Тору.»

Еврей, принявший христианство, может называть себя «евреем-христианином», или «иудео-христианином», но он уже не еврей. Его нельзя причислять к еврейской общине, к народу Израиля.

Переход в иную веру — это акт религиозной измены, который, наряду с убийством и кровосмешением, входит в категорию наиболее тяжких грехов, осуждаемых иудаизмом. Даже угроза смерти не оправдывает совершение любого из этих трех преступлений.

Миссионеры говорят вам: «Поверьте в Иисуса, и будете спасены».
На самом деле, стоит вам попасть в их сети, и вы навсегда будете отвергнуты Б-гом.
Лучше расстаться с жизнью, чем принять христианство, — таков наш принцип.

И это не пустые слова. На протяжении многих веков перед миллионами евреев вставала дилемма: крест или смерть? И они неизменно выбирали последнее.
Теперь миссионеры проповедуют нам любовь и мир. Но ведь сам Иисус говорил в Евангелиях от Матфея (10:34) и Луки (12:49): «Не думайте, что я пришел установить мир на земле. Я пришел не с вестью о мире, а с мечом».
Этим мечом крестоносцы истребили сотни еврейских общин. Они сеяли смерть ради еврея по имени Иисус.

С этим мечом крестоносцы вступили в Иерусалим в 1215 году. Первым делом они согнали всех местных евреев в главную синагогу города и подожгли ее. Люди сгорели заживо.
Этот меч стал разящим оружием в руках испанской инквизиции, которая пытала и убивала евреев во имя «христианской любви».

Вспомните об этом, когда «евреи за Иисуса» будут говорить вам о мире и любви. Вспомните о десятках и сотнях тысяч замученных и убитых христианами евреев, которые предпочли смерть кресту.
Миссионерствующие «иудео-христиане» могут вызвать ваше любопытство, но они не заслуживают жалости и сочувствия. Ибо они ходячий парадокс: в самом выражении «еврей за Иисуса» (или еврей-христианин) заключено нелепейшее противоречие.

Но что делать с человеком, который уже перешел в христианство? Как относиться к тому, кто уже назвал Иисуса своим «спасителем»?
Неужели он навсегда отрезан от иудаизма, потерян для своего народа и Б-га? Неужели нет надежды на его возвращение?
Тора учит нас, что надежда все-таки есть. Как бы далеко он ни ушел от Б-га и Торы, дорога назад всегда открыта.

В книге Пророков сказано: «Слово Ашема: Разве Я хочу смерти нечестивого? Но пусть вернется нечестивый со своего пути и — будет жив!» (Йехезкель 33:11). И еще: «Но если нечестивец отвратится от своего греха и будет поступать по закону и справедливости, — то ими (этими законами) будет жить» (там же 33:19); «И обратятся они — каждый от своего злого пути, и Я прощу их вину и их грех» (Йирмея 36:3); «Но если они обратятся к Тебе, и прославят Твое Имя, и будут просить и умолять Тебя… тогда Ты услышишь с небес и простишь их грех…» (Мелахим 8:33,34).

Даже еврею, перешедшему в другую религию, дается шанс исправиться. Он может вернуться в лоно иудаизма, и тогда Б-г примет его.
При этом он должен навсегда отречься от христианства и целиком, без оговорок принять все положения еврейской веры. Формальное «обращение» в иудаизм при этом не требуется; достаточно словесного обязательства. Рекомендуется также пройти обряд погружения в микву подобно новообращенному.

С точки зрения еврея, христианство — это форма идолопоклонства. Поэтому и каяться надо именно в этом грехе. Наши мудрецы учат, что для полного исправления следует, в первую очередь, вернуться к соблюдению Шабата…
Если ваша жизнь кажется вам духовно пустой, лишенной возвышенных религиозных переживаний, обратитесь к истинному иудаизму Торы. Возможно, вас отпугивают псевдо-интеллектуальные суррогаты нашей религии, предлагаемые некоторыми «либеральными» или «прогрессивными» раввинами. Возможно, вам никогда не доводилось ощутить бездонную глубину и мудрость настоящего иудаизма. Попробуйте еще раз: миллионы евреев уже сегодня живут по законам Торы и находят в ней высшее удовлетворение.

Когда я вижу красивый закат, мне хочется рассказать о нем другим людям. Но пока они не увидят его своими глазами, никакие эпитеты не помогут. Чтобы оценить красоту, ее надо видеть.
Когда я ем вкусный плод, никакие описания моих ощущений не помогут другим людям ощутить его аромат и вкусовые достоинства.
То же самое относится и к иудаизму. Тора говорит нам (Теилим 34:9): «Вкусите и увидите, как добр Ашем. Счастлив человек, полагающийся на Него».
Если хотите оценить красоту и мудрость иудаизма Торы, живите по его законам. Только целиком погрузившись в него, вы ощутите несравненную духовность нашей веры.


Обращение к Вселенской Церкви: "отпусти народ Мой!"
Гибнет народ от недостатка ведения...
 
ГалилеянкаОтправлено в: Суббота, 09 Января 2010, 14:14 | Сообщение № 3

Администратор
Сообщений: 5413
C нами с 01 Июня 2006
Откуда: Израиль
Статус: Отсутствует
Иудаизм предъявляет четкие требования к кандидату в мессии. Иисус таким требованиям не соответствовал. Попытки христианских богословов трактовать ТАНАХ, выискивая там пророчества об основателе их религии являются крайне тенденциозными.

С точки зрения еврейской традиции, Мессии предстоит выполнить очень важную задачу: привести мир к пониманию Б-га, установить на земле мир, справедливость и всеобщую гармонию. Поскольку исторический персонаж по имени Иисус с этой миссией не справился, ранние христиане кардинально изменили саму концепцию религиозного спасения. В результате, христианство трансформировалось из еврейской мессианской секты, одной из многих на пестрой теологической палитре Ближнего Востока, в отдельную религию, совершенно чуждую фундаментальным концепциям иудаизма.

Вера в приход Мессии всегда была важной составной частью иудейской доктрины. Еврейский законоучитель Маймонид (Рамбам) включил эту веру в число тринадцати основных принципов иудаизма. О Мессии и его эпохе много писали мудрецы и раввины разных эпох.

Еврейская история знает немало случаев появления лжемессий. Самым известным из них был, пожалуй, Иисус, сторонники которого дали ему имя Христос, погречески «помазанник», «мессия», искаженное ивритское слово Машиах. Другими словами, имя Христос — всего лишь лингвистическая калька (семантическое заимствование) от еврейского Машиах.

Христиане утверждают, будто Иисус был еврейским Машиахом. Однако у евреев совершенно иное представление о Машиахе. Посмотрим, в чем состоят главные различия.
Еврейский Машиах

Концепция Машиаха подробно разработана еврейскими пророками. Речь идет о еврейском лидере, обладающем исключительной мудростью, твердостью и силой духа. Именно он принесет полное — физическое и духовное — избавление еврейскому народу. Кроме того, на него возложена обязанность установить на всей земле вечный мир, любовь, процветание и нравственное совершенство.
Еврейский Машиах — обычный человек из плоти и крови, рожденный от обычных людей.

Как сказал пророк Йешаяу (11:2), Машиаху присущ «дух мудрости и разумения, дух совета и силы, дух знания и трепета перед Ашемом». Машиах обладает развитым чувством справедливости или, по образному выражению Талмуда (трактат Санхедрин 936), он «обоняет и судит». Другими словами, он способен инстинктивно понять, виновен подсудимый или нет.

Далее пророк (11:4) объясняет, что Машиах «будет бить страну бичом своих речей; духом своих уст умертвит нечестивого». Зло и тирания не смогут устоять перед его судом.

Тем не менее, Машиах — это в первую очередь миротворец. Поэтому наши мудрецы учат (Дерех Эрец Зута 1): Когда Машиах явится к Израилю, он будет открывать свои уста только ради мира. Ибо сказано (Йешаяу 52:7): «Как прекрасны на горах ноги вестника, возвещающего мир».

Первая задача Машиаха состоит в том, чтобы освободить Израиль от преследований и положить конец рассеянию. Одновременно он избавит весь мир от гнета зла. Его усилиями будут уничтожены страдания, все формы безбожия и угнетения. Человечество достигнет вершины нравственного совершенства; все грехи против Б-га и в отношениях между людьми будут раз и навсегда истреблены. В эпоху Машиаха прекратятся войны, вражда и ненависть между народами.

Самое главное, еврейский Машиах приведет к Б-гу все народы земли. Эта мысль убедительно выражена в молитве Алейну, которой завершаются все три ежедневные молитвы — шахрит, минха и маарив: «Пусть исправится мир под властью Б-га. Тогда все сыны человеческие станут взывать к Твоему Имени и все грешники земли вернутся к Тебе. Признают и поймут все жители земли, что перед Тобой следует преклонять колени, лишь Твоим Именем следует клясться… И все они подчинятся Твоей Царской власти».

Такая же мысль звучит и в молитве Амида, которую читают в Рош-Ашана и Йом-Кипур: «Пусть все творения склонятся перед Тобой. Пусть они объединятся в единое общество, чтобы исполнять Твою волю с полным желанием».
Таким образом, еврейский Машиах призван усовершенствовать мир. Он освободит людей от рабства, угнетения и творимого ими зла. В мире наступит доселе неслыханное материальное процветание. Человек словно вернется в райский сад, чтобы безмятежно наслаждаться плодами земли без изнурительного труда.

В эпоху Машиаха еврейский народ будет свободно жить на своей земле. Произойдет «собирание рассеянных», и евреи вернутся в страну Израиля. Все эти события побудят другие народы признать Б-га Израиля и Его учение, заключенное в Торе. Поэтому Машиах станет царем не только над евреями, но и, в некотором роде, правителем всех наций. Ведь спасение может исходить только от Б-га, а Машиах всего лишь орудие в Его руках. Машиах — человек из плоти и крови, как все смертные. При этом он лучший представитель человечества, обладающий уникальными качествами, недостижимыми для остальных людей. Но ничего сверхъестественного в нем нет. Поднявшись на высшую ступень совершенства, Машиах останется тем не менее человеком. Поэтому можно утверждать, что царство еврейского Машиаха «от мира сего».

Иудаизм — религия, основанная на служении одного народа Единому Б-гу. Евреи становятся как бы «проводниками», несущими свет Б-жественной правды остальным народам. Поэтому спасение Израиля должно предшествовать духовному подъему остального человечества. Прежде чем освободить весь мир, Б-г вначале позаботится о Своем угнетенном, страдающем от изгнания и преследований народе, вернет евреев на их землю и восстановит их особый статус.

Однако эта миссия не ограничивается Израилем. Избавление еврейства тесно связано с эмансипацией всего человечества и уничтожением зла и тирании. Таков первый шаг на пути возвращения человека к Б-гу. В эпоху Машиаха все люди объединятся «в единое общество», чтобы исполнить Б-жественный замысел и установить «Царство Всевышнего».
Хотя Машиах занимает важное место в этом царстве, главная фигура в нем не он, а Сам Б-г.
Такова вкратце концепция еврейского Машиаха.

Христианский Мессия

У христиан главное действующее лицо — их Мессия. Само название этой религии свидетельствует о полной ориентации ее последователей на личность Мессии. Как уже говорилось, имя Христос имеет греческое происхождение и соответствует ивритскому Машиах. Таким образом, христиане ставят Мессию во главу своей религиозной доктрины.

Первое главное расхождение между евреями и ранними христианами наблюдалось в хронологии самого прихода Мессии: христиане считали, что он уже пришел, а евреи до сих пор ждут его. Именно с этого вопроса начался раскол между двумя религиями.

Евреи не признают христианского Спасителя хотя бы потому, что его миссия закончилась неудачей. Ведь Тора учит, что Мессия принесет Израилю — в первую очередь — политическое освобождение, но Иисус не сумел выполнить эту задачу. Наоборот, согласно Евангелиям, его самого изловили как заурядного бунтовщика, избили плетьми, публично унизили и казнили позорной казнью.

Как примирить эту бесславную карьеру с блестящим образом Машиаха, предстающим перед нами в откровениях израильских пророков? Стремясь решить эту теологическую дилемму и оправдать своего Христаспасителя, ранние христиане радикально изменили всю концепцию. Их новые мессианские идеи получили развитие в писаниях Иоанна и особенно в так называемых Посланиях Павла.

Когда читаешь труды этих апостолов, невольно еледишь за постепенным изменением мессианской доктрины. Еврейский Машиах превращается в христианского Мессию. Этапы трансформации выстраиваются в логическую цепочку:
1. Иисус не сумел принести евреям политическую свободу; поэтому ранние христиане избавили его от этой задачи. Само понятие освобождения приобрело в их устах новое значение. Они стали говорить, что главная цель Мессии заключалась в избавлении людей не от политического гнета, а лишь от духовного зла.

2. Миссия Иисуса была не только пересмотрена, но и заметно расширена. Ведь политическое угнетение — узкоспецифическая проблема евреев, а духовное зло распространено по всему миру. Поэтому ранние христиане стали учить, что Иисус пришел, чтобы спасти все человечество. Они отвергли первоначальное положение о том, что вначале он должен освободить евреев и их страну, а лишь затем принести избавление остальному миру. В результате, функции Мессии расширились до универсальных масштабов, но лишь в духовной плоскости. Царство Иисуса стало «не от мира сего».

3. Римские власти высекли Иисуса и подвергли публичному унижению, как рядового бунтовщика. Но его последователи считают, что он не заслужил такого обращения, поскольку проповедовал доброту и покаяние. Перед ними встал очень трудный и важный вопрос: если Иисус был истинным Мессией, то почему Б-г допустил такое ужасное обращение с ним и обрек его на столь тяжкие страдания? Почему его подвергли распятию, самой мучительной и позорной казни того времени? Отчего Б-г не пришел ему на помощь?

Ответ возможен лишь один: все, что случилось с Иисусом — наказание плетьми, публичное унижение и, наконец, само распятие, было угодно небесам. Но раз Иисус не грешил, то какова цель его страданий и смерти? Задавшись этим вопросом, ранние христиане придумали хитрое и неотразимое решение: их Спаситель страдал и умер из-за грехов всего человечества.

И все же сомнения не были до конца устранены. Разве прежде не существовали страдания и смерть? Почему самого Христа обрекли на этот скорбный путь? За какой страшный грех его казнили на кресте?

Ранние христиане нашли выход и из этого положения: Иисусу пришлось искупить первородный грех Адама, унаследованный всеми жившими на земле людьми, потомками первого человека. Одних хороших поступков и даже «рядовых» страданий для такого искупления оказалось недостаточно. Потребовалась мученическая смерть Иисуса.

Поэтому христианский Мессия сознательно принял позорную и мучительную казнь, избавив тем самым человечество от наказания за первородный грех. Кровь Христа смыла с каждого из нас зло, грехи, страдания, смерть и освободила от власти Дьявола.

Доказательство этому утверждению христиане находят в 53-й главе книги пророка Йешаяу, где говорится о всеми презираемом и страдающем слуге Б-га, на «которого Ашем возложил грех всех нас». В действительности речь идет об Израиле, преследуемом народе. Но христианские богословы без обиняков заявили, что это Иисус!

4. И все же многие не понимали, как мог Спаситель так бесславно закончить свою карьеру, приняв столь позорную смерть. Пришлось добавить к его жизнеописанию оптимистичный финал, материалом для которого стала традиционная вера евреев в воскрешение из мертвых. Ранние христиане утверждали, будто Иисус воскрес после казни, чего прежде не было ни с одним человеком. Поэтому, говорят они, наш Спаситель не был простым смертным.

5. Сторонники Иисуса не могли примириться с тем, что страдания и смерть были навязаны их Мессии самим Всевышним. Поэтому они заявили, что желания Мессии, включая распятие на кресте, целиком совпали с волей Бога. Но какой смертный решился бы пойти на такие ужасные страдания? — Иисус не был простым смертным, отвечали ранние христиане. Раз его воля столь точно отражала божественную волю, значит, у него была особая связь с Творцом.
6. При жизни Иисус часто называл Бога «Отец мой небесный». Евреи воспринимают это выражение как заурядную поэтическую метафору и традиционно пользуются ею в молитвах. Однако в устах язычников-неевреев оно приобрело буквальное значение. В легендах древних греков тоже фигурировали люди, якобы рожденные от связи богов с земными женщинами. Божественное происхождение приписывали и некоторым известным личностям, таким, как Платон, Пифагор, Александр Македонский. Чем Иисус хуже них? Разве он не достоин иметь неземного отца? В результате поэтическое выражение «Отец мой небесный» получило буквальное толкование: у Иисуса, оказывается, была непосредственная генетическая связь с Богом. Так родилась легенда, что Иисус — «сын божий», зачатый девой Марией от Святого духа. Божественное происхождение избавляло христианского Спасителя от грехов и даже смерти.
Поэтому смерть Иисуса носила лишь временный характер. У нее была одна единственная цель — искупить грехопадение Адама. Христиане утверждали, что сразу после распятия Иисус воскрес для вечной жизни и отправился на небо. Там он сидит «по правую руку от Бога», выше ангелов.

Сделав первый шаг на пути к обожествлению Иисуса, неофиты-язычники пошли дальше. В Евангелии от Иоанна (10:30) Иисусу приписывается утверждение: «Я и Отец — одно целое». Ему же принадлежит формула «Отец, Сын и Святой дух» (Матфей 28:19). Новообращенным христианам из числа неевреев было нетрудно уравнять все три ипостаси и признать в «Сыне» самого Иисуса.

Таким образом, Иисус превратился в бого-человека, существо двойственного типа — Бог и человек в одном лице, а дева Мария получила от христиан почетный титул «богоматери».

7. Поскольку Иисус не сумел исполнить многие мессианские пророчества, ранние христиане обещали его «второе пришествие» на землю. И тогда наступит День суда, а именно: Иисус займет свое место «по правую руку от Отца» и устроит персональный суд над всеми когда-либо жившими людьми. Те, кто верил в «спасителя», удостоятся благоприятного приговора и спасения; отрицавшие его получат вечное проклятие и отправятся в ад.
По завершении этого суда дьявол будет окончательно разгромлен. Зло прекратится, грехи сгинут, смерть истребится, силы мрака капитулируют, и на земле установится «царство небесное».

8. А пока не настал этот светлый день, христиане адресуют все молитвы Иисусу, завершая их традиционной формулой «во имя Иисуса Христа, Господа нашего». Они видят в нем прямого посредника между Богом и человеком.
Вот какой трансформации подверглась еврейская концепция Машиаха в трактовке ранних христиан. Мессия перестал быть обычным человеком, ограниченным рамками морали. Христианство учит, что человек не способен искупить собственные грехи, и поэтому Самому Богу, облеченному в плоть Мессии, пришлось пожертвовать Собой, пролить Свою кровь ради спасения человечества. Кроме того, поскольку Иисус не выполнил важнейшие мессианские пророчества, первые христиане принялись ждать его «второго пришествия» для завершения начатой миссии.

Вначале предполагалось, что упомянутое «второе пришествие» не заставит себя долго ждать. Ранние приверженцы Иисуса молились о его скором возвращении, при их жизни. Но молитвы, как видно, не были услышаны, и сроки «второго пришествия» были отодвинуты на тысячу лет после смерти Мессии. Минуло и это «тысячелетнее царство», а Иисус все не возвращался. Тогда его окончательный приход был перенесен на неопределенный срок.
Таким образом, мы видим, что христианам пришлось радикально изменить всю еврейскую концепцию Машиаха, чтобы объяснить неудачу Иисуса. Кроме того, распространению нового христианского мессианизма, совершенно чуждого иудаизму, способствовало языческое влияние на доктрину ранней церкви.

Отношение евреев к христианскому мессианизму
Теперь нетрудно объяснить, почему евреи решительно отвергли притязания христиан.

Во-первых, у евреев существовала традиция, прекрасно разработанная древними пророчествами, что Машиах призван совершить радикальные изменения на земле. «Духовное царство» христиан ни в коей мере не соответствовало этим пророчествам. Обещание «второго пришествия» также не удовлетворило евреев, поскольку в библейской литературе отсутствовали указания на такую возможность.

Поэтому у евреев не было абсолютно никаких оснований поверить, что Иисус — это Машиах. Наоборот, его неудача лишь усилила их скептицизм.
Кроме того, само логическое обоснование веры в Христа подрывало многие основополагающие принципы еврейской религии, включая важнейший догмат о единстве Б-га. Даже если бы свидетельство о мессианизме Иисуса носило более конкретный и обоснованный характер, все равно логические выводы нового учения пришлось бы решительно отвергнуть.

Ранние христиане искали доказательства своей правоты в еврейских священных книгах. Они прошлись с лупой по всей Библии, высматривая в ней малейшие намеки на правоту своего утверждения о том, что Иисус был настоящим Мессией и что вся логическая структура их учения соответствует древним принципам иудаизма. Во многих случаях они ограничивались тем, что изымали отдельные фразы из контекста, делали подмены в тексте и даже прибегали к искаженному переводу, лишь бы убедить людей в своей правоте. Теперь даже многие христианские исследователи Библии признали несостоятельность почти всех «доказательств» такого рода. Некоторые из подобных опровержений можно ветретить в комментариях к современным изданиям христианской Библии.

Кроме того, ранняя церковь объявила себя и своих последователей «Новым Израилем», утверждая, будто Б-г полностью отверг евреев и будто иудаизм изжил себя без всякой надежды на дальнейшее развитие и конечный успех.
Евреи опровергали этот довод не столько полемикой, сколько дальнейшим развитием своего духовного наследия. Характерно, что именно в раннюю христианскую эпоху появилась сокровищница талмудической литературы. Это был лучший ответ на все обвинения и мрачные предсказания бесславного конца еврейской нации.

Вопреки всему, иудаизм продолжал жить и бурно развиваться. Несмотря на рост популярности христианства, евреи обнаружили, что могут существовать и духовно процветать без уступки христианской доктрине. Они верят, что Машиах придет в свое время, откроет истину и тем самым докажет правоту евреев перед всем миром.


Обращение к Вселенской Церкви: "отпусти народ Мой!"
Гибнет народ от недостатка ведения...
 
ГалилеянкаОтправлено в: Суббота, 09 Января 2010, 14:15 | Сообщение № 4

Администратор
Сообщений: 5413
C нами с 01 Июня 2006
Откуда: Израиль
Статус: Отсутствует
В последнее время те или иные еврейские организации участвуют в «межрелигиозном» диалоге с христианами. Эта практика не нова — в эпоху Средневековья периодически проводились диспуты с целью обратить евреев в свою веру. Эпоха другая, но цели остались прежними.

Многие движения (типа «Евреи за Христа», «иудео-христиане» и пр.) относительно молоды в своей теперешней форме. Но исторически они связаны с «экуменизмом», хотя, может быть, сами об этом, в силу собственного невежества, не догадываются. Экуменизм — ныне возрожденная традиция, имеющая давние и опасные для евреев прецеденты.

Новые веяния, зарождающиеся в недрах Ватикана, быстро распространяются по всему христианскому миру. И хотя католической церкви еще предстоит доказать, что ее отношение к евреям и иудаизму претерпело значительные и реальные изменения, она уже сегодня предлагает новую методологию в решении «еврейской проблемы». Для развития позитивных отношений с евреями, особенно живущими в Соединенных Штатах (и в Израиле), церковники хотят использовать в качестве моста открытые встречи и диалоги, призванные выявить главным образом сходства и различия между последователями двух религий Западного мира. Стремление церкви к откровенным дискуссиям нашло живой отклик в определенных кругах еврейства (в первую очередь американского). В отличие от ортодоксальных евреев, организации, представляющие «консервативное», «реформистское», а также светское (нерелигиозное) направления, охотно вступают в диалог с христианами.

(Отметим, что неучастие ортодоксов примечательно по двум причинам. Во-первых, вопрос отношения к христианам стал одним из немногих, по которому было достигнуто полное согласие всех течений еврейской ортодоксии. И во-вторых, столь решительная позиция традиционных евреев Торы серьезно беспокоит как христиан, так и «неортодоксальных» евреев, участвующих в межконфессиональном диалоге, поскольку в отсутствии ортодоксов такие контакты теряют подлинный смысл, становясь поверхностными и, по существу, малозначительными.)

Идея «диалога» между евреями и христианами не является изобретением нашего века; она зародилась и была опробована несколько столетий назад, — правда, в иных условиях и при иных обстоятельствах.
Самым известным примером такого рода дискуссии считается теологический диспут, состоявшийся в испанском городе Барселона в 1263 году. Тогда Северная Испания находилась под властью арагонского короля Хайме I. Что касается «духа христианства», то он победно витал над всем тогдашним цивилизованным миром. С тех пор миновало более семи веков, но когда читаешь сохраненные как в еврейских, так и в христианских источниках воспоминания об этом диспуте, написанные раби Моше бен Нахман (более известным под именем Рамбан, а в нееврейском мире — Нахманид), то невольно ощущаешь необычную атмосферу, в которой происходили те события. Кажется, что сами участники и свидетели диспута сознавали величие истории, творимой ими.

Мы переносимся в Барселону XIII века, но насколько остро и актуально звучат доводы и контрдоводы спорящих сторон! Краски, нанесенные на древний холст, до сих не потускнели; они создают яркую картину сохранившихся доныне проблем, расхождений, неугасших конфликтов и накопившегося раздражения.

С удивлением обнаруживаешь, что позиции спорящих претерпели очень мало изменений за минувшие семьсот лет.
Приведем в этой статье несколько аргументов и мыслей, высказанных в ходе того диспута, — чтобы показать, что современные нам евреи, которые бросаются сломя голову в водоворот диалога с христианством, совершают большую ошибку, ибо гонятся за недостижимой, призрачной целью.

Исторический фон

Король Хайме I, правивший в Арагоне в общей сложности 63 года, выделялся среди других средневековых монархов своим расположением к евреям. В период Реконкисты (отвоевания Каталонии и Арагона у мавров) он целенаправленно подчеркивал свое терпимое и сочувственное отношение к еврейским жителям своего королевства: поощрял иммиграцию евреев, назначал их на важные государственные посты и, в целом, не мешал им соблюдать традиции отцов.

Но именно тогда (как и теперь) в структуре римскокатолической церкви начались важные изменения, которые особенным образом проявились в Испании. Реформистом в отношениях к евреям-«христоубийцам» выступил папа Иннокентий Третий, его дело продолжил Григорий Девятый. В Арагоне за осуществлением «новой политики» церкви следила «Святая канцелярия» папской инквизиции. Особым рвением отличался доминиканский духовник короля Раймон де Пенафорт; он преследовал евреев Арагона, обращая их в христианство, и его влияние на монарха неуклонно росло.

С 1228 по 1250 год в Арагоне была принята серия ан™еврейских экономических указов, которые усилили атмосферу вражды к евреям. Затем в 1252 году (уже в Париже) состоялся печально известный церковный суд над Талмудом, на котором последний был обвинен в клевете на христианство, в результате чего целые горы доставленных на телегах манускриптов были публично сожжены по приказу французского короля Луи Девятого. Цель подобных акций состояла в отлучении евреев от их религии, но эффект получился обратный: евреи еще теснее сплотились вокруг своих мудрых книг. Тогда испанские инквизиторы, наученные опытом своих французских коллег, изменили стратегию.
Доминиканский орден неожиданно не только отказался от критики Талмуда, но, наоборот, стал превозносить его, расхваливать точность формулировок и широту содержавшихся в нем знаний. Еврейская ученость оценивалась теперь весьма высоко. Причина метаморфозы оказалась весьма простой: планировалось, что истинность христианства надо доказать не христианскими и другими нееврейскими источниками, а через Талмуд и Мидраши (запись сведений, содержащихся в Устной Торе). Надо было продемонстрировать, что только из-за собственного обскурантизма и фанатизма евреи не желают видеть чистый свет христианства, исходящий из их собственных священных книг.

Инициатором новой кампании стал крещеный еврей Пабло Христиани, глава католической церкви Арагона. Он страстно желал обратить в «истинную веру» других евреев, поэтому через Раймона, духовника короля, добился от Хайме I высочайшего указа о проведении публичного диспута, в ходе которого с помощью Талмуда собирался доказать истинность христианства.

Тяжкое бремя защиты Талмуда, а вместе с ним и всего еврейского мира было возложено на плечи одного из величайших мыслителей — раби Моше бен Нахман. Словесный турнир между апологетами двух религий начался 20 июля 1263 года при дворе Хайме I Арагонекого и продлился до 31 июля, хотя сами дебаты заняли в общей сложности всего четыре дня. Последствия этого спора оставили глубокий след в исторической памяти как евреев, так и христиан.

Ход диспута

Ход дебатов будет изложен в этой статье со слов их главного участника — самого Рамбана. (С полным текстом можно познакомиться по изданиям: «Викуах АРамбан», в книге «Оцар авикухим», 1915 г.; «Китвей АРамбан» раби Ч.Д.Чэвела, изд «Мосад арав Кук», 1963 г.). Отчет великого еврейского мудреца, написанный на простом и ясном иврите, дает наглядное представление об атмосфере диспута и содержит протокольно точный перечень аргументов и контраргументов, вопросов и ответов, услышанных и приведенных самим Рамбаном.

Перед началом диспута Моше бен Нахман потребовал, чтобы ему предоставили полную свободу слова, на что получил соответствующие гарантии лично от короля. Эту свободу слова он прекрасно использовал. Выступал Рамбан смело, решительно и открыто. Королевекая опека превратила этот средневековый спор в некое подобие современных политических дебатов, ибо обе стороны высказывались без оглядки на авторитеты и без страха за последствия. Такие открытые дебаты были редкостью в христианской Европе вплоть до последних десятилетий. Хотя впоследствии Рамбану пришлось заплатить высокую цену за эту временную раскрепощенность и личное мужество, либеральная атмосфера того диспута выгодно отличает его от аналогичных мероприятий, — например тех, в которых участвовали раби Иехиель Парижский и другие раввины.

Кстати о раби Иехиеле. Будучи одним из ведущих тосафистов (толкователей Талмуда), он защищал Талмуд в ходе дебатов с еврейским вероотступником Николя Донэ. (Обратите внимание, во всех подобных случаях евреям приходится противостоять нападкам выкрестов.) Их поединок проходил в 1252 году в присутствии короля Луи IX. Но там атмосфера была не такой раскрепощенной и свободной, как в Арагоне.

Более поздние словесные турниры проводились в Тортоссе в 1413—1414 годах с участием ряда выдающихся раввинов, один из которых, раби Йосеф Альбо, дискутировал с доминиканскими теологами и еще одним евреем-выкрестом по имени Жошуа Алорки. Неравные условия состязания мало способствовали победам еврейских мудрецов.

Однако в случае с Рамбаном, пожалуй впервые в истории средневековой христианской Европы, еврей вел дискуссию на равных условиях с оппонентами, что дало ему возможность не ограничиваться ролью защитника и апологета, а перенести сражение на территорию противника — высказывать критику и недоверие к христианским концепциям и идеям.

Раби Моше бен Нахман привел одно главное, исторически обоснованное возражение против перехода в христианство арагонских евреев. Тем самым он избежал необходимости обсуждать ссылки на Иисуса, которые, якобы, имеются в Талмуде и Мидрашах.

«Мне было заявлено, — сказал Рамбан, — что мудрецы Талмуда сами верили в то, что Иисус — это Мессия и что он был не простым смертным, а человеком и Б-гом одновременно. Но ведь известно, что все события, относящиеся к жизни и деятельности Иисуса, произошли в эпоху Второго Храма и что он родился и умер до разрушения Храма, т.е. до 70 года принятой эры. Между тем, раввины-талмудисты, такие как раби Акива и его сподвижники, были свидетелями гибели Храма… А последний редактор Талмуда рав Аши жил четыреста лет спустя после того, как разрушили Храм. Итак, они жили после его смерти. Но если мудрецы Талмуда действительно верили в Иисуса и истинность его религии, то почему они столь упорно хранили верность еврейским традициям и собственной религии? Ведь они сами, их дети и ученики жили и умирали как евреи. Это же можно сказать и о нашем поколении. Мудрецы учили нас иудаизму; их стараниями мы все остались талмудическими евреями… Но если они действительно, как вы пытаетесь доказать с помощью их слов, верили в Иисуса, то почему они не вели себя подобно монаху Паулю (Пабло Христиани), который, по всей видимости, понимает их слова лучше, чем они сами? Извините, но почему они не перешли в христианство?!»

Этот аргумент, прогремев по коридорам всех последующих столетий вплоть до наших дней, стал классическим ответом еврейской традиции: «Если наши праотцы, лично знавшие Иисуса и видевшие его деяния, отказались поверить в него, то почему мы должны принять за истину слова нынешних христиан, которые, в отличие от наших предков, не знают Иисуса и не являются его соотечественниками?» (Поскольку Рамбан обращался лично к королю, то он сказал: «Почему мы должны принять за истину слова моего великого короля, который не знаком с Иисусом?» Это было несколько резко, но ведь сам король хотел честности и непредвзятости.)

Здесь Рамбан с убийственной логикой и прямотой раскрывает главный пункт, разделяющий евреев и христиан. Еврейское упрямство объясняется не их «вероломством», а тем простым фактом, что они убеждены в правоте свой религии и совершенно не верят в истинность христианства. Кстати говоря, в ходе нынешней кампании Ватикана по сближению с евреями мы так и не знаем, поняли ли, наконец, христианские богословы этот простой и неотразимый факт. Ведь они до сих пор не пытаются выяснить, почему евреи так преданы одной вере и так решительно отрицают веру другую. Они лишь надеются с помощью более тесных общественных контактов смягчить, а так глядишь, и расшатать эту преданность и это отрицание.

Контрнаступление Рамбана не смутило доминиканцев. Они привели множество отрывков из талмудической и мидрашистской литературы, стремясь доказать истинность христианской религии. Рамбан заявил однако, что талмудические агадот ни к чему его не обязывают, поскольку понимать их надо в аллегорическом смысле, а не буквально. Даже если, добавил он, приведенные цитаты верны, они все равно никоим образом не согласуются с христианской доктриной.
Благодаря несравненной талмудической учености, Рамбан легко опровергал один за другим все доводы оппонентов, с тем чтобы при каждом удобном случае перейти в контрнаступление: «Разве не сказал пророк в отношении Мессии, что тот “будет властвовать от моря до моря и от реки до концов земли” {Тешим 72:8)? Разве ваша империя (Древний Рим) не пришла в упадок после принятия христианства? Разве не создали ваши враги, мусульмане, более обширную империю, чем вы? К тому же пророк (Миха 4:3) сказал, что во времена Мессии “не будут учить друг друга войне”, а другой пророк (Йешаяу 11:9) написал, что “тогда наполнится земля знанием Ашема, как полно море водами”. Между тем, со времени Иисуса мир продолжает изнывать от грабежей и разбоя. Причем христиане пролили больше крови, чем все другие народы, а их половая аморальность весьма велика. Чем бы жили Вы, мой великий король, и Ваши рыцари, если бы прекратились войны?»

Заметьте, как актуально звучит сегодня этот суровый приговор, вынесенный всему христианскому миру. Мы можем добавить — всему современному христианскому миру (он же мир Западный). Ибо его ориентация на войну очевидна, что особенно заметно проявилось после двух мировых боен, разразившихся главным образом в Европе и унесших более пятидесяти миллионов человеческих жизней. Это видно даже в наше относительно мирное, послевоенное время, когда экономика всех великих держав явна перегружена оборонительной отраслью и прямой подготовкой к новой войне*.

Далее Рамбан заявил, что главный спор между христианством и иудаизмом ведется не вокруг мессианской роли самого Иисуса, а в связи с христианской концепцией Божественного и веры в него. «Послушайте меня, мой король и повелитель, — сказал Рамбан. — Этот диспут в меньшей степени затрагивает мое отношение к Мессии, нежели мое отношение к Вам. Ибо Вы гораздо важнее для меня. Вы — царь, и он царь. Вы — нееврейский царь, он — царь Израиля. Физический статус у вас одинаков, потому что Мессия будет из плоти и крови, как Вы. Но есть и отличия. Когда я служу своему Творцу под Вашей безраздельной властью, пребывая в изгнании и зависимости, порабощенный и униженный другими народами, которые непрестанно оскорбляют евреев, то моя награда за верную службу перед Всевышним истинно велика. Ведь я приношу добровольную жертву Б-гу собственной жизнью, — поэтому велика моя доля в грядущем мире. Когда же появится царь Израиля, соблюдающий Тору и правящий над всеми народами, — я буду хранить верность еврейской Торе уже независимо от своей воли, и в этом случае моя награда будет не столь большой, как теперь. Тогда в чем состоит главный конфликт между христианами и евреями? Наши разногласия, Ваше Величество, вызваны некоторыми Вашими весьма прискорбными взглядами на сущность Б-жественного».
Тем самым Рамбан подчеркнул, что принципиальные различия между двумя религиями состоят не в теологических деталях и не в исторических особенностях их развития, а в самом понимании и формулировке сущности Б-жественного и отношения Б-га к человеку.

(В примечании к книге «Китвей А-Рамбан» раби Чэвел приводит высказывание Рамбана из «Сефер агеула»: «Даже если признать, что безмерная величина наших грехов и грехов наших отцов лишает нас всякого утешения и поэтому изгнание затянется навечно, все равно — это не поколеблет нашу веру в основополагающие принципы Торы, ибо конечная награда, к которой мы стремимся, ждет нас только в грядущем мире… Мы продолжаем верить в избавление (и пришествие Мессии), потому что эта истина хорошо известна всем мудрецам Торы и пророкам».)

В ходе дебатов был затронут также вопрос о первородном грехе. Монах Пабло и король Хайме I заявили, что грехопадение Адама обрекло всех людей на мучения в аду, но приход Иисуса и последующая вера в него освободили человечество от состояния вечного проклятия. На это Рамбан возразил с горькой иронией: «У нас есть поговорка: “Прежде чем соврать, посмотри, нет ли рядом свидетелей”. В Торе упомянуто много наказаний за грех, совершенный Адамом и Хавой (Евой): земля наказана тем, что на ней растут колючки и чертополох, чего не было раньше; человек наказан тем, что вынужден добывать хлеб в поте своего лица; все мы наказаны тем, что, рождаясь от праха, туда же и возвращаемся, т.е. отныне мы смертны; женщина наказана тем, что рожает в крови и муках. Все это сохранилось по сей день, и пока, как видим, никаких существенных послаблений не произошло, даже несмотря на приход вашего Мессии. Но вы говорите о проклятии адом, которое вообще не упоминается в Писании. По вашим словам, это наказание было смягчено приходом Иисуса. Трудно подтвердить или опровергнуть сей догмат. Я предлагаю вам послать туда кого-нибудь из своих служителей. Пусть посланец сходит туда, вернется и сообщит нам об увиденном… Не дай Б?г, чтобы праведник был приговорен к аду за грехопадение первого человека, Адама. Посудите сами, моя душа в той же мере связана с душой фараона (притеснявшего евреев перед их Исходом из Египта), что и с душой моего отца; поэтому несправедливо наказывать меня за грехи фараона проклятием моей души. Те кары, которые постигли человечество изза первородного греха Адама, носят чисто физический, можно сказать, физиологический характер. Я получил свое тело от родителей, и если им суждено было родиться смертными и умереть, то их дети и дети их детей тоже будут смертными и умрут. Так было, есть и будет, ибо это закон природы».

«Однако душу мы получаем от Самого Творца, — добавил Рамбан, — и она не может быть проклята из-за чужих грехов, даже наших родителей, если только она сама не продолжает их греховный путь».
Затем начался теологический диспут о непорочном зачатии и троице. Рамбан легко доказал, что в этих концепциях нет еврейских корней, и поэтому они «не укладываются в голове ни у одного еврея».

«Напрасны все ваши доводы (касающиеся Талмуда и Мессии), — сказал он. — Ведь это корень наших разногласий. Но если вы хотите обсудить концепцию Мессии, я готов». После этих слов Рамбан заявил королю: «Вы верите в ошибочную концепцию Б-жественного (непорочное зачатие и Троицу), потому что Вы родились христианином, Ваши родители были христианами и священники всю жизнь учили Вас этой доктрине. Она глубоко отпечаталась в Вашем мозгу, проникла в Вашу кровь, и Вы считаете ее истинной не по убеждению, а лишь в силу привычки».

Критика Рамбана в адрес этих главных догматов римско-католической церкви вскрыла главную причину, по которой евреи с самого начала отказывались принять христианство. Ведь христианское понятие Б-га было и остается абсолютно чуждым еврейской традиции и еврейской логике. В этом смысле не произошло никаких изменений за прошедшие века — ни для евреев, ни для христиан.

Диспут завершился неожиданно. Король просто объявил перерыв, но продолжения так и не последовало. По-видимому, он опасался, что дискуссия может спровоцировать волнения фанатичных масс, возбужденных эмоциональными проповедями некоторых монахов Доминиканского ордена. (Сам Рамбан, упомянув «проповедников, которые подстрекают толпы и нагоняют страх на весь мир», сказал: «Многие важные священники и рыцари при королевском дворе не советовали мне плохо говорить об их религии. Кроме того, высокопоставленные евреи сообщили мне, что им велели предупредить меня об опасных последствиях».)

Хайме I сам активно участвовал в дебатах, что свидетельствует о поразительном для той эпохи справедливом и терпимом нраве испанского монарха. В воспоминаниях Рамбана приводятся такие слова, с которыми король обратился к нему в конце диспута: «Я еще не встречал такого человека, как ты, который, будучи неправ, столь превосходно представлял бы перед другими свои взгляды». (Эту фразу, приведенную автором на иврите, можно перевести и по-другому: «Я еще не встречал такого человека, как ты, который, не будучи профессиональным адвокатом, столь великолепно представлял бы свою позицию».)

Рамбан сообщает также, что получил в подарок от короля триста монет, по-видимому, в качестве компенсации за понесенные расходы. Далее еврейский мудрец пишет: «Расставаясь (с королем), я испытывал чувство глубокой любви».
Моше бен Нахман пробыл в Барселоне еще около недели и даже успел побывать на христианской проповеди, устроенной в субботу в местной синагоге. Таково было распоряжение короля — доминиканский священник в присутствии Хайме I убеждал собравшихся евреев перейти в «истинную веру». (Рамбан прочел затем ответную лекцию-проповедь, которую назвал «Б-жественная Тора совершенна»; ее текст опубликован в книге «Китвей А-Рамбан».)

Но монахи Доминиканского ордена не могли простить Рамбану столь блестяще проведенного диспута. Его приговорили к временному изгнанию из Арагона, а также к уплате денежного штрафа за богохульные речи. Устав от гонений и предчувствуя будущую горькую судьбу испанского еврейства, великий мудрец решил покинуть родные места. В 1267 году, уже будучи стариком, он отправился в дальнее путешествие в Страну Израиля, где вскоре и умер.

Заключение

Трудно переоценить важность этого диспута между представителями еврейского и христианского миров. Лишь спустя много веков евреи снова решились открыто заговорить со своими соседями-христианами о тех фундаментальных различиях, которые мешают их сближению. К сожалению, у нас нет духовного лидера, подобного великому Рамбану, который смог бы умело и с достоинством отстаивать нашу правоту. Нынешним деятелям, которые участвуют в диалогах от имени иудаизма, следовало бы внимательно прочесть отчет о диспуте, прошедшем семь веков назад. До сих пор никто не сумел постоять за честь евреев и иудаизма с такими же блеском, отвагой и мудростью, как это сделал раби Моше бен Нахман.

Прежде чем завязывать новые экуменические дискуссии и диалоги, евреи и христиане должны вспомнить урок Барселоны. Ибо поднятые там проблемы, да и сам окружающий мир мало изменились со времен арагонского короля Хайме I. Остались прежними и мы, евреи.

В заключение уместно привести последнюю часть поэмы «Из Твоей руки, Ашем, исходит Слава», написанной Рамбаном в честь праздника Песах:
Гора Его святости, Его Священный Храм, Стоит на вершинах вечных холмов. Это Синай. И Слава Б-га, пребывающая там Возбуждает трепет.
Пусть народы провозгласят Его величие и мощь На берегу моря, безграничного и грозного, Где Его паства видела чудеса. Все это — Его чудеса, знамения и красота.

Так очиститесь, народы и страны! Воздайте честь и хвалу Б-гу.

*Миссионеры утверждают, будто Иисус исполнил все важнейшие мессианские пророчества. На самом деле ни одно из них не осуществилось. Все, что он сделал, носило удивительно тривиальный характер.
* Статья написана давно, но и сегодня, после снятия противостояния двух лагерей — западного и восточного, общая ориентация Запада на войну сохранилась, чему мы видим доказательства в его готовности участвовать в войнах локального характера и в росте мировой торговли оружием


Обращение к Вселенской Церкви: "отпусти народ Мой!"
Гибнет народ от недостатка ведения...
 
ГалилеянкаОтправлено в: Суббота, 09 Января 2010, 14:21 | Сообщение № 5

Администратор
Сообщений: 5413
C нами с 01 Июня 2006
Откуда: Израиль
Статус: Отсутствует
Миссионеры утверждают, будто Иисус исполнил все важнейшие мессианские пророчества. На самом деле ни одно из них не осуществилось. Все, что он сделал, носило удивительно тривиальный характер

Если бы христиане полагали, что Иисус исключительно их Мессия, то вера в него мало бы волновала евреев. Еще одной наивной религией больше на земле! Однако христиане утверждают, что он — не только их, но и наш, еврейский Мессия, что он тот самый Спаситель, о котором говорили еврейские пророки. Причем свое утверждение они пытаются доказать цитатами из нашей Торы (Библии). И вот здесь мы уже не можем молчать.

Дошло до того, что некоторые христианские миссионерские группы создали своеобразные ударные отряды (типа «Евреи за Иисуса»), с помощью которых заманивают в свои сети необразованных евреев, пользуясь старым и давно опровергнутым аргументом: «Тебе не надо быть христианином; оставайся полноценным и убежденным евреем, но признай, что Иисус — Мессия».

Чтобы защитить евреев от лживой миссионерской пропаганды, их надо вооружить фактами, которые укрепят давно сформировавшееся в еврейской среде убеждение: Иисус не был и не мог быть еврейским Мессией.
Изложим по пунктам ряд аргументов, находящихся в вопиющем противоречии с бездоказательными утверждениями миссионеров:

1. Еврейский Мессия — это человек, родившийся естественным образом от отца и матери. Он не может быть Б-гом или появиться на свет сверхъестественным образом от непорочного зачатия, как утверждают христиане.
В Библии нигде не говорится, что Мессия — это Б-г или Б-гоподобное существо. Сама мысль о том, что Истинный Б-г может принять человеческое обличье, вызывает отвращение у евреев, ибо она противоречит нашей концепции о Б-ге как о высшем Существе, не ограниченном временем, пространством и бренной оболочкой человеческого организма. Евреи считают, что служить надо только Одному Б?гу, а не созданным Им существам, будь то ангелы, святые праведники или даже Мессия собственной персоной.

В Библии нет ни одного предсказания, что Мессия родится от девственницы. Там вообще нет упоминаний о рожающей девственнице. Подобные сюжеты характерны только для языческой мифологии. Сама мысль о том, что Б-г поместил Свое семя в утробу смертной женщины, кажется еврею неестественной и дикой. В самом деле, какова цель этой концепции? В чем ее позитивная суть? Ведь если Мария не поддерживала нормальные отношения со своим мужем и при этом родила, то у нас есть все основания заподозрить ее в супружеской измене. Даже в самом «Новом завете» (Евангелие от Матфея 1:19) содержится невольное признание: «И тогда Иосиф, ее муж, будучи справедливым человеком и не желая позорить ее при всех, решил тихо развестись с ней». Короче, идея о непорочном зачатии служила лишь одной цели: привлечь язычников к христианству.

2. В еврейской Торе говорится, что Мессия освободит Израиль. В случае с Иисусом произошло обратное. Вскоре после его смерти был разрушен Святой Храм, Иерусалим пришел в запустение, а евреи оказались в изгнании на долгие девятнадцать столетий. Среди их мучителей особой жестокостью выделялись сторонники самозванного «мессии» — Христа.

3. Библейские пророки Йешаяу (см. гл.45) и Цфания (см. гл.З) сообщили, что с приходом Мессии народы мира объединятся, чтобы признать Единого Истинного Б-га, и будут вместе служить Ему. «Ибо наполнится земля знанием Ашема, как полно море водами», — предсказал Йешаяу (11:9). Ничего подобно не случилось ни при жизни, ни сразу после смерти Иисуса. Наоборот, в последующие века возникла новая религия, которую приняли арабы и многие другие народы, — ислам, пополнив тем самым число противоборствующих верований. Христианство раскололось на множество конфликтующих друг с другом сект и направлений, а большинство жителей земли продолжали служить идолам. Даже сегодня мир еще очень далек от признания Единого Б-га.

4. Когда придет истинный Мессия, его влияние распространится на все народы. И они будут служить Б-гу в Иерусалимском Храме; как сказал Б-г через Своего пророка: «Мой Дом станет Домом молитвы для всех народов». Это предсказание до сих пор не осуществилось, следовательно, Мессия еще не явился.

5. В эпоху Мессии над миром воцарится новый дух — единства, содружества и любви; и люди (в первую очередь, евреи) перестанут совершать грехи и преступления. В Торе (Дварим 30:6) сказано: «Обрежет Б-г твое сердце и сердце твоего потомства, чтобы полюбил ты Б-га». Да и пророки учат нас: «А народ твой, все праведники… навеки унаследуют землю» (Йешаяу 60:21); «В те дни и в то время… буду искать грехи Израиля, но не будет их» (Йирмеяу 50:20); «И дам вам новое сердце, новый дух вложу в вас… и сделаю, что будете следовать Моим законам, соблюдать Мои уставы и поступать по ним» {Йехезкелъ 36:26). Между тем, вскоре после смерти Иисуса землю наполнило не знание, а невежество, причем не только по отношению к Б-гу, но и по отношению к наукам и философии, — наступила эпоха мрачного средневековья.

6. Настоящий Мессия будет царем над евреями. Что касается Иисуса, вся его карьера, если верить Евангелиям, продолжалась не более трех лет, и в конце ее он был распят римлянами как заурядный преступник. Ему удалось побывать в качестве странствующего проповедником и чудодея-исцелителя, но не больше. Никакого официального поста он не занимал, властью не обладал, что само по себе не предосудительно, но находится в противоречии с существующими пророчествами.

7. В эпоху Мессии к еврейскому народу вернется пророческий дар, и по словам пророка (Йехезкелъ 37:27) «будет Моя обитель над ними». Затем (Йоэлъ 3:1): «Изолью Свой дух на все человечество, а твои сыновья и дочери будут пророчествовать». Этим предначертаниям тоже еще предстоит исполниться.

8. Одна из главных задач Мессии — принести мир всем народам. В мессианскую эпоху прекратятся войны и закроются военные заводы; как сказано в пророчестве {Йешаяу 2:4): «И перекуют свои мечи на плуги, а свои копья — на садовые ножницы; не поднимет меча народ на народ, не будут более учиться воевать». Тем не менее, как показывает история, христианские народы отличаются гипертрофированной воинственностью, и вот уже два тысячелетия после смерти Иисуса в мире почти непрерывно идут войны.

9. В самом «Новом Завете» говорится, что пророчества, относящиеся к Мессии, должны исполниться в поколении Иисуса. Евангелие от Марка (13:30) прямо сообщает: «Истинно вам говорю, что нынешнее поколение не исчезнет, прежде чем исполнятся все эти слова».

10. Еврейская Тора нигде не сообщает, что Мессия придет, будет убит, а затем совершит «второе пришествие». Идея «второго пришествия» была изобретена скорее всего в оправдание первой неудачной попытки Иисуса выполнить мессианские функции и осуществить хотя бы часть библейских пророчеств. Короче, речь идет о чистом литературном творчестве составителей Евангелий, при котором нет ничего, имеющего обоснования в Торе.

11. В Библии сказано, что Мессия будет прямым потомком царя Давида. Но если «отцом» Иисуса был Сам Бог, то странно выглядят утверждения христиан, что он происходит от Давида по отцовской линии. Впрочем, и эта придумка объясняется тем, что составителям «Нового завета» надо было увязать две противоречивые идеи: с одной стороны прямой потомок живого царя, с другой стороны — сын Бога; причем второе требование — явно нееврейского происхождения.

12. Некоторые миссионеры преднамеренно искажают смысл многих стихов из еврейской Книги Пророков, стремясь подкрепить свои утверждения библейскими цитатами. Например, ивритское слово альма, употребленное пророком Йешаяу и означающее «молодая женщина», ими неправильно переводится как «дева». Честные христианские теологи признают эти «благочестивые обманы» и стараются исправить перевод. Например, в протестантском «пересмотренном издании» Библии дано правильное значение слова альма. Можно привести немало подобных примеров сознательного искажения оригинального текста Библии.

13. Даже если оставить в стороне вздорность обвинений, предъявляемых евреям в том, что они дескать «распяли Христа», все равно непонятна природа ненависти христиан к еврейскому народу. Ведь, оказавшись на кресте, Иисус говорит: «Прости им, Отец, ибо они (евреи) не ведают, что творят». Вопрос: почему христиане так упорно преследуют евреев, если сам Иисус повелел простить их?

14. Если воскрешение Иисуса из мертвых имело столь важное значение для подтверждения его особого статуса, то почему оно произошло не на виду у тысяч поклонников?

15. Иисус утверждал, что он не намерен менять законы Моисея (законы Торы): «Не думайте, что я пришел, чтобы отменить Закон (Тору) и пророков; я пришел не отменять, а исполнить их. Ведь истинно говорю вам, пока пребудут небо и земля: ни одна буква, ни одна точка не уйдут из Закона, пока все не исполнится. Посему, кто нарушит хотя бы одну из этих малых заповедей и научит тому же людей, будет призван последним в Небесное Царствие» (.Матфей 5). Правда, затем он сам аннулировал некоторые законы, а его последователи довели начатое до конца, отменив или неузнаваемо изменив почти все постановления и заповеди.

Между тем, Тора решительно утверждает в нескольких местах, что ее законы вечны и не подлежат никаким манипуляциям*.
Даже христиане признают, что еврейская Тора — это слово Б-га. Если Тора вечна и сам Иисус утверждал, что не собирается упразднять или изменять ее законы, то почему христиане отмечают «шабат» (религиозный день отдыха) в воскресенье; ведь Б-г однозначно называет Субботу-Шабат Своим «вечным заветом»? То же самое относительно большинства постановлений Торы: например, почему христиане едят свинину вопреки решительному запрету Торы? Одно из двух: или Тора написана не для них (собственно говоря, так оно и есть), или они обязаны соблюдать ее, не переделывая и не искажая. Другой пример: как они объяснят свое нежелание отмечать Рош-Ашана (Судный день, Новый год) и ЙомКипур (День искупления), которым Тора придает столь большое значение? То же самое можно спросить о сотнях других заповедях Торы, которые игнорируются церковью.

С другой стороны, ни в еврейской Торе, ни в христианском «Новом завете» не упоминаются Рождество и Пасха. Эти праздники имеют чисто языческое происхождение; христиане лишь слегка «цивилизовали» их, лишив многих атрибутов явного идолопоклонства. В то же время из христианского календаря начисто исчезли столь важные библейские праздники, как Песах, Сукот и Шавуот, хотя Иисус нигде не намекал на их возможную отмену.

16. Христиане изобрели философскую доктрину «подставь другую щеку» и «возлюби врага своего». Знаете ли вы хоть один христианский народ, который живет по этим непрактичным этическим нормам или хотя бы воспринимает их всерьез?

17. Многочисленные утверждения христиан о том, что Б-г — это «любовь», заимствованы из еврейской Торы и иудаизма. Вот некоторые цитаты, взятые из нашей Торы: «Люби своего ближнего, как самого себя»; «Люби пришельца, ибо пришельцами вы были в Египетской стране»; «И полюбишь Ашема, своего Б-га, всем своим сердцем, всей своей душою и всей своей силой».

Если Б-г — действительно «любовь», то пусть христиане объяснят молчание церкви и большинства христианских стран в те годы, когда немцы сжигали и душили газом миллионы евреев. Куда девалась христианская «любовь» в период испанской инквизиции и многочисленных погромов, инспирированных священниками и монахами? Почему христианский мир безмолвствовал накануне Шестидневной войны, когда угроза нависла над жизнями израильских евреев?

18. Иудаизм верит, что Б-г вечен, что Он вне пространства и времени. Б-г не рождается, не умирает и не страдает. Он не может «стать плотью» или разделиться на части (уподобившись «отцу, сыну и святому духу»). Все это языческие понятия. И уж конечно, не «Бог» и не «сын божий» взывал с креста: «Бог мой, Бог мой, почему Ты покинул меня?» Только вдумайтесь: Б-г взывает к Б-гу — «почему Ты покинул меня»? Нонсенс!

19. Если Иисус был настоящим Мессией, то почему абсолютно все раввины его времени (и «Новый завет» признает этот факт) отвергли его «учение»? Почему среди евреев не нашлось ни единого ученого или видного руководителя, который признал бы его?

20. Если Иисус был Мессией, то почему подавляющее большинство его соплеменников, евреев, живших в те времена, отвергли его? Почему «учителя» поддержала лишь горстка приверженцев, в большинстве своем малограмотных людей? Почему даже близкие отвернулись от него? В самом деле, кому лучше судить, был ли Иисус Месси ей или не был: его братьям-евреям, столь трепетно ожидавшим прихода Спасителя, или язычникам, не имевшим ни малейшего представления о мессианизме?

21. Иисус заповедовал своим ученикам проповедовать только среди евреев, а не язычников (см. Евангелие от Матфея 10), но ученики не послушались наставника и сделали все наоборот. Между тем, он считал себя исключительно еврейским Мессией. В итоге, его приняли другие народы, но не евреи.

22. Если, как утверждают христиане, Б-г «отверг» евреев за отказ признать Иисуса, то почему нам удалось пережить две тысячи лет гонений и преследований со стороны христианских народов? Как объяснить чудо еврейского выживания? Почему Б-г вернул Иерусалим и Землю Израиля Своему «отвергнутому» народу?

Как христиане объяснят феномен восстановления еврейской национальной жизни на их древней родине и еврейскую власть над Святым городом? Ведь речь идет о беспрецедентных исторических фактах.
Христиане часто называют себя «настоящими евреями», «новым Израилем», поскольку Б-г, якобы, избрал их вместо «отвергнутых» евреев, не пожелавших признать Иисуса. Разве не означают события Новейшей истории, что те пророчества, в которых говорится о возвращении евреев на их землю, относятся именно к еврейскому народу и ни к кому больше?
Разве не противоречило здравому смыслу долгое нежелание Ватикана признать Государство Израиль и вопиющее молчание христиан при каждой очередной попытке арабов сбросить евреев в море?

23. Пророки много говорят о Конце дней и предстоящей мессианской эпохе, которая настанет лишь после прихода настоящего Мессии.
Но для чего нужен Мессия? — Чтобы научить все человечество законам Торы и установить «Царство Б-га на земле». Если христиане отменяют Тору и ее законы, то чему вообще они собираются учить людей? Ни в одном священном тексте не сказано, что Мессия упразднит Тору. Наоборот, Тора вечна, и задача Мессии в том и состоит, чтобы приблизить тот день, когда весь еврейский народ будет соблюдать ее законы и все человечество признает ее правду.

24. Тора нигде не сообщает, будто чья-то смерть может искупить грехи других людей. В действительности, каждый человек сам отвечает за свои грехи и должен каяться только в собственных проступках; как сказано: «Душа, которая грешила, умрет» и «Сыновья не несут наказания за грехи своих отцов». Абсурдна сама идея, будто смерть одного человека, погибшего девятнадцать веков назад, может принести прощение человеку от Бога и искупление всех его грехов. Такое положение снимает с человека ответственность за собственные поступки. Каждый из людей должен сам вернуться к Творцу; каждый должен сам работать над собой, своим характером и привычками, исправлять свои поступки, чтобы заслужить прощение Небес.

Теперь мы видим всю несостоятельность попыток миссионеров логически доказать нам идентичность их Мессии с тем Машиахом, о котором говорили еврейские пророки и прихода которого ожидает еврейский народ. Или миссионеры сознательно искажают факты, почерпнутые из нашей Торы, или они вовсе незнакомы с Торой. В таком случае почему бы им не оставить свои попытки по завлечению евреев в сети своей религии?
Евреи твердо верят в приход Машиаха. Мы уверены, что человечество не убьет себя своими руками и не исчезнет в гигантской термоядерной катастрофе. Доброе начало возобладает в людях, и на земле установится Царство Б-га. Однако одной веры недостаточно. Б-г требует от нас, евреев, конкретных действий. Б-жественное Откровение у горы Синай обязывает нас соблюдать 613 заповедей, сформулированных в Письменной и Устной Торе. Б-г ждет от нас дисциплины, преданности и практического исполнения заповедей, а не благочестивых заявлений и магических заклинаний. Задача еврейского народа — приблизить тот день, когда «Ашем будет Царем на всей земле; в тот день будет Ашем один и Имя Его — едино» (Зехария 14;9).

Великий еврейский мыслитель и законоучитель Маймонид (Рамбам) облек нашу веру в чеканные фразы, включенные в еврейский молитвенник. Один из его принципов гласит: «Я верую полной верой в пришествие Машиаха (Мессии). И хотя он медлит, все-таки буду каждый день ждать его прихода». Машиах идет, он приближается. Вы слышите его шаги?

* Это положение надо проиллюстрировать. Например, написано (Дварим 13:1): «Все, что приказываю вам, соблюдайте — не прибавляйте к нему и не убавляйте от него». В пророчестве о будущем собрании евреев из рассеяния говорится, что, после того как исполнятся все благословения и проклятия, предсказанные еврейскому народу, в мире произойдут следующие события: «Вернешься к Своему Б-гу и будешь слушать Его голос — ты и твои дети — всем сердцем и всей душой. И возвратит Ашем, твой Б-г, твоих изгнанников, и смилостивится над тобой, и снова соберет тебя (рассеянного) между народами… И приведет тебя Ашем, твой Б-г, в землю, которой владели твои отцы, и станешь ты ею владеть… Вернешься и будешь слушать голос Б-га и исполнять все повеления, которые Я постановляю для тебя сегодня». Как видим, и после прихода Машиаха, который соберет евреев, надо будет исполнять без изменений те же законы Торы, что и сегодня.


Обращение к Вселенской Церкви: "отпусти народ Мой!"
Гибнет народ от недостатка ведения...
 
ГалилеянкаОтправлено в: Суббота, 09 Января 2010, 14:26 | Сообщение № 6

Администратор
Сообщений: 5413
C нами с 01 Июня 2006
Откуда: Израиль
Статус: Отсутствует
Миссионеры не оставляют попыток доказать истинность своей религии. Они вольно интерпретируют ТАНАХ, используя искаженные переводы с иврита. Вот целый список аргументов, использующихся ловцами душ.

В первом «Послании к коринфянам» (9:20) апостол Павел пишет: «К евреям я прихожу как еврей, чтобы обращать евреев. К тем, кто верит в Закон, я прихожу как соблюдающий Закон, чтобы я мог обратить соблюдающих Закон». Когда миссионеры приходят к нам, они цитируют Тору и вообще ведут себя как евреи. Поэтому нам следует тщательно рассмотреть некоторые их «аргументы».

Уже две тысячи лет христиане пытаются убедить евреев в своей правоте. Но возникает вопрос: если Иисус был евреем, то почему он до сих пор не признан своими соплеменниками?

В попытке доказать, что Иисус был еврейским Мессией, миссионеры часто используют Библию. Христиане должны обладать определенной смелостью, если не сказать резче, чтобы указывать нам, как правильно толковать нашу Тору (Библию), написанную на нашем языке.

Евреи тоже умеют читать Тору. Ибо она была дана на иврите, нашем родном языке. Переводя Тору на свои языки, христиане зачастую искажали значение слов и целых фраз, руководствуясь собственными интересами. Достаточно внимательно изучить оригинальный ивритский текст, чтобы опровергнуть значительную часть их «аргументов».

Впрочем, во многих случаях необязательно даже цитировать источник. Надо лишь вернуть некоторые фразы в их контекст, и от очередного миссионерского «доказательства» не останется камня на камне. Приведем несколько примеров.
Миссионеры утверждают, будто Иисус осуществил пророчество, согласно которому Мессия должен родиться в городе Бейт-Лехем (Вифлеем), к югу от Иерусалима. В подтверждение они приводят слова пророка Михи (5:1): «А ты, Бейт-Лехем… младший среди тысяч Йеуды. Из тебя произойдет для Меня властелин в Израиле». В двух Евангелиях — от Матфея (см. 2:6) и Иоанна (см. 7:43) — эта фраза использована для подтверждения мессианской сущности Иисуса.
Но это, конечно, не доказательство — ведь в Бейт-Лехеме родились тысячи людей. Рождение в Бейт-Лехеме — необходимое, но недостаточное условие. Надо, чтобы осуществилось все пророчество, данное в стихе.

Даже если действительно речь в нем идет об Иисусе, почему он так и не был признан «властелином в Израиле»?

В пророчестве Михи (5:4) далее говорится: «И это будет мир». Другими словами, Мессия принесет мир человечеству. О том же, кстати, пророчествует и Йешаяу (см. 2:4).

Если это, действительно, Иисус, то почему он не сумел установить мир на земле? О нем мы знаем как раз противоположное. Не он ли сам говорил, что пришел не с миром, а с мечом (см. Матфей 10:34)?

Если пророк Миха в указанном стихе действительно говорил о Мессии, он наверняка имел в виду потомка царя Давида. Ведь Давид был выходцем из Бейт-Лехема (см. I Шмуэлъ 17:12). Поэтому пророк выделяет БейтЛехем как родину Мессии.

Подлинный Мессия, которого до сих пор ждут евреи, будет неоспоримым властелином и установит мир на земле.

По утверждению миссионеров, Иисус исполнил пророчество о том, что Мессия родится от девственницы. В доказательство они приводят фразу из пророка Йешаяу (7:14), которая даже во многих современных изданиях христианской Библии переводится следующим образом (приводим обобщенный перевод из католического, протестантского и православного источников): «За то Ашем Сам даст вам знамение: вот, эта дева забеременеет и родит сына, и наречет ему имя Иммануэль». В еврейской Торе написано: «молодая женщина», альма. Имя же ребенка приведено в такой форме: иману (с нами) Эль (Б-г). Кстати, слово Эль, Б-г, входит составной частью во многие еврейские имена: Исраэль, Михаэль, Даниэль и т.д.

Вспомним, что в языческой мифологии весьма распространен сюжет о рождении богов и полубогов от девственниц.

Когда Матфей (см. 1:23) переводил стих из пророка Йешаяу на греческий язык для «Нового завета», он сознательно исказил его смысл, чтобы обосновать концепцию непорочного зачатия. В его переводе ивритское слово альма, означающее «молодая женщина», превратилось в «деву», «девственницу». В результате вышло неожиданное предсказание о рождении Мессии от целомудренной девы.
Однако на иврите «девушка, не познавшая мужчину» называется бетула, а слово альма никогда не переводят как «девственница».

Впрочем, в некоторых, более честных изданиях христианской Библии это искажение устранено.
Добавим только, что нет абсолютно никаких оснований утверждать, будто в этом пророчестве подразумевается Мессия. Оно адресовано царю Ахазу и, по мнению большинства комментаторов, сообщает о предстоящем рождении другого царя — Хизкияу. Так что речь в нем идет вообще не о Мессии.

По словам миссионеров, Иисус осуществил пророчество о том, что он будет пророком, равным Моисею.

Б-г говорит в книге Дварим (18:18): «Пророка поставлю им (евреям) из среды их братьев, подобного тебе (Моисею)». В принятой трактовке это значит, что каждый пророк должен обладать определенными качествами Моисея, т.е. быть евреем, праведником, мудрецом и пользоваться авторитетом среди евреев.

Однако в Евангелии от Иоанна (см. 1:45) и в «Деяниях апостолов» (см. 3:22 и 7:37) приведенная фраза вырвана из контекста. Христианские богословы утверждают, будто она имеет в виду Иисуса, на основании чего у него, якобы, появляется право отменить Моисеев Закон.

Но такой вывод противоречит Библии, где прямо сказано (Дварим 34:10): «И не будет более пророка в Израиле, подобного Моше». Б-г Сам установил непререкаемый авторитет Моисея (Шмот 19:9): «И сказал Б-г, обращаясь к Моше: Вот иду к тебе в густом облаке, чтобы услышал народ, как Я буду говорить с тобой, и (тогда) поверят навсегда также и в тебя».

Особый пророческий статус Моисея был утвержден при даровании Торы, когда Б-г обратился непосредственно к нему в присутствии миллионов людей. Иисус не удостаивался подобной чести.
Прямо говоря, нет доказательств, что Иисус вообще был пророком в еврейском понимании этого слова. Ничего страшного в этом нет, никто не обязан быть еврейским пророком, просто не надо брать на себя функции, о которых имеешь слабое представление.

В Торе (см. Дварим 18:22) говорится, что один из отличительных признаков настоящего пророка состоит в обязательном исполнении его предсказаний. Иисус не соответствовал этому требованию. Например, согласно Иоанну (9:29), Иисус говорит о пророке Моисее: «Мы знаем, что с Моисеем говорил Б-г. Но откуда Он — не знаем». Иисус не знает!

Кроме того, приведенная фраза (Дварим 18:18) вовсе необязательно подразумевает Мессию. В ней просто говорится о том, что будущие пророки Израиля должны обладать такими же чертами святости, что и Моисей. Так пишут еврейские комментаторы.

Миссионеры утверждают, что Иисус осуществил пророчество о безгрешной жизни. При этом они ссылаются на Йешаяу (53:9): «И дана была ему могила с грешниками и с богатыми — при его смерти, хотя насилия он не совершал и не было лжи в его устах». Таково знаменитое пророчество о «страдающем слуге».

Некоторые комментаторы действительно считают, что разговор здесь идет о Мессии. Однако, по мнению других, речь идет о еврейском народе в целом. Наверное, кого-то внимательное чтение оригинального текста приведет к мысли о шести миллионах евреев, убитых нацистами. Есть и такое мнение: пророк Йешаяу говорит о себе.

Во всяком случае, нет убедительных доказательств того, что «персонажем» этого пророчества является Мессия.

Но уж если говорить, что этот стих подразумевает грядущего Иисуса, то тогда не избежать недоумения — ведь Иисус был далеко не так безгрешен, как утверждает Евангелие. И следует это из самого же Евангелия.
Обращаясь ко всему еврейскому народу, Б-г заповедовал нам соблюдать Шабат (Субботу), что представляет собой одну из Десяти заповедей. Раз Сам Всевышний даровал нам этот закон, никто не вправе отменять его.
Однако в Евангелии прямо сказано, что Иисус нарушал Шабат. Народ, конечно, возмутился. Иоанн (9:16) дословно приводит реакцию евреев: «Этот человек — не Божий человек, он не соблюдает Шабат.» Они прекрасно понимали, что ни одному чудотворцу не позволено идти против Б-га, который Сам предостерегал их от лжепророков и лжемессий (см. Дварим 13:2). Только очень наивные, необразованные и суеверные люди могли соблазниться чудесами и знамениями.

Кроме того, согласно Евангелию (Иоанн 10:30, 14:9, 16:15), Иисус многократно называл себя Богом, что дает все основания обвинить его в идолопоклонстве, одном из самых тяжких грехов с точки зрения иудаизма.
По утверждению миссионеров, Иисус выполнил пророчество о том, что Мессия будет казнен посредством распятия. Они цитируют стих из Псалмов, который в правильном переводе звучит так (Теилим 22:17): «Окружили меня псы, толпа злодеев обступила меня. Как лев, (терзают) мои руки и мои ноги».

«Как лев» — на иврите ке-ари. Однако христианские переводчики изменили ке-ари на кари. Если игнорировать при этом ивритскую грамматику, то можно получить: «он пробил, продолбил меня». В некоторых христианских изданиях Библии это значение было логически увязано с актом распятия: «мне пробивали руки и ноги».

Такой перевод не имеет ничего общего с оригиналом. Даже если изменить буквы в словах, искомый вариант все равно будет выглядеть неубедительно.
Можно привести множество подобных языковых искажений, с помощью которых миссионеры пытаются доказать свою правоту.

Кроме того, нет никаких оснований утверждать, что в приведенной цитате из Псалмов речь вообще идет о Мессии. Если начать читать с первой строфы, то окажется, что автор этого псалма, царь Давид, говорит в нем о себе самом.
Миссионеры утверждают, что Иисус осуществил пророчество о своей гибели за наши грехи. В книге пророка Йешаяу (53:11) сказано: «Увидит он труд своей души… Своей мудростью оправдал праведника Мой слуга перед многими, и нес он их грехи». Это все та же тема «страдающего раба».

На основании приведенной цитаты миссионеры учат, что наши грехи могут быть прощены только через Иисуса. Такова одна из основ христианской доктрины.
Однако в Библии ясно сказано (Дварим 24:16): «Да не будут умерщвлены отцы за детей, а дети да не будут умерщвлены за отцов, каждый смерти будет предан за свой грех».
Каждый человек сам отвечает за свои поступки, и только он может их исправить. Тора неизменно подчеркивает эту мысль.

Некоторые комментаторы, утверждая, что «страдающий слуга» в приведенном отрывке — это будущий Мессия (или сам пророк Йешаяу), приводят толкование с несколько измененным смыслом по сравнению с буквальным прочтением: он не искупает страданиями наши грехи, а мучается из-за наших грехов.

Задача Мессии состоит в том, чтобы возвысить людей. Но чем больше мы грешим, тем труднее его задача и тем больше он страдает.

Если же согласиться с мнением тех комментаторов, которые говорят, что «страдающий слуга» — это весь еврейский народ, то напрашивается иной вывод: пророк говорит о тех еврейских жертвах, которые погибли за грехи человечества (включая шесть миллионов наших братьев, замученных нацистами). Такая версия тоже вполне логична и обоснована*.

* Важное замечание. С точки зрения иудаизма, человек — или целый народ — может страдать на этом свете за все поколение. Такое страдание приводит к духовному росту, что в конце концов позволяет достичь при вступлении в грядущий мир уровня, недостижимого без страданий. Но в грядущем мире каждый получает ту меру воздаяния, что заслужил своими действиями в нашем мире — не больше и не меньше. Не может быть такого, чтобы в грядущем мире кто-то искупил чужие грехи. Прим. изд.

Миссионеры придают большое значение предписанию Торы об использовании крови жертвенных животных в целях искупления (см. Ваикра 17:11). Это якобы дает им основание утверждать, будто без пролитой крови Иисуса невозможно отпущение грехов (см. Послание к евреям 9:22).

Но Тора вовсе не пытается убедить нас в том, что кровь — единственное средство искупления. При внимательном чтении глав, посвященных жертвоприношениям в Храме, выясняется, что определенные действия с кровью жертвенных животных предписывались для искупления лишь ограниченного числа прегрешений, совершенных теми, от имени которых эти жертвоприношения совершались.

Есть только один способ загладить все грехи — искренне раскаяться. Об этом много говорят еврейские пророки (см. Йехезкель 33:11 и 33:19, Йирмеяу 36:3 и др.). У пророка Ошеи (14:3) сказано: «Возьмите с собою слова и возвратитесь к Ашему». Искреннее раскаяние, возвращение к Б-гу происходит главным образом через слова молитвы. Жертвенная кровь тоже иногда помогает, но основа полного искупления грехов — это покаяние (признание в грехе, его исправление и отказ от него), а также молитва.

Путь к Б-гу всегда открыт. Но чтобы приблизиться к Нему, от человека требуются серьезные усилия.

У миссионеров есть в запасе немало других «аргументов» и «доказательств». Все они такие же ложные, как и те, которые мы привели. Для их полного анализа и развенчания потребовалось бы написать отдельную книгу.
Нет сомнений, что при внимательном чтении еврейской Библии ни одно из христианских «доказательств» не выдерживает критики. В большинстве случаев достаточно хорошего перевода (а еще лучше — ивритского оригинала) — и вся хитроумная аргументация миссионеров развалится, словно карточный домик. С этим мнением согласны и некоторые современные исследователи христианства, видящие в использовании неправильных переводов Священного писания корень многих ошибок, совершаемых миссионерами.

Однако у миссионеров своя тактика: они никогда не распространяются о тех важнейших мессианских пророчествах, которые Иисус не исполнил. Ведь главная задача Мессии состоит в том, чтобы вернуть человечество к Б-гу, а также положить конец всем войнам, страданиям и несправедливости. Трудно спорить с тем, что Иисус явно не справился с этой исторической миссией.

Чтобы оправдать его неудачу, христиане изобрели доктрину «второго пришествия» (см. Послание к евреям 9:29, Послание Петра 3). Они утверждают, что за Иисусом оставлена еще одна попытка вернуть грешное человечество «на путь истинный». Однако в еврейской Библии нет абсолютно никаких указаний в поддержку христианской доктрины о «втором пришествии».

Все те пророчества, которые Иисус успел осуществить два тысячелетия назад, носят, в основном, тривиальный характер. Какая, в конце концов, разница, с точки зрения Б-жественного замысла — родится Мессия в Бейт-Лехеме или в другом месте, будет его мать девственницей или обычной рожающей женщиной (хотя предположение о рожающей девственнице не лишено оригинальности) и т.д.? Ведь он важен не этим, а своей главной миссией — усовершенствовать мир и открыть ему высшую правду. Но именно здесь Иисуса ждала полная неудача.

Поэтому, согласно еврейской традиции, Иисус не был Мессией.


Обращение к Вселенской Церкви: "отпусти народ Мой!"
Гибнет народ от недостатка ведения...
 
ГалилеянкаОтправлено в: Суббота, 09 Января 2010, 14:30 | Сообщение № 7

Администратор
Сообщений: 5413
C нами с 01 Июня 2006
Откуда: Израиль
Статус: Отсутствует
«Хорошо, — говорят некоторые, — пусть Иисус — не Мессия. Но он был очень хорошим человеком, с которого надо брать пример». Не совсем так. Более внимательный и, главное, объективный анализ его жизни и деятельности заставляет усомниться также и в личных, человеческих достоинствах основоположника христианства

Личность Иисуса привлекает многих людей. Даже если христианская теология неприемлема для них, сам Иисус внушает доверие. Ведь он проповедовал любовь и мир. В его короткой, но яркой жизни воплотились величайшие идеалы гуманизма и справедливости.

Однако такая идеализированная оценка никак не вяжется с многочисленными преступлениями, совершенными в его честь. Как могли, например, крестоносцы грабить и уничтожать целые общины, прикрываясь его именем? Как могла инквизиция жестоко пытать тысячи людей и убивать их во славу человека, более других почитавшего заповедь, приведенную в еврейской Торе — «люби своего ближнего, как самого себя»? Откуда взялись такие вопиющие противоречия?

На самом деле гуманистические идеи Иисуса попирались не только его последователями, но и им самим. Христиане любят показывать нам идеальный образ своего учителя, но при внимательном чтении Евангелий этот идеал рассеивается, как дым. Приведем несколько примеров.

Ученик Иисуса, Лука, цитирует одно из популярнейших наставлений Иисуса (6:29): «Если кто ударит тебя по одной щеке, подставь ему другую». Красивая идея. Жаль только, что сам Иисус не придерживался ее. Когда один из приближенных Первосвященника ударил его, он не подставил другую щеку. В Евангелии от Иоанна (18:23) описана совсем иная реакция на ту пощечину: «Если я сказал дурное, свидетельствуй об этом в суде. Но если я говорил правильно, то почему ты ударил меня?» Как видим, никакого смирения и покорности обидчику, — вопреки всему, что он сам проповедовал. Имя такому поведению — лицемерие.

На протяжении всей мировой истории одни лишь евреи «подставляли другую щеку», но отнюдь не христиане.

В так называемой Нагорной проповеди Иисус наставлял свою паству (Матфей 5:43): «Возлюби врагов своих, благословляй проклинающих тебя и делай добро ненавидящим тебя». Очень хорошие слова. Особенно, если подтвердить их собственным примером. Но стоило речи зайти о личных врагах Иисуса, он провозглашал прямо противоположное (Лука 19:27): «Возьмите врагов моих, которые не желают моей власти над ними, приведите их сюда и убейте их передо мной».

Иисус убеждал других не мстить. Но сам игнорировал эту заповедь (Иоанн 11:39): «Я пришел в мир для суда. Я могу вернуть зрение слепому, но я ослеплю зрячего».
Как приятно верить в Иисуса, проповедовавшего мир и любовь! Особенно, когда он говорит (Матфей 5:22): «Всякий, кто таит гнев на брата своего, пусть предстанет в суде… Даже если он лишь смеется над ним, отвечать за это будет в геенне огненной». Но ситуация резко меняется, когда сам Иисус подвергается испытанию. В Евангелии от Матфея (10:34) он заявляет: «Не думайте, будто я пришел принести мир людям. Я пришел не с миром, а с мечом».

Каждый, кто смел противоречить Иисусу, подвергался грубейшей брани, оскорблениям и угрозам. Когда евреи пытались отстоять свою древнюю веру, Иисус злобно воскликнул (Матфей 23:33): «Вы — змеи, вы порождения ехидины, не избежать вам проклятия ада!»

Иисус не ограничивался спором со своими непосредственными оппонентами, раввинами и еврейскими учителями. Он бранил всех, кто выражал неверие в его мессианско-божественную сущность, клеймил их и грозил Божьими карами. В Евангелии от Иоанна (3:36) он заявляет: «Тот, кто верит в Сына, получит вечную жизнь. Но тот, кто не верит в Сына, не увидит жизни, но испытает вечный гнев Божий». Та вселенская любовь, которую проповедовал Иисус, носит весьма ограниченный характер (Иоанн 3:5): «Я говорю вам уверенно: Если человек не рожден от воды (не прошел обряд крещения) и от Духа (не уверовал в Христа), не дано ему войти в Царство Божие».

Не Иисус, а столь ненавистные ему раввины расширили концепцию Б-жественной любви далеко за пределы одного религиозного учения. В Талмуде (Санедрин 13) сказано: «У праведников всех народов есть доля в грядущем мире». В их трактовке, Б-жественную любовь заслуживают не только евреи, но и все народы земли.

Еще более категоричное заявление мы находим в Мидраше (Тана двей Элияу раба 9): «Призываю небо и землю в свидетели: Каждый человек, будь то еврей или нееврей, мужчина или женщина, слуга или служанка, может приблизить к себе Б-жественное Присутствие, — каждый по своим делам». Такова принципиальная позиция иудаизма.

Отношение евреев к неевреям яснее всего выражено в молитве царя Шломо (/ Мелахим 8:41—43): «И чужеземца, который (происходит) не от Твоего народа, Израиля, но придет из далекой страны… и обратится с молитвой к этому Храму, Ты услышь с небес».

Иисус был куда менее терпим и великодушен. Отправляя в путь своих двенадцать учеников, он, будучи евреем, так инструктировал их (Матфей 10:5): «Не вступайте на дорогу, ведущую в языческие земли, и не входите ни в один самаритянский город. Идите только к заблудшим овцам Израиля».

Между тем, раввины-современники Иисуса наставляли евреев (Авот 4:3): «Никого не презирай». И еще сказано (Бава Кама 38а): «Даже нееврей, изучающий Тору, приравнен к Первосвященнику». Еврейские учителя твердо верили, что Б-жественное спасение доступно всем людям.

Сравните эту позицию с ужасным приговором, который вынес Иисус всему человечеству в Евангелии от Иоанна (15:6): «Тот, кто не верен мне, будет отброшен, как засохшая ветка. Эти засохшие ветки собирают, бросают в огонь — и они сгорают». Со временем метафора превратилась к кошмарную реальность: католическая церковь приговаривала неверующих «упрямцев» к сожжению на костре.

В Нагорной проповеди Иисуса есть и такие слова (Матфей 5:43): «Вас прежде учили любить ближнего своего и ненавидеть врага своего. Но я говорю вам: возлюбите врагов ваших и благословляйте проклинающих вас». Не занимаясь вопросом, кто, кого и когда учил ненавидеть врага и что под этим понимается, обратим внимание на любовь, о которой тут проповедует основатель христианства. Любовь и всепрощение, провозглашенные Иисусом, плохо вяжутся с пламенной ненавистью «учителя» к тем, кто отказывался признать его. В Евангелии мы видим все ту же древнюю, как мир, жажду мести, присущую всем смертным.

Между тем, в еврейской Торе (Ваикра 19:18) прямо сказано: «Люби своего ближнего, как самого себя». Эта заповедь столь важна, что раби Акива назвал ее основополагающим принципом Торы. Тем не менее, несмотря на то что она была получена евреями более чем за тысячу лет до рождения Иисуса и открыто провозглашалась евреями во все времена, многие приписывают ее основателю христианства. Пришел — и стал автором!

Мстительность Иисуса проявляется даже в его «любвеобильных» проповедях. В Евангелии от Луки (19:29) читаем, как к нему обратились с вопросом: «Но кто он, мой ближний?» — Иисус ответил известной всем евангельской притчей. Вот она. На одного человека, ехавшего из Иерусалима в Иерихон, напали разбойники. Они ограбили, избили его и бросили, полуживого, на обочине дороги. Проходивший мимо священник (коэн) сделал вид, что не заметил раненого, перешел на другую сторону дороги и продолжил свой путь. Затем показался левит (леей). Он тоже проехал мимо, не оказав помощи жертве нападения. Третьим был самаритянин. (Самаритянами назывались неевреи, жившие в области между Иерусалимом и Галилеей; ныне Шомрон.) Он пожалел несчастного, перевязал ему раны, перенес в безопасное место и там преданно ухаживал за ним. Мораль сей притчи очевидна: добрый самаритянин — образец хорошего ближнего.

Красивая сказка, не правда ли? Но если приглядеться, то за ее внешним благолепием начинает явственно проступать злобная мстительность Иисуса.

Давайте посмотрим внимательно, кто встретил ограбленного и избитого путника. Это священник, левит и самаритянин. Весь еврейский народ делится, как известно, на три категории: коэн, леей и исраэль. Представителя каждой из этих групп вызывают к чтению Торы в синагоге. Поэтому можно предположить, что вслед за священником и левитом на пустынной дороге в Иерихон должен появиться исраэль, простой еврей. Однако Иисус сознательно заменяет его в притче самаритянином, представителем враждебного евреям племени, тяжелый конфликт с которым длился к тому времени почти полтысячелетия. И этот самаритянин выступает образцом высоконравственной любви! В итоге священники и левиты, духовные руководители еврейского народа, превращаются в злодеев, а ненавистный самаритянин возносится на пьедестал славы. Тем самым Иисус внушает своим последователям, что все евреи, включая их религиозных лидеров, морально ничтожны, неспособны на элементарное милосердие. (Так что имеем или навет на весь еврейский народ, или просто позднюю вставку, внесенную в текст отъявленным антисемитом.)

Так или иначе, даже невинная притча о любви к ближнему стала в устах Иисуса декларацией ненависти к руководителям еврейского народа, которые посмели отвергнуть его учение. Выражение «добрый самаритянин» уже давно вошло в поговорку среди христиан. Его именем названы многие церкви. Таковы последствия христовой ненависти: ни в одной христианской стране вы не встретите «церковь доброго израэлита», а «церквей доброго самаритянина» сколько угодно.

Мстительность Иисуса распространялась даже на растительный мир. Побудительным мотивом для очередного проклятия могло стать, например, заурядное чувство голода. В Евангелии от Матфея (21:18) приведен такой рассказ: «Утром по возвращении в город Иисус проголодался. Он заметил смоковницу вблизи дороги и подошел к ней, однако увидел одни только листья. Сказал он дереву: Чтоб тебе больше никогда не плодоносить. Смоковница тут же завяла и умерла». Евангелие от Марка (11:13) поясняет, что сезон созревания инжира тогда еще не наступил. Тем непонятней поведение того, кого называют Христом, «спасителем».

Чем провинилось невинное дерево перед Иисусом? За что он так жестоко наказал его? Ведь оно лишь следовало законам природы: плодам еще не пришло время созревать. Уж если Иисусу так хотелось продемонстрировать свой талант чудотворца, которым восхищаются евангелисты, то он мог приказать смоковнице дать свежие плоды и оставить ее в покое.

Очень похожий эпизод, но с иным исходом, приведен в Талмуде (Таанит 24а). Однажды сыну раби Иоси захотелось накормить работников, трудившихся на поле его отца. Поблизости оказалась одна смоковница, но сезон еще не наступил, и на ее ветвях не было плодов. Тогда юноша воскликнул: «Смоковница, смоковница, дай плоды, чтобы работники моего отца могли поесть». Дерево тут же стало плодоносить, и работники утолили голод.
Общепризнанный чудотворец Иисус (если он на самом деле мог творить чудеса, в чем мы сомневаемся) был волен поступить так же, но предпочел дать волю своему раздражению.

Еще за много лет до Иисуса еврейский псалмопевец сформулировал один из главных принципов иудаизма (Тешим 145:9): «Добр Ашем ко всякому, Его милосердие — на всех Его созданиях». Как видим, здесь нет различия между евреем и неевреем.

Сравните этот девиз с одним любопытнейшим эпизодом из жития Христова (Марк 2:25): «Одна женщина, в чью дочь вселился нечистый дух, услышала об Иисусе. Пришла она и пала к его ногам. То была нееврейка, финикиянка из Сирии. Она умоляла Иисуса изгнать этот дух из ее дочери. Ответил Иисус: Пусть дети насытятся вначале: нехорошо отбирать хлеб у детей и бросать его собакам».

Из приведенного отрывка ясно, что упоминаемые Иисусом «дети» — это евреи, а «собаки» — неевреи. Короче, пусть «собаки» удовлетворятся объедками с барского стола.

Что говорят по тому же вопросу оклеветанные христианами фарисеи (еврейские раввины)? В талмудическом трактате Гитин (61а) сказано: «Мы обязаны накормить бедного нееврея совершенно так же, как и еврейского бедняка».
В подтверждение несовместимости еврейской и христианской этики можно привести еще множество других примеров, — и все они окажутся в пользу иудаизма. Впрочем, даже красивым и правильным своим речам, приведенным в Евангелиях, Иисус, к сожалению, не следовал.

Трудная задача — быть настоящим христианином. Даже самому Христу.


Обращение к Вселенской Церкви: "отпусти народ Мой!"
Гибнет народ от недостатка ведения...
 
ГалилеянкаОтправлено в: Суббота, 09 Января 2010, 14:34 | Сообщение № 8

Администратор
Сообщений: 5413
C нами с 01 Июня 2006
Откуда: Израиль
Статус: Отсутствует
Перед вами — свидетельство девушки, которая в прошлом занималась миссионерской деятельностью. Дискуссия с двумя раввинами кардинально изменила ее отношение к иудаизму.

Миссионеры привлекают людей не только теологическими аргументами. Еврейская молодежь склонна пополнять ряды тех религиозно-пропагандистских движений, которые отличаются хорошей организацией для заманивания новой паствы. Эта история, записанная равом Арье Капланом, наглядно показывает, как действуют миссионеры и какими средствами можно нейтрализоватъ их влияние.

Вначале я должна признаться, что иудаизм совсем не привлекал меня в детстве. Моя семья не была религиозной, и все, чему меня учили в еврейской школе, не имело никакого отношения к реальному миру. В целом, у меня сложилось впечатление, что все вокруг совершали некий ритуал, не испытывая настоящего интереса к иудаизму. Даже сами учителя как будто не верили в то, что преподают.

Большинство еврейских девочек из моей школы, включая меня, встречались с мальчиками-неевреями. Эти мальчики казались нам симпатичнее наших соучеников. К тому же многие наши еврейские мальчики сами не обращали на нас внимания — они встречались только с нееврейками. Я ничем не отличалась от своих подруг и к шестнадцати годам накопила немалый опыт…

Хотя мои родители, как я уже говорила, не были религиозными, они запихивали в меня иудаизм, как манную кашу. Их возмущали мои романы с нееврейскими мальчиками. Но толково объяснить, почему это плохо, они не могли. Короче, мы только ссорились. Родителям не нравилась моя одежда, и они жутко ругали меня, когда я не ночевала дома.

Однажды в моей жизни произошло важное событие. Я встретила юношу по имени Грег. Разумеется, он был нееврей. Мне сразу стало ясно, что он не такой, как все. Других парней интересовало только одно, а он обращался со мной, как с человеком, и хорошо понимал мои проблемы.

Вскоре я поняла, почему он такой особенный. Он был христианином. Сказал, что однажды открыл для себя Христа.

Грег оказался замечательным парнем, умным, интересным. Прежде я таких не встречала. Мы говорили о религии, и мне впервые было интересно. Он рассказал мне о Боге, о грехе, о том, как можно приблизиться к Богу, если верить в Христа. Я впервые слушала внимательно, и услышанное буквально очаровало меня.

Мы беседовали с Грегом ночи напролет. Передо мной как будто открылся новый мир. Мне хотелось узнать еще больше, и Грег привел меня к своим друзьям из группы «Евреи за Иисуса». Встреча с ними стала переломным моментом в моей жизни.

Начав посещать их собрания, я вскоре стала активисткой движения. Раздавала литературу, побывала в специальном лагере, где нас учили, как привлекать и убеждать евреев. На следующий год я пошла в колледж и начала пропагандировать в своем кампусе идеи «Евреев за Иисуса». Нас, активистов, было не более десятка, но на наших собраниях каждый раз можно было насчитать около сорока юношей и девушек. Большинство появлялись и исчезали, но мы своей деятельности не прекращали.

Одна еврейская организация решила провести в нашем кампусе диспут, направленный против нас. Мы узнали, что выступать будут два раввина. Наши шефы проинструктировали нас, как надо разговаривать с этими раввинами. Нам выдали перечень тех вопросов, которые будут затронуты на диспуте, а также варианты правильных ответов и реплик с места. Я знала всю Библию назубок и была готова опровергнуть те «ложные» объяснения, которые приведут раввины.

Никогда не забуду тот диспут. Я сидела в первом ряду вместе с другими евреями-христианами и готова была «сражаться за Христа».

К моему удивлению, оба приглашенных раввина оказались молодыми и симпатичными людьми. Но самое главное, они были по-настоящему умны. В ходе дискуссии они играючи опровергали один за другим все наши столь тщательно подготовленные аргументы. Чувствовалось, что аудитория симпатизирует им больше, чем нам. Очень скоро от наших хитроумных доводов не осталось камня на камне.

Особенно досталось одному моему коллеге по движению. Речь зашла о Спасении, и он заявил, что Спасения удостоится лишь тот, кто верит в Христа. Один из раввинов, он выглядел постарше, поинтересовался, означает ли это, что всякий, неверящий в Христа, отправится в ад. Получив утвердительный ответ, раввин спросил: «Меня это тоже касается?» — Мой коллега был готов к вопросу и решительно бросил: «Да, и Вас тоже». Но раввин просчитал на ход дальше. Его контрудар оказался нокаутирующим: «А как быть с шестью миллионами, погибшими в нацистских лагерях? Ведь эти евреи тоже не верили в Христа. Где они сейчас: в раю или в аду?»

Мой коллега растерялся и пробурчал что-то невнятное насчет принятия Христа в последний момент жизни. У него был совершенно жалкий вид. Что касается меня, то я была потрясена.

Другой раввин, помоложе, с приятной обезоруживающей улыбкой, тоже участвовал в разговоре. У него был доверительный стиль ведения беседы. Обращаясь к кому-то, он говорил так, будто тот его лучший друг, и он очень рад его видеть. Я уже сказала, что сидела в первом ряду. Так вот, обращаясь ко мне, он смотрел на меня, словно я интересую его как личность.

После диспута я отыскала его и попыталась продолжить наш спор. Но он очень спешил и сказал, что устал от обсуждения библейских стихов, добавив, что большинство наших христианских «доказательств» были опровергнуты еще много веков назад. Но если я захочу вернуться к настоящему иудаизму, то он готов отдать мне все свое время. А так у него нет желания, сил и терпения заниматься никчемными спорами. Перед расставанием он произнес несколько слов, которые не выходили из моей головы все последующие дни. Я никогда их не забуду.

Он сказал: «Разве три тысячи лет еврейской истории для тебя ничего не значат? Почему бы не познакомиться поближе со своей собственной религией, прежде чем обращаться к другим, менее древним? Согласен, древность не доказательство истины, но она достаточный аргумент для того, чтобы захотеть ознакомиться с системой знаний, которая для твоих соплеменников актуальна сегодня так же, как и много веков назад. В конце концов за твоей спиной стоят миллионы евреев, погибших, но не согласившихся перейти в христианство. Я не апеллирую к твоему чувству долга, но, помоему, тебе пора поговорить с настоящим евреем».

Ему даже не пришло в голову, что он и был тем настоящим евреем, с которым мне спешно надо было поговорить. В каком состоянии он меня оставил, говорить не буду. Я была ошарашена. Услышанное не давало мне покоя. Чем я лично обязана своей национальной истории и еврейским мученикам? Я решила во что бы то ни стало еще раз встретиться с ним.

Сначала я попыталась разузнать об этом раввине, но безуспешно. Он как в воду канул. Никто о нем ничего не знал и не слышал. Он вообще был из другого штата. Наконец, я собралась с духом и обратилась к тому парню, который организовал диспут, хотя в этом обращении, я так чувствовала, было что-то от признания моей неправоты — ведь все знали, какую роль я исполняла на диспуте. Организатора звали Дани; он был одним из немногих религиозных евреев, обучавшихся в нашем колледже.

Дани объяснил, что интересующий меня раввин живет далеко и, действительно, к нам больше не приедет, поскольку диспутов не планируется, да и на этот он приехал неохотно.

Я очень расстроилась, мне так хотелось поговорить с кем-нибудь. И Дани меня понял. Мы начали беседовать. И вдруг обнаружилось, что Дани такой же интересный человек, как и Грег, но совсем в другом плане. Он рассказал мне, что вырос, как и я, в нерелигиозной семье, но затем самостоятельно пришел к иудаизму. Я почувствовала к нему невольное уважение. Мне было интересно слушать, как он преодолевал трудности на своем новом пути, как ему приходилось объяснять своим друзьям, почему он не ест с ними и почему ничего не делает в пятницу вечером и в субботу до заката. Дани говорил со мной о Б-ге. Его слова показались мне более глубокими и мудрыми, чем то, что я слышала от своих христианских друзей.

Итак, я оказалась сидящей на двух стульях. Все мои лучшие друзья продолжали верить в Иисуса, но мне с каждым днем все больше хотелось вырваться из круга их интересов и мыслей. Я вдруг поняла, что скорбная жизнь Иисуса больше не привлекает меня. Я почувствовала себя еврейкой. Меня тянуло к еврейству все сильнее. Не к тому еврейству, которое преподносилось мне на вымученных уроках в еврейской школе, и не к тому, которое проявлялось в лицемерии родителей. Дани открыл мне глаза на подлинный живой иудаизм, о существовании которого я раньше не подозревала. Я вспомнила слова того приезжего раввина: «По-моему, тебе пора поговорить с настоящим евреем».
Наконец я приняла решение. Я сообщила своим друзьям-христианам, что покидаю их. И что вы думаете? В ответ они заявили, что я не понимаю, что говорю и делаю, потому что в меня вселился дьявол. Дескать, отныне я обречена на вечное проклятье. Вдруг все прежние разговоры о любви забылись, и они принялись всячески удерживать меня, применяя все способы, включая угрозы и запугивания. Я попала под их страшное давление. Но в результате, еще больше укрепилась в правильности выбора. Они сами оттолкнули меня, и я твердо решила дать шанс иудаизму.

Дани, с которым я часто встречалась в те дни, объяснял мне истинное значение иудаизма. Заодно он рассказал мне о молодежной религиозной группе, в деятельности которой участвовал, и однажды пригласил меня провести с ними уик-энд, то есть Шабат.

Я согласилась и, надо сказать, не разочаровалась. Молодежь пела, танцевала, то был настоящий праздник. Я бы назвала его музыкально-религиозным фестивалем. Молитвы этих молодых людей были наполнены жизнью и молодой энергией, — ничего общего с той занудной службой, которую проводили в моем христианском «храме».

Но самое неожиданное произошло вначале. В пятницу вечером перед молитвой, начинающей Шабат, ожидалось выступление раввина. Я пришла на беседу вместе со всеми, и можете вообразить мое удивление, когда я увидела того самого молодого раввина, с которым вела «спор» всего несколько месяцев назад. По-моему, он не узнал меня, а мне было неловко напоминать ему о нашей предыдущей встрече. И все же меня не покидало ощущение, будто я вернулась к себе домой.

Раввин начал выступление с проблемы наркотиков. Подняв тему получения удовольствий, он объяснил, что настоящее, глубокое удовольствие можно получить от общения с Б-гом, от молитвы. Честно говоря, первая моя реакция на такое заявление была негативной. Но уже на вечерней молитве я поняла, что ошиблась. Службу вел совсем молодой человек, фактически — юноша не старше шестнадцати лет, но если бы вы слышали, как красиво он вел мелодию. Казалось, что каждое слово молитвы исходит прямо из его сердца. Он как будто парил над нами. И тут я почувствовала, что тоже взмываю вверх вместе со всеми.

Тот Шабат стал для меня очень важным событием. Я многому на нем научилась, меня переполнили новые чувства. Вернувшись в колледж, я стала читать Шма утром и вечером и даже пыталась произносить благоСловения перед едой и после еды. Вскоре я вступила в клуб кашерного питания, действовавший при кампусе, а затем сделала первые шаги в соблюдении Шабата.

Можете считать меня наивной, но я действительно открыла для себя истину. Я еще никогда не чувствовала себя такой счастливой. Не знаю, как лучше выразиться, но мне кажется, что я нашла истинный путь к Б-гу.

Рав Арье Каплан


Обращение к Вселенской Церкви: "отпусти народ Мой!"
Гибнет народ от недостатка ведения...
 
ГалилеянкаОтправлено в: Воскресенье, 21 Августа 2011, 16:42 | Сообщение № 9

Администратор
Сообщений: 5413
C нами с 01 Июня 2006
Откуда: Израиль
Статус: Отсутствует
Вообще, если подумать, то это настолько омерзительно натягивать эллинистическую мифологию о богочеловеках, о божествах спускающихся "с Олимпа" на землю, о рождающих девственницах от богов - на иудейскую веру. Ничего страшнее и быть не может, по-моему. Попытки найти подтверждение этому в ТаНаХе смехотворны, особенно когда они основываются на искаженных переводах. Септуагинта переведенная на русский, это перевод перевода, испорченный телефон. Какие догматы можно на ней строить? biggrin (было бы смешно, если бы не было так cry грустно).

"В первобытной культуре Тайна и миф связаны непосредственным образом. Тайна закодирована в мифологии и ритуально воспроизводится в обрядах. Миф - это код Тайны. Обрядовые праздники - способ постижения Тайны. Тайна - неисчерпаемый миф, а любой миф - тайна. В эпоху неолита происходит смена матриархата на патриархат. Изменяется сознание людей, а вместе с ним и мифотворчество. Ядро мифологического мира эпохи матриархата составляли образы Богини Птицы, Богини Плодородия и др. На смену им формируется образ патриархальной общины богов, имеющую иерархическую системную организацию. Это отражает зарождающуюся социальную дифференциацию (у древних греков - жители Олимпа во главе с Зевсом). Женские божества отходят на второй план и получают новые роли: покровительство брака и семьи (Гера), честной войны (Афина) и др. Кроме того, боги "очеловечиваются", но в них по-прежнему присутствуют элементы животных. Появляются смешанные образы: Медуза Горгона, сирены и др.

Появляется героическая мифология, центральным образом ее является герой (бог или полубог-получеловек), который расправляется чудовищами, ранее пугавшими воображение человека (Тезей убивает Минотавра и др.).

Дальнейшее развитие практической мощи человека, рациональности сознания приводит к появлению в мифах людей - героев, которые борются против богов и побеждают их. Человек осознает свою власть над природой.

Следующий необходимый и закономерный шаг - превращение мифа в объект рационального познания, возникновение философии мифологии. Рационализация мифов приводит к их трансформации в частности, в формы фольклора. Одним из жанров фольклорной деятельности являются былины - устные народные рассказы. В них рассказывается о героических столкновениях простых людей со сверхъестественными существами. Одной из форм проявления единства рационального и мифологического становится религия, которая закрепляется с появлением письменности."


Это описание полностью соответствует христианству: начинается все с "богочеловека", который "побеждает врага (сатану, смерть, грех, диавола, бесов и т.д. - короче, все самое злое зло на свете)". Затем его сила передается его последователям, которые тоже борются с бесами и побеждают их (к слову, мы знаем об этом только на основании Нового завета, а в дальнейшем такая "власть" "вдруг прекратилась" у христиан, с чего бы это? smile ). Потом они определяют себе божество - триединый бог. Появляется иерархия - сперва отец, потом сын, а потом дух святой. Затем им даются определения типа "Бог есть любовь", ограничивающие божественность, что совершенно недопустимо с точки зрения иудаизма.

Потом возникают "священные писания", "богодухновенное и непогрешимое послание", в котором выводится костяк доктрины, который со временем обрастает всё большими и большими философиями, выводами, догмами и учениями. В него вплетаются народные мифы, былины, сказания многолетней давности, передаваемые изначально из уста в уста (опять же, испорченный телефон). И всё это образует религию.

Это чистой воды эллинизм! И он неприменим к Священному Писанию и вере иудеев.

P.S. кстати, греческая религия не существовала в письменном виде и могла меняться по воле местных властей. То же самое происходит и с христианством, которое постоянно меняет свои доктрины основываясь на некоем новоявленном авторитете.


Обращение к Вселенской Церкви: "отпусти народ Мой!"
Гибнет народ от недостатка ведения...
 
LouizaОтправлено в: Четверг, 09 Февраля 2012, 19:02 | Сообщение № 10

Участник
Сообщений: 1318
C нами с 22 Июня 2009
Откуда: Украина
Статус: Отсутствует
Лучше уж арабы…

Не спеши осуждать меня, читатель, за такой заголовок. Да, кровь льется в Израиле. Да, от рук безжалостных террористов погибают ни в чем неповинные люди. Да, голова идет кругом от нескончаемого насилия. Все так. Нас убивают…

Мы вправе обвинять арабский мир. В жестокости, тупости, ненависти. Но скажи мне, дорогой читатель, положа руку на сердце, готов ли ты обвинить арабов в лицемерии? Такое осуждение может звучать из уст только того, кто просто-напросто глух и слеп к тому, что известно всему миру. Разве скрывал Арафат свои планы, когда во всеуслышание призывал арабов сбросить евреев в Средиземное море? Нет, дорогой читатель, зеленая чума прет на нас с открытым забралом, во весь рост…

Но есть чума пострашнее.

Перед тобой выдержка из письма, написанного деканом богословской семинарии Дональдом Мак-Гэбрэном своему другу, ведущему миссионеру среди евреев, Филу Голбу в 1984 году. К тому времени церковь сделала только первые шаги на пути ненасильственного обращения евреев, и эти попытки терпели провал за провалом. Церковники стояли перед лицом полного фиаско: подавляющее число евреев, при одном только упоминании о церкви, кресте, амвоне, священниках – уходили в сторону. Уж слишком свежа была память о всех ужасах, совершенных против евреев за все столетия существования церкви. Христианам было очевидно, что вожделенной цели прежними методами не добиться.

И вот, в 1972 в Тайланде и Швейцарии прошли две специальные конференции, решавшие только одну заветную задачу: выработать новые эффективные подходы для обращения евреев в христианство.

Тогда-то богослову Дональду Мак-Гэбрэну и пришла в голову идея нового решения: «Дорогой Фил, - писал он, - Я все больше убеждаюсь, что решением является «мессианская синагога». Евреи должны иметь возможность становиться христианами, при этом оставаясь евреями, то есть внешне сохраняя соблюдение традиций их отцов. Американцы из Швеции хранят свои шведские традиции. Американцы из Китая хранят свои китайские традиции. Евреям-христианам нужно дать возможность говорить о себе: “Я – еврей. Я хожу в синагогу. Я готов пригласить вас в свою синагогу, где мы встречаемся в пятницу вечером”. Те, кто посещают ее, должны чувствовать себя как дома. Пусть песнопения ведет кантор. Пусть мужчины носят маленькие ермолки. А вместо Библии пусть выносят свиток Торы и кладут его на кафедру. Короче, Фил, мы должны дублировать каждый аспект богослужения в синагоге…»

Вот так начинался большой христианский обман нашего времени. Последующие за этим письмом конференции миссионеров подхватили этот изобретательный маркетинговый прием. Результаты, мы знаем, только подтвердили: Мак-Гэбрэн оказался дьявольски прозорлив.

И потому улыбающийся миссионер во сто раз опаснее любого араба-самоубийцы. Террористу надо убить наши тела. Миссионеры убивают наши души.

Они расскажут тебе, что Иисус был евреем, апостолы были евреями, а потому принять Иисуса – самое еврейское дело. Они не скажут тебе о кресте, о крещении, о церкви. Зачем будоражить старые раны? Ведь под крестом, от руки церкви, под угрозой крещения они убивали наших предков. Есть другие слова: древо, миква, собрание верующих. Невинно, безопасно, «кошерно». Только не услышишь ты от улыбающихся охотников за еврейскими душами, того, что сказал их вождь о евреях, верных Торе: «порождения ехиднины», «отец ваш - дьявол», «всех врагов моих (то есть, нас с вами, дорогой читатель) приведите и избейте предо мною», «участь их в геенне огненной».

Стоит ли им секретничать с нами о той непреходящей ненависти, что питает церковь, к нам, евреям? Если и стоит, то потери $170 миллионов ежегодного бюджета, который миссионеры получают за свои улыбки и «любовь» от крупнейших евангельских общин США.

Миссионеры свято следуют завету Павла: «С иудеем, как иудей; с обрезанным, как обрезанный, … чтобы приобрести хотя бы некоторых». Вот уж апофеоз лицемерия!

Вот почему Греко-Православная церковь поспешила отречься от отца Атала Хана, пресс-секретаря этой церкви в Иерусалиме. Ведь, будучи верным учению Нового Завета, он открыто выступил в поддержку арабских терактов: «Все палестинские группировки должны продолжать интифаду против израильского варварства. Церковь поддерживает палестинское сопротивление… Мусульмане и христиане есть одно целое!»

Круг замкнулся. Правда – не иголка в стоге сена, как не скрывай ее. А потому, скажи мне, читатель, кто опаснее: кровожадные арабы, или улыбающиеся миссионеры?

Моше Фундо


Я могу только предоставить Вам информацию. Убеждения Ваши Вы должны формировать сами.
 
LouizaОтправлено в: Пятница, 10 Февраля 2012, 13:06 | Сообщение № 11

Участник
Сообщений: 1318
C нами с 22 Июня 2009
Откуда: Украина
Статус: Отсутствует
Quote (Louiza)
Моше Фундо

Насколько я поняла из его статьи , то он высказывает мнение светских евреев., т.к. нет ни одной ссылки на ТаНаХ .
Ведь не все евреи ,проживающие в Израиле , придерживаются повеления "...и расскажи сыну своему...". Статья ,конечно, однобокая, с перегибом. Потому-то я её и выставила на обсуждение.
Она была выставлена на одном из еврейских форумов. Комментариев не последовало. Раз молчат - значит нет вопросов.Согласны.

**************

Современный конфликт между светскими и религиозными израилитянами в своей основе - это иудео-христианский конфликт: он в большей мере отражает противостояние Эсава и Иакова, нежели Йосефа и Рувена. Однако благодаря самой этой абберации, благодаря тому, что противостояние Йосефа и Рувена наложилось на противостояние Эсава и Иакова, напряженность современного внутриизраильского конфликта весьма значительна.

Ничем выдающимся не отличаясь от своих европейских единомышленников, израильские интеллектуалы тем не менее причисляют себя к еврейскому народу и приписывают многие свои взгляды своим еврейским корням. Однако именно тот факт, что они ощущают себя евреями, возбуждает в них ту полыхающую ненависть ко всему "фольклорно" еврейскому, от которой шарахаются (после Гитлера) европейские либералы. Еврейские антиклерикалы как бы чувствуют ответственность за бездумный партикуляризм своих религиозных собратьев и мучительно стесняются их.

Впрочем, раскол по этой линии возник в еврейском народе не сейчас и не в Израиле, а уже два столетия назад и в Европе. В 1899 году один из родоначальников социал-сионизма Нахман Сыркин писал об эпохе эмансипации: "Если до того Израиль в собственных глазах был венцом творения, избранником неба и истории, то теперь народ гетто начал так себя презирать в душе и над собой насмехаться, как до того не смели делать злейшие из его ненавистников. Еврей из гетто с гордостью и полным самосознанием выставлял на виду у всех свое еврейство - разговорным языком, одеждой, образом жизни и обычаями; эмансипированный же еврей стремился к тому, чтобы с корнем вырвать из души еврейство".

В любом случае важно понимать, что за нынешней пресловутой еврейской "ненавистью к себе самим" стоят не только национальные комплексы, за ней стоят века взаимного иудео-христианского отчуждения.

И сегодня, когда христианский мир пересматривает свое традиционное отношение к иудаизму, когда он не только отказывается от былой претензиии "обратить" Израиль, но и начинает видеть в "уменьшении плоти" евреев знак вечного и самоценного завета - сегодня израильским верующим и израильским "антиклерикалам" также впору было бы взглянуть на свой конфликт другими глазами.

Как бы то ни было, но преодоление "внутренней" стены непонимания между светскими и религиозными евреями по-настоящему возможно лишь в более широком контексте переосмысления "внешних" взаимоотношений иудаизма и христианства, не только предшествующего секуляризму, но и послужившего его духовной основой.
( Арье Барац )


Я могу только предоставить Вам информацию. Убеждения Ваши Вы должны формировать сами.
 
СабаабаОтправлено в: Понедельник, 13 Февраля 2012, 19:47 | Сообщение № 12

Постоянный участник
Сообщений: 374
C нами с 27 Декабря 2009
Откуда: Израиль
Статус: Отсутствует
Дорогая Louiza!

Quote (Louiza)
Она была выставлена на одном из еврейских форумов. Комментариев не последовало. Раз молчат - значит нет вопросов.Согласны.

Может быть, что и вопросы есть, и не согласны...

Бывают такие темы и такие ситуации, когда просто нет сил уже говорить... И нет уверенности, что тебя поймут...


Еврейская душа похожа на звезду за тучами. В нее не верят, а она светит.
 
Бейт-мидраш / Дом учения » ИУДАИЗМ VS ХРИСТИАНСТВО » Павлинизм » Еврейская Тора и христианские миссионеры (р. Арье Каплан)
Страница 1 из 11
Поиск:
Функции форума
Ленточный Вариант Форума  |  Правила поведения  |  Участники  |  RSS Лента  |  Поиск по Названиям Тем

Предупреждение: данный форум строго модерируем. Проводятся постоянные ревизии, чистки, а также удаляются устаревшие и потерявшие актуальность темы.

Цветовая маркировка групп: Читатель ~ Участник ~ Постоянный участник ~ Администратор

Поиск по всему сайту


Форум основан 1 июня 2006 г.
Хостинг от uCoz